Rambler's Top100
2011-02-14
odri

Сплетая судьбу из случайных событий
"Роковые страсти". Глава 2


  Предыдущая глава

  Глава вторая 

  Чаровница Мятежная катила чемодан по каменному полу коридора, ведущего от летного поля, к выходу в зал прилета - коридор казался бесконечным, как обычно бывало, когда она знала, что ее никто не встречает.

  Встречающих было много, они давили телами металл турникета, пытаясь среди потока пассажиров увидеть своих. То и дело она слышала радостные возгласы, как люди бросаются друг к другу и застывают в объятиях, что-то шепча, гладя друг друга по плечам, головам, лицам.
  Ее всегда трогали эти сцены - соединение разлученных.

  Но сейчас она хмуро взирала на посторонних людей, эгоистично сердясь на их радость, лица казались ей серыми, как цвет неба, окружающие звуки тонули, словно в вате - она была недовольна собой, недовольна Филиппом, недовольна сыновьями, не понимавшими или делающими вид, что не видят разлад между родителями.

  Чаровница прислушалась к себе, что-то пикало, явственно пикало... телефон! Она была разлучена с ним 10 дней! Почти невозможно представить, что она прожила 10 дней без телефона.

  Это было условие Филиппа: если они едут вместе с детьми на отдых, то Чаровница должна позабыть про телефон. Она почему-то согласилась, хотя отличалась строптивостью.

  Может, потому и уступила, потому что удивилась. Филипп никогда не удивлял ее, он был предсказуем, как счастливый конец «мыльной оперы»: всегда хороший отец, заботливый муж, ответственный владелец компьютерной фирмы.

  Но, уже при приземлении, Чаровница включила телефон, который заблаговременно зарядила, тайком от мужа. Впрочем, можно было и не прятаться: отдых не удался настолько, что Чаровница, не выдержав, сбежала от семьи, предложив это, фактически, сама, а Филипп и не подумал оспаривать этот импульсивный всплеск Чаровницы – решение покинуть их, не дожив в арендованном коттедже неделю.

  Если ее спросить: что случилось, она и сама не ответит: они не ссорились, просто молчали, устав от взаимных претензий и непонимания, уносящего их друг от друга, словно стремительное течение.

  Их сыновья, с раннего детства, были приучены к самостоятельности. Они быстро нашли друзей - среди других семей, арендовавших такие же коттеджи, стоящие кругом на опушке густого красивого леса. Дети, вместе с взрослыми, организовали отряд следопытов, и пропадали целыми днями в лесу, строя шалаши, рассматривая разные замысловатые коряги, закапывая «клады», рисуя планы, подкидывая, их друг другу.

  Чаровница надеялась, что они с Филиппом... Свободные от беспокойства за детей, забот о приготовлении пищи и проверки уроков, от работы и, главное, от бесконечных звонков, постоянно срывающих ее с места, что всегда злило мужа - при отсутствии этих разъединяющих помех - они смогут вернуть теплоту и доверие в их отношения.

  Когда за сыновьями в 7 утра приходил дежурный по отряду, и мальчики, без уговоров и нытья, вставали и через пару минут исчезали, кто-то из родителей - кто быстрее просыпался - Чаровница или Филипп, запирали за детьми дверь и возвращались в теплую постель.

  Но дальше не происходило ничего. Если Филипп спал, то он не просыпался, как бы его не тормошила Чаровница. А если это он запирал двери, то возвращался он в спальню только для того, чтобы захватить свое одеяло, подушку и книгу. После чего уходил в большой холл, который был одновременно и гостиной, и кухней, и прихожей, укладывался на диван и читал.

  Он, явно, давал понять, что они - только родители, но не супруги, друзья и любовники, как это было всегда.

  Чаровница пыталась говорить с Филиппом. Он не уходил от разговора, но и не смягчался. Она оставила его в покое, зная, что, задумав, тот доведет задуманное до логического конца, а она об этом узнает, рано или поздно. Да и не хотелось ей ничего узнавать, ей давно было скучно в браке и интересно на работе, а что-то менять в своей жизни или меняться самой - на это, как она считала, не было сил и времени.

  Теперь она схватила телефон, торопливо нажала на «сообщение» и прочла:

   «Срочно звони. Костя, Маша»

  Едва прочитав эти несколько слов, Чаровница заметила, как мир изменился, заиграл красками и звуками не для других, как было за секунду до этого, а и для нее тоже.

  Возможно, просто отложило уши после полета, и солнце заглянуло сквозь стеклянные стены зала. Но, скорее всего, это сообщение спровоцировало мощный выброс адреналина в кровь: Чаровница почувствовала откуда-то взявшуюся бодрость, настроение, и нарастающее, всегда новое и радостное, возбуждение от сознания предстоящей работы.

  Она так соскучилась по работе, по ежедневному напряжению и головоломкам, она просто не знала, чем ей заняться все эти 10 дней: пыталась читать, вязать, слонялась по лесу, собирала ягоды, тут же их съедала, наблюдала за играми подростков и взрослых, удивляясь, как им может быть интересно вместе.

  Работа - это был ее самый главный и непреходящий интерес. Она не могла представить себе никакого другого занятия, кроме того, которое у нее. Но она всегда отличалась скудостью воображения, когда надо было что-то представить в плане смены работы. Обычно ее к этим потугам принуждал Филипп:

  - Я так устал бояться за тебя, - говорил он Чаровнице, в который раз пытаясь повернуть семейную лодку не против ветра, а по ветру.

  Но Чаровница виновато опускала глаза - ей стыдно было признаться, что ей, кажется, все равно, что чувствует Филипп. Ее задача - помочь обществу очиститься от скверны преступности, и, если, такой умный и умеющий зарабатывать серьезные деньги, ее муж, Филипп, не понимал подобной аксиомы жизни своей жены, то ей, вероятно, ничего не оставалось, как оставить Филиппа в покое с его непониманием и страхами за нее.

  Она снова услышала голос Филиппа - тихий, укоряющий, должный вызвать, если не чувство вины, то понимание:

  - Ну, подумай о наших мальчиках, они же растут, практически, без матери.

  - А разве мальчикам не важнее отец? Я всегда читала и считала, что мальчикам важнее отец, чем мать, тем более такой идеальный отец, как ты.

  - Ну, да, и такая непутевая мать, как ты.

  - Знаешь, я - не непутевая мать, а обычная женщина, увлеченная своей работой. Дети мной гордятся, и мне это приятно.

  - Да, только работа у тебя, необычная для женщины с двумя детьми, а дети должны любить свою мать, чувствуя ее любовь и присутствие в их жизни, а не гордиться отсутствующей мамой- сыщиком.

  Эти разговоры всегда заканчивались по- разному, только в этот раз она вдруг сказала то, что давно думала, долгие 10 дней мучительного безделья:

  - Ты - прав, и, что? К чему ты это говоришь сейчас? Я не понимаю, зачем… Ну, ну, хочешь, я уеду?

  Она выпалила это, и сама испугалась того, что сказала. Разговор происходил в небольшом домике, в заповеднике, уникальном, надо признаться, месте, на стыке границ двух, когда-то родных, государств, домик они арендовали заранее, за полгода, и радовались вместе, но это было тогда, полгода назад, а не теперь.

  - А что изменится от того, что ты уедешь или останешься? Ты не общаешься ни со мною, ни с детьми, ты бродишь, как тень по лесу, думаешь, я не вижу ничего?
  Я готовлю детям бутерброды в походы, играю с детьми по вечерам, сушу их вещи после очередного дождя...  Черт побери, я не понимаю, я что, меньше тебя работаю? Или мало зарабатываю? Или ты зарабатываешь в нашей семье, и это твоя работа позволяет нам ездить на отдых в подобные райские места, о которых другие и не слыхивали?

  Филипп развел руками, обнимая воздух, словно предлагая ей убедиться в исключительности ее положения.

  Чаровница промолчала.

  А он не мог остановить поток обвинений, что было совсем на него не похоже:

  - Ты никогда не поинтересовалась, есть ли у меня чистая рубашка или носки.
  
Она не приняла упрек и отпарировала:

  - Но за этим следит Ира.

  - Да, спасибо я зарабатываю на домработницу.

  - Что же ты хотел? Чтобы я сидела дома и гладила твои носки и рубашки?

  Она думала, что переведет разговор на несерьезные рельсы, как часто бывало, но не удалось:

  - Носки гладить не обязательно, а от рубашек, проглаженных рукою жены, я бы не отказался, - ледяным тоном отрезал Филипп.

  Чаровница вздохнула, поняла, что проиграла:

  - Ладно, примирительно сказала она, - пошли, поплаваем, солнышко такое чудное, грех ругаться.

  - А думать только о работе, вместо того, чтобы просто поговорить с детьми, поинтересоваться, чем они живут, хотя бы в отпускное время, это - не грех?

  - Знаешь что? - Филипп решительно подошел к шкафу, распахнул дверцы, достал чемодан и бросил ей под ноги, он не рассчитал силу броска - чемодан больно ударил ее по ноге, «приземлившись» рядом.

  Она ойкнула от неожиданности и боли.

  - Ты, пожалуй, права, я хочу, чтобы ты немедленно уехала и занялась своей работой. Там, точно, подоспели парочка краж белья с веревки у соседей или, вдруг тебе повезет? Убийство?

  Он дурашливо округлил глаза, приложив палец к губам.

  В другой раз Чаровница  бы оценила юмор и рассмеялась, но сейчас тон Филиппа был неприятен.

   - Филипп, ты хорошо подумал? - спросила она, прямо глядя в глаза мужу. 

  Он избегал смотреть на жену, его взгляд сверлил чемодан:

  - Я совсем не думал, - закричал он так, что зазвенело в ушах. - Я не могу думать больше, я хочу определенности и покоя.

  Он резко замолчал, сбавил тон, и, по-прежнему не глядя на нее, закончил:

  - И еще - я хочу правды.

  Продолжение

  odri (Евросоюз)

Читать с самого начала 

Предыдущие публикации этого автора:

Своя постель. В гости к Гамлету

Своя постель. Франция, Прованс; один день по горным городкам. Часть 1.

 

Своя постель. Франция, Прованс; один день по горным городкам. Часть 2.

Сплетая судьбу из случайных событий. Женская дружба.

Сплетая судьбу из случайных событий. На Сицилию со своим самоваром.
 
Сплетая судьбу из случайных событий. Незваное дитя

Сплетая судьбу из случайных событий. Лика и Берн.

Милые бранятся - только тешатся.

Как мы не открыли итальянский ресторан.

"Чужих людей соединенность"...

Две реальные истории супружества, где жены старше своих мужей на 12 и 20 лет. Ответ на письмо «leebrasss: Если он младше...»

История Альбины. (Правдивая история с вымышленными именами про мужа-иранца и жизнь с ним в Дании).

Вечное, нескучное. А любите ли вы Вуди Аллена, как я его люблю?

История одного виртуального знакомства.

Мне повезло: я живу в стране, где люди озабочены своим здоровьем.

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
Copyright (c) 1998-2022 Женский журнал NewWoman.ru Ольги Таевской (Иркутск)
Rating@Mail.ru