Rambler's Top100
2009-12-14
my_spring

  КОНКУРС НОВОГОДНЕ-РОЖДЕСТВЕНСКИХ РАССКАЗОВ  ДЕКАБРЬ 2009
Итоги конкурса по всем представленным работам 

my_spring (It_is_life): "Разминулись..."

Баллов: 2760. 5 место.

Москва, Новодевичий монастырь, 1524 года. Вид со стороны пруда


      31 декабря Глеб проснулся позже обычного. Спешить было некуда. Последний день года Глебу предстояло провести в одиночестве. Рождество, по традиции, он встретил в небольшом провинциальном городе, где в теплом родительском доме собралась вся их большая семья. А вчера Глеб вернулся в Москву. И хотя в запасе оставалось еще пара дней отпуска, молодой человек не решился откладывать отъезд. Погода сейчас ненадежная, того и гляди - увязнешь в дороге. В конце концов, Новый год – не такой уж и важный праздник, лишь отзвук Рождества… Глеб снимал небольшую квартирку в районе Новодевичьего монастыря. Квартирка была не плохая – гостиная, спальня. Далековато, конечно, от центра. Но апартаменты в центре первопрестольной Глебу были не по карману. Он окончил университет лишь несколько лет назад, и хотя имел хорошие перспективы, пока по службе далеко не продвинулся.

      31 декабря Елена вернулась из офиса уже к полудню. Вот уж нелепый день! Из-за каприза шефа, не пожелавшего объявить этот день выходным, Елена застряла в Москве и не попала на Новый год к родителям. Билет на самолет был лишь на второе число. А значит, главный праздник года ей придется встречать в одиночестве. Друзей в Москве у Елены не было. Она жила здесь лишь несколько месяцев и не то, что друзьями - приятелями пока обзавестись не успела. Такова жизнь мегаполиса: при броуновском движении трудно вычислить родство душ… Елена снимала квартиру в районе Новодевичьего монастыря. Эта квартира стала для девушки настоящим подарком судьбы. Такие офисные провинциалки, как Елена, снимают жилье исключительно в дальних спальных районах, если не в Подмосковье. Аренда квартир в центре столицы им просто не по карману. Но сестра шефа, владелица этой двухкомнатной сталинки, отбывала по контракту за рубеж на год. Пускать левых постояльцев в свое гнездышко она не хотела. Оставлять квартиру без присмотра – тоже. И, присмотрев скромницу Елену в офисе брата, решила, что это просто идеальный вариант. Везучая провинциалка оплачивала лишь коммунальные счета.

      Глеб заварил крепкий чай и, прихватив кусок колотого сахара из вазочки, забрался с ногами в любимое кресло. Он опять вспомнил недавнее Рождество в родительском доме: милые лица отца и матери, шумные семьи старших сестер и братьев. Глеб был младшим ребенком, пятым, и единственным – без собственной семьи. Одиночество, совсем не угнетавшее в ранней юности, уже начинало тяготить его. Молодой человек часто мечтал о своей нареченной, о той, что станет его возлюбленной. Какие у нее глаза, какой голос, какая походка? Глеб пытался разглядеть ее черты в каждом, даже самом мимолетном, женском облике. Но милый лик по-прежнему оставался неузнанным, неуловимым. Но ведь Она же есть где-то, Она существует? Ведь если он – создан, значит, создана и Она? Иначе, какой смысл в первом творении?

      В праздники одиночество разбухает до вселенских размеров… Да-да, именно так. В будни оно еще крепится, держит себя в руках, случается даже – прячется под диван, где его не видно, не слышно. Но стоит только календарю окрасится в красный цвет, оно срывается с цепи и звереет. Вампир, питающийся кровью календаря. Газ-иприт, заполняющий все пространство и не дающий дышать… Сколько миллионов в современной Москве? Двенадцать? Пятнадцать? Двадцать - вместе с приезжими? Но даже если поверить, что есть среди них некто, кто предназначен лично тебе, как узнать Его, где встретить? Вот где Он сейчас, в эту самую минуту? В каком офисе, автобусе, лифте? Ведь это невозможно – вычислить самой. Без милости сверху это никак невозможно. 

      Глеб вылез, наконец, из кресла, отряхнув последний флер сна. Да уж, проветрится будет не лишним. А то так и просонливится-прозевается до конца года…

      Елена любила гулять в Новодевичьем. Ухоженный сквер, пруд с толстыми, откормленными утками, и сам красавец монастырь, отражающийся в воде. Золотые купола, разноцветные резные башни, нарядная и стройная – как дЕвица - колокольня. За последние несколько лет монастырь основательно отреставрировали. И лишь стена со стороны пруда еще стояла не тронутой свежей побелкой. «Подольше бы так», - думала Елена, глядя на обшарпанную мощь и прислушиваясь к ее многозначительному молчанию. Что видели на своем веку эти стены? Что чувствовали люди, бродившие здесь в иную эпоху? Казалось, их тени шелестят совсем рядом, легким дуновением задевая Елену. Девушка резко оглянулась. Просто собака…

      Внутри монастырской ограды было пустынно и тихо. На некоторых кустах еще остались перемерзшие ягоды, которые с большим аппетитом лопали пузатые снегири. Глеб в задумчивости бродил по дорожкам, разглядывая старые плиты с двумя датами. За деревьями монастырского сада мелькнул тоненький силуэт. «Интересно, кто она? – спросил сам себя Глеб. – Наследница одного из почтенных родов, что покоятся в этой древней земле? Или просто любительница древности? И есть ли на свете девушки, любящие историю больше бантов и шляпок?» Глеб поежился и понял, что зябнет. Ветер усиливался. Это щегольское пальто было явно не по сезону.

      Серое неподвижное небо едва уловимо вздрогнуло, тяжко вздохнуло и… выдохнуло белой танцующей пылью. Неужели под Новый год выпадет снег? Вот было бы диво! Елена подняла лицо. Маленькие острые льдинки слабым пилингом кололи лицо. Снег всегда приносил ей умиротворение. Елена с облегчением расправила плечи. Тяжесть, лежавшая на них, казалось бы, уже целую вечность, ослабила, наконец, свою мертвую хватку. И почему белый зимний покров считается символом смерти, конца? Снежность – это начало! Это девственно чистый лист, на котором – при желании – можно написать новую версию жизни. На выходе из монастыря девушка потеряла равновесие и чуть не упала на скользкой дорожке. За минуту до этого Елена хотела спуститься к пруду, но сейчас передумала: «Пожалуй, сегодня не стоит. Да и в супермаркет не мешало бы заглянуть, пока там еще что-то осталось». И Елена повернула направо.

      Глеб поймал рукавом пальто первые снежинки и поднес их к самым глазам. На черном фоне можно было рассмотреть кристаллы во всей их многообразной красе. Какое все-таки это завораживающее зрелище! Ведь гораздо проще было наштамповать их по одному трафарету. Но нет – каждая создана индивидуальной. Глеб любил снег. Даже грязная и нервная Москва в такой час становится похожей на сказочный Вифлеем. И невозможно было не поверить, что прямо сейчас где-то рядом не рождается чудо. Все-таки не случайно, что чудо явилось на свет в зимнюю пору. Это значит, что самый глухой, самый холодный и темный час – вовсе не час отчаяния и беспросветности. Он – именно час самой верной надежды. Глеб лизнул языком снежинки на пальто и в миг проглотил сотни сахарных кренделей. «И все-таки этого не достаточно, - с улыбкой подумал Глеб, - не мешало бы заглянуть в продуктовую лавку. Надеюсь, у них еще что-то осталось». На выходе из монастыря Глеб на минуту задумался, и все же решил еще обойти пруд. Он повернул налево и, спускаясь вниз, поскользнулся, упал и съехал к воде, полулежа.

      Елена в задумчивости стояла перед полупустыми полками. Что-то сложное она готовить не собиралась. Для себя одной праздничные блюда готовить скучно. Пожалуй, сгодятся какие-нибудь полуфабрикаты. Елена бросила в корзину замороженную пиццу. Туда же отправились сыр, кофе и йогурт. В алкогольном отсеке Елена опять почувствовала замешательство. Шампанское она открывать не умела. Но разве это Новый год – без шампанского? И девушка решительно взяла бутылку за горло. На кассе ей пришлось стыдливо выложить йогурт. Денег в кошельке оказалось не много, а пластиковая карта осталась дома. Да, современные супермаркеты – это не частные продуктовые лавочки, где постоянным клиентам записывают расходы в долг. 

      На выходе из магазина Елена столкнулась с симпатичным молодым человеком в черном стильном пальто. Девушке показалось, что она уже видела его прежде. Возможно, именно здесь, в супермаркете. Молодой человек тоже задержал на ней взгляд и улыбнулся. Елене даже показалось, что он готов ей что-то сказать. Но в то же мгновение зазвонил телефон, молодой человек ответил и поспешил в пасть супермаркета. Елена оглянулась и заметила, что сзади черное пальто залеплено снегом. «Упал, наверное, - с сочувствием подумала девушка. – Да, сейчас надо быть осторожным. Никто 31 декабря дорожки песком посыпать не будет». Она шла домой и с грустью думала о том, с какой легкостью и тайной надеждой поймала этот случайный мужской взгляд. Пожалуй, надо поменьше смотреть эти киношные сказки, в которых под Новый год непременно случаются счастливые судьбоносные встречи. И вовсе это не обязательно!

      Глеб вернулся домой с полным мешком продуктов. Он взял их в долг. Хозяин лавки, уже изрядно поддатый, записал счет в свою замусоленную тетрадку. Глеб планировал расплатиться уже через пару дней, когда получит очередное жалование. Молодой человек развернул газетный сверток. Пожалуй, он поджарит этот кусок мяса с картошкой и луком, и этим сегодня ограничится. Уже минут через пятнадцать квартиру наполнили аппетитные ароматы. Глеб стоял посреди гостиной, и последние часы года текли как вода сквозь пальцы. С улицы доносились пьяные крики, ухало эхо веселья соседей с первого этажа. На втором этаже их маленького особнячка размещалась только его квартирка, и здесь, к счастью, было тихо. Глебу захотелось нырнуть в темноту и спрятаться окончательно, словно он и так не был невидимым всеми. Молодой человек погасил керосинку и подошел к окну. Метель разошлась не на шутку. Сквозь белые клочья проглядывал силуэт Новодевичьего. Его темная громада то появлялась, то исчезала. 

      - Каким он будет, этот новый, 1910 год? – с волнением подумал Глеб. – Возможно, он принесет мне удачу? Что ж, я готов загадать желание… Я хотел бы встретить…

      Елена плеснула в бокал шампанское. Ей все-таки удалось его открыть! До Нового года оставалось десять минут. На улице уже стали взрываться первые, самые нетерпеливые, петарды. Девушка выключила свет и подошла к окну. С высоты десятого этажа открывался великолепный вид на Новодевичий. Елена (уж в который раз!) залюбовалась его совершенством. Монастырь сиял в мощных лучах подсветки, равнодушный не просто к годам – к столетиям. У его древних стен в этот час было не протолкнуться.

      - Каким он будет, этот новый, 2010 год? – подумала Елена и улыбнулась. – Может быть, я встречу Его? Если уж этим вечером не случилось…

      Снег кончился и против всякой логики вдруг пошел дождь. Как все-таки изменился климат в Москве! Нормальной снежной зимы здесь не было, наверное, уже лет сто…

* * * 
Список всех конкурсных произведений (декабрь 2009):

1. It_is_life: "Разминулись...".

2. Nadezda: "Голубое платье".

3. Стрела: "Новогодняя Ель".

4. Молодая гвардия: "Новый год глазами ребенка".

5. Русалочка: "Куда приводят мечты".

6. Маленькая принцесса: "Кот под новый год".

7. Неле: "Рождественское приглашение".

8. Школьница: "Под крылом Ангела".

9. Ноёль: "Поезд в новую жизнь".

10. Братец Иванушка: "Сидеть на облаке".

11. Mechta: "К мерцающим звёздам".

Предыдущий литературный конкурс

авторизация
Регистрация временно отключена
напомнить пароль
Регистрация временно отключена
Copyright (c) 1998-2021 Женский журнал NewWoman.ru Ольги Таевской (Иркутск)
Rating@Mail.ru