Rambler's Top100
2009-10-05
odri

5 октября 2009 

Второй конкурс мужских масок (пишут дамы)
Главная страница ВТОРОГО "мужского" конкурса
Итоги голосования за все работы этого конкурса !
 

      Odri (Дания): «Степа: Как мы не открыли итальянский ресторан».
      (Итоговый балл:
2240). 4 место.

      I.
      Как говорит моя жена Тося, я - не дурак покушать. Это она не о себе, а обо мне, конечно. А я соглашаюсь. Я, вообще, по жизни не дурак, был бы дурак, мне б не досталась Тося.
      Ее зовут-то не Тося, а Антонелла Ботичелли. Во как! А Тосей ее бабушка зовет, Варвара Петровна. Ну, и все остальные за ней.

      Как вы поняли, Тося - полуитальянка. Ее мать уехала из России много-много лет назад, что и как там происходило - никто до сих пор не знает, уже и дергать Варвару Петровну давно все бросили - молчит или говорит, что ничего не знает. Знает, конечно, как иначе появилась в ее жизни Тося? Но это история для другого рассказа или даже романа.
      А моя задача - о себе рассказать и своей любви к итальянской кухне.

      Я по специальности повар-кондитер. Тося - хороший серьезный аудитор, так что работать приходится много, ну, и зарабатываем, конечно…

      У нас с Тосей давно была мечта: свой ресторанчик открыть. Но, пока суть да дело, решили мы поехать в Италию, ознакомиться, так сказать, с предметом. Мы хотели поработать бесплатно, поучиться, поэтому надо было нам выбрать курортное местечко - чтоб не просто рестораны были, а еще и клиенты в них присутствовали, чтоб, значит, мастерство местных поваров в действии увидеть. А то в новостях, вот, показывали недавно - все кафе по всей Европе пустые - кризис, значит.

      И тут нам помогла Варвара Петровна - загадочная женщина. Мы уже 5 лет, как женаты с Тосей, и живем вместе с Варварой Петровной в ее квартире на тихой улочке в старой части нашего большого шумного города. Она все больше молчит да за нами ухаживает. Если и говорит, то только о правнуках, которых бы хотела понянчить, как можно скорее. Да я, в принципе, и не против. Это Тося моя не хочет. Пеленки, говорит, распашонки - не, говорит, не тянет.
      А Варвара Петровна с ней никогда не спорит. Погладит ее по голове после завтрака, за которым мы, например, об этом говорили, вздохнет и скажет:

      - Не убирайте ничего, ребятки, я сама. Бегите уж, а то у меня сериал начинается через 15 минут, не путайтесь под ногами.

      С понятиями, в общем, хоть и женщина преклонных лет.
      А сериалы в утренние часы - одна из ее маленьких слабостей, как она сама это называет.  

      И вот эта наша Варвара - божий одуванчик - оказывается вдруг женщиной не просто со связями, а со связями за границей, она, оказывается, по-итальянски так свободно говорит, как я - по-русски. Она, оказывается, и сама в Италии много лет жила, а потом вернулась в Россию с маленькой Тосей. А в Италии у нее остались друзья, с которыми она, получается, тайно поддерживала контакты?

      Но я не смею задавать никаких вопросов. Я знаю свое место.

      - Если хочешь поехать в Италию, иди и паспорт делай, - сказала мне сухо Варвара Петровна в один из дней.
      - А Тося? - не удержался я. Я всегда думаю сразу про двоих - про себя и Тосю, так у меня с детства пошло, когда мы с Тосей встретились в старшей группе детского сада. Я был новенький, меня из деревни от бабушки привезли за год до школы, чтоб, значит, попривык к городской жизни. А тут - Тося. И все. Пропал я, с тех самых пор.
      И вот спрашиваю я, значит, Варвару - божьего одуванчика:
      - А Тося?
      Она как глазом сверкнет - они у нее черные, как уголья, глянет - не обрадуешься, как прожжет:
      - Про Тосю не беспокойся, ей надо итальянский паспорт выправлять - это уж моя забота.

      Стою я себе, в своей теплой огромной кухне в кафе "Ладное место", где мой друг Витек хозяином, а я - поваром или, как Витек меня по западному кличет: кок. Стою, крошу лук на луковый пирог - его надо шинковать очень медленно, специальным ножом и специальным приемом: сначала слева-направо, потом - справа-налево и горку лука придерживать левой рукой, как бы накрывая, но и на нож тоже слегка давить, тогда луковая крошка получается какой надо, и в пироге чувствуется вкус, но не чувствуется сам лук, его не все любят на зуб-то пробовать. Но это уже из моих секретов поварских.
      В общем, стою я и крошу лук, задумался, не заметил, как Витек подошел:

      - Степаныч, - это он меня так зовет, - меня Степой зовут.
      - Степаныч, - спрашивает Витек, - чего это ты мне инвентарь портишь?

      Я очнулся от своих мыслей и вижу, что ножом-то я по пустой доске уже давно стучу, а луковая горка в стороне. Во, как задумался.

      От Витька у меня секретов нет: он мою идею поддерживает, так как ценит мой талант и считает, что я - повар от Бога. Он, вообще, Витек, образованный, МГИМо закончил, умный, но в дипломаты не пошел, а пошел в бизнес:
      - А что мне делать было? - спрашивает он, когда слышит удивление своим выбором:
      - В Африку я ехать не хотел - Люська моя ребенка ждала, а другого, кроме Африки, мне предложить не могли.

      Тоже секреты любит. Ну, и ладно. Я - не любопытный, за то меня и ценят многие, не только за умение готовить.

      И Витeк мне сказал:

      - Поезжай, поучись. Hе знаю, чему научишьcя, но дурь с рестораном из твоей головы выветрится точно. А мне это только на руку. Мне, повар, думающий о своем собственном бизнесе, не нужен, он мне заранее конкурент, а тебя заменить не так легко, сработались мы и сдружились.

      Что правда - то правда.

      Короче, дал он координаты своего туристического агентства, которое ему всегда хорошие и дешевые чартеры предлагает. Оно же, это агентство мне и паспорт взялось сделать.

      Через месяц мы с Тосей были в Таормино.


      II.
      В маленьком пансионе нам нашлась комнатка.

     
      

      A в маленькое кафе на улице нас взяли работать.
      Денег нам не обещали, но можно было питаться, и с собой домой кое-чего из холодильника брать, с разрешения хозяйки, конечно. Она-то и оказалась старинной подругой Варвары - божьего одуванчика.
      Кем работать, спросите? Да кем придется. И продукты привезти, если надо, и в вечерние часы на обслуживании гостей поработать, так как народу в кафе приходящего оказалось неожиданно много.

      

      
К кухне не допустили. Готовить, в смысле, как я думал и ожидал.
      Грустно, конечно, но хоть смотреть не запретили, как и что делается, уже хорошо.
      А посмотреть было на что. Одной разновидности паст было около 20. Паста - это макароны по-нашему. Их делают с самыми разными соусами: мясными, рыбными, грибными, а еще делались пасты с разными дополнительными, как бы у нас сказали, гарнирами: морепродуктами или овощами, или чечевицей, например. Но они, макароны, разной толщины, формы и техники изготовления. Поскольку запомнить трудно - спагетти, фетуччини, тартолини, тертоциано, гноччи и т.д. - то их коротко и ясно называют: паста.
      И - баста, как говорят итальянцы.

      В общем, мне об этом можно книгу писать - я был вроде в своей тарелке, только ”тарелка” та была совсем и не моя, а Лючиина, а Лючия не собиралась мне помогать ничем, особенно в том, чтоб научить чему-нибудь, кроме: "подай- принеси". 
      Но я - парень терпеливый. Знаю с детства, что терпеливые получают всё в свое время, "Надо только выучиться ждать", как поется в моей любимой песне.
 
      Вы, конечно, скажете - во, заливает - по туристической визе на месяц прямо в ресторан в центре Таормино работать взяли. Виза-то у нас была туристическая, а, значит, работать нельзя. 
      Всего рассказать не могу, сам до конца не понял. Мы сходили вместе с Лючией, хозяйкой кафе, в мэрию, на прием к местному бургомистру, он был ее одноклассник и давний поклонник, как она сказала. Oн, улыбаясь и радостно потирая руки, дал нам разрешение на ознакомление с премудростями приготовления сицилийских блюд. Просто так, без всяких проволочек: 

      - Сицилийцы любят гостей и умеют их принимать, - сказал он, пожимая нам руки на прощание. 


      III.
      Проработали мы дней 10, и Тося заскучала. Она устала вставать в 5 утра, мыть полы в зале, бегать с тарелками: три - на одной руке, три - на другой. Она скучала по своему кабинету, уважительным клиентам и компьютеру. 
      Итальянский язык у нее "пошел" почти сразу, словно она всегда жила среди местных и не приехала из России - это для меня было просто... как очередное удивление моей женой. Она не перестает удивлять меня всю жизнь. 
      Я больше помалкивал, улыбался, старался что-то отложить в память, на потом. Такой я основательный человек. Не быстрый, одним словом. 

      Наши мечты о ресторанчике становились все бледнее и бледнее, видя как крутится Лючия. Она приходила первая, уходила последняя. Она постоянно куда-то звонила и уезжала. Вечерами сидела за одним из столиков, между клиентами, со своим компьютером, вполглаза считая расходы, но в три уха слушая, что народ говорит о ее кухне и ценах. 

      Иногда мне удавалось кое-что заснять, редко, правда.

 
      Лючия, например, не разрешила мне заснять ни одного ее десерта или выпечки. 
      Я забыл сказать самое главное, что все готовила она сама, Лючия. Долго и разборчиво, поэтому время ожидания у гостей растягивалось на час между антипастой, как итальянцы называют закуски и салаты, и первым главным блюдом - примо, а еще у них есть второе главное блюдо - секундо, а потом еще десерты, разные сладости, которые итальянцы называют дольче, а потом еще кофе, и знаменитый сицилийский цитрусовый ликер - лимонеллo или мандарино.
      В общем, тоже не дураки покушать. Наши люди.
      Ликер мы обычно подавали в крохотных рюмочках на подносе вместе со счетом - он был бесплатно, за счет заведения, как знак уважения к гостям.  

      

      (Это мы с Тосей уже в аэропорту купили, подарок Варваре Петровне.)


      IV.
     Через пару недель совсем грустно нам стало: дожди залили Таормино, ресторан стоял пустой, Лючия была злая и молчаливая, мы с Тосей - напуганные и осторожные. 

      И только Марсело и Кончита - сын Лючии и его невеста, работающие вместе с нею в кафе, были всегда веселы и рады друг другу и нам.
      Это их фото я сделал в последний наш рабочий вечер.

      

      Пробыли мы на Сицилии 17 дней.
   

 
      V.
      Мы прилетели домой, и по дороге из аэропорта в такси моя Тося вдруг сказала:
- А знаешь, Степа, не будем мы, пожалуй, ресторан открывать пока. Мне не до того будет, в декрет, наверное, идти придется...
      Она вздохнула и отвернулась к окну.
      Я не знал, что мне отвечать ей - радоваться или подождать. Я всегда сначала думаю, прежде чем сказать.

      Но тут позвонил Витек:
      - Ну, Степаныч, класс, что ты приехал! Фоток-то наделал? Нy, супер. Завтра встречаемся, если понравится мне, то снова поедешь в Италию, но теперь со мной, ха-ха! Я тут подумал на досуге, а ведь твоя идея итальянского ресторанчика не так и плоха. Курсы найду самые лучшие тебе, оплачу не поскуплюсь, ты меня знаешь. Оборудование закупим, есть у меня один парнишка в Палермо, поможет. Я под тебя новый ресто открою, не чета этому. Обижен не будешь.

      Все, давай, некогда мне… 

      Ночью мне снился маленький карапуз. Он сидел на руках у Тоси, а она улыбалась своей улыбкой неземной красоты…




*  *  *

Редакция: Уважаемые читатели! Пожалуйста, проголосуйте за эту конкурсную работу, поставив одну из оценок автору мужской маски. В вашем распоряжении любая из 10 оценок: 10, 20, 30, 40, 50, 60, 70, 80, 90, 100. Оценку надо ставить только один раз одному автору, на видном месте - в начале вашего комментария к этой работе, а не внутри текста комментария. Нельзя ставить +100, 100+. Обязательно пишите именно так: «Оценка 10», «Оценка 100» (или: 20, 30, 40, 50, 60, 70, 80, 90). Никаких 25, 45, 66 и прочее.

Главный критерий оценки – насколько талантливо данная дама под мужским ником сумела написать в мужском стиле. Ник каждой дамы-автора рассекретим во время объявления итогов конкурса.

Окончание голосования – 23 октября 2009 (пятница), вплоть до закрытия комментов на выходные. Итоги будут объявлены 26 октября 2009 (понедельник).

По поводу обсуждений масок в комментариях – обсуждайте, гадайте, восхищайтесь и критикуйте, но не забывайте при этом ставить оценки! Победит тот автор-женщина, которая наберет в своей ветке наибольшее суммарное количество баллов! Победитель получит знак отличия возле своего клубного ника – кубок «Победитель конкурсов». Кубок дается один раз, вне зависимости от числа конкурсных побед, так что если дама-победитель уже побеждала в каких-то конкурсах ранее, у нее возле ника так и останется 1 кубок.

Авторы могут голосовать за свои произведения и комментировать их - для того, чтобы создать дополнительную интригу в разгадывании авторства, но голос автора при подсчете итоговых баллов за его работу учитываться не будет.

Прием конкурсных работ во 2-й конкурс масок завершен. 

 

Второй конкурс мужских масок (октябрь 2009)
Список всех конкурсных произведений:

1. "Luis: Еще один фрэш-сонет. Размажу я свои мозги о стену"

2. "Старый самурай: Хренова ревность"

3. «Александр: Сонет»

4. «Ковбой: Милые бранятся - только тешатся»

5. «Мигель: Не только москвички стервы…»

6. "Веселый Роджер: Фламенко на берегу Дубны»

7. «Степа: Как мы не открыли итальянский ресторан»

8. «Dmitriy: Зарисовки из жизни. Дашка»

9. «Ritter: Спокойной ночи»

10.«ProstoMan: Альфа»

Предыдущий конкурс:
Первый конкурс мужских масок (сентябрь 2009): http://newwoman.ru/letter.php?id=3110

 

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
войдите или зарегистрируйтесь для добавления темы
анонсНовогоднее платье 2019
анонсМодная женская обувь Осень-Зима 2018/2019 - главные тенденции, фото
анонсЖенские осенние туфли 2018 - самые модные модели
анонсОсенняя мода 2018: вязаные шапки, береты, шляпы с модных показов - 93 фото
анонсЖенское пальто Осень-Зима 2018/2019 - тенденции
анонсОфисные деловые платья осеннего сезона 2018 - разбор тенденций и фото
анонсКаталог причесок
анонсПрически и стрижки, которые омолаживают и скрывают возраст
анонсИгры для взрослых
анонсМодные летние сарафаны 2018 - фото
Copyright (c) 1998-2018 Женский журнал NewWoman.ru
Rating@Mail.ru