Rambler's Top100
ТВОРЧЕСТВО, РАССКАЗЫ, СТИХИ
Сегодня на редкость туманное утро. Выходишь на улицу и погружаешься в пары холодного воздуха, смешанного с выхлопными газами. Если учесть, что на душе тоскливо от ощущения собственной слабости, никчемности, от безвыходности ситуации, то можно лишь еще больше себя пожалеть.
Тело, отделившись от души, перешагивает порог подъездной двери и погружается в темноту утра, усугубленную удушливым туманом. Ты одна на всем белом свете. Тихонько
Знаменитого местного астролога, приглашенного с лекцией в школу в один из безнадежно-каникулярных дней, когда и дома нельзя остаться, и на рабочем месте творить шедевры педагогических планов нет уже ни сил, ни желания, Аня вышла встречать на улицу. Коллеги заявили:
- Ты звонила, договаривалась, тебе и встречать.
Она вышла на школьный порог, закутавшись в широкий шарф с кистями.
Начиналась метель.
В желтом свете ф
Машка сколько себя помнила, видела, как обнимаются родители. То ли просто стоят на балконе, папа обнимал маму за плечи, то ли смотрят телевизор обязательно в обнимку. То просто проходя мимо, обязательно дотронутся друг до друга. И Машку это не удивляло. Ее тоже обнимали и тетешкали. Ей и в голову не приходило чувствовать себя лишней. Семья была образцово-показательной. И опять же, Машка не думала об этом. Любовь для нее была нормой. И мобильны
Складываю рубашку – из кармашка выпадает голубенький листочек. Надо же, пахнет как вкусно. Разворачиваю - гладким, гадким каллиграфическим почерком выщипано: «Позвони. Алла». И циферки. Абсолютно не запоминающийся номер. Та-а-ак. Складываю листочек в потную ладонь, иду – крадусь в гостиную. Муж, высокий красавец, в прошлом – брюнет, а ныне седеющий князь, сидит возле бегающего по экрану мяча. Сажусь рядом. Проход
Из всех осенних праздников в нашем теперь уже полугородском семействе больше всех почитали Покров 14 октября. Что-то жуткое слышалось в его названии – кровавое, неспокойное. Какая «кровь»? Чья?
Прабабка, была жива, объясняла: мол, Покров - уютный и охранительный. Укроет им Божья Матерь, укутает – и всем тепло. И всех он сохранит, сбережет. Я и верила, и нет. Что-то не уберег он моих трех братьев – двоих-то
Старушке Билли с Бухареста *** По вечерам, когда большие корабли входили в порт маленького города, Консуэло отводила дочь к матери на соседнюю улицу, обмывалась с ног до головы в большом синем эмалированном тазу, надевала своё единственное выходное платье – красное, не подразумевающее никакого нижнего белья, настолько оно было вызывающе-обтягивающим-и направлялась в портовый трактир. Консуэло не считала себя проституткой, но радова
- Здравствуйте, Лидьиванна!
Она приложила ко лбу ладошку «козырьком», посмотрела на меня и, наконец, узнала.
- А, это ты! Посиди со мной. В остывающих лучах заходящего солнца на скамейке у магазина сидела сухая коричневая старуха, в длинном пальто и шерстяных носках.
- Ты не уехала?
- Куда, Марьиванна?
- В Тверь. Я думала, ты уж совсем туда перебралась.
- Нет, я только в санаторий съез
odri:Все события в этой истории - выдуманные, все совпадения случайны.
В осенний денек, когда о солнце уже и думать забыл, приготовился к долгому ожиданию мая, с его, все еще свирепым ветром, равнодушным дождем, но завтрашним неизменно приходящим летом аж до октября, нежданно выглянувшее из-под тяжелых облаков светило - так, на секундочку, чтоб напомнить о себе - просто поднимает настроение. Так рассуждала Стелла, стоя у окна на кухн
Школьный завхоз Елена Денисова звонила по мобильнику. На том конце провода злостно молчали. Техника не стоит на месте - теперь не провода, а бог знает, чего, но – молчали. Тупые гудки капали весенней капелью: чпок-чпок. «Блин японский!» - сказала Лена, отшвырнув в сердцах конторскую книгу с надписью «Журнал дежурств». Та грохнулась об пол.
- Ой! – очнулась уборщица Маша, которой давно надо было мыть
Дул пронизывающий ледяной ветер. Редкие прохожие, закутавшись с головой, согнувшись, то появлялись, то исчезали. Было поздно. Осень чавкала под ногами, холодом забиралась под тоненькое не по сезону пальто, мерзли коленки.
Я возвращалась в общежитие. На душе было пусто и тоскливо. Конечно! Это у Элечки – дом, семья и все такое. А кто сейчас ждет ее, Лилю, в холодной прокуренной комнате? Да…жизнь… Сумка, набитая
Витрины бликовали и заставляли отводить взгляд, щуриться. В торговом центре царила тишина. Только что открылись створки главного входа, и звуки шагов гулко отражались от пока пустых стен многочисленных павильонов. Мысли бежали перед носами туфелек на высоком каблуке, одна перед другой, обгоняя и нарушая правила.
«Дай последний шанс. Каждый достоин последнего шанса. И ты тоже. Дай себе последний шанс остаться слабой, дай ему пос
Картинка первая. Украшения и наряды. Китайская вдовствующая императрица Цыси правила страной почти полвека (с 1861 по 1908 г.) будучи регентшей сначала при своем сыне, а затем племяннике. Происходившая родом из знатной, но обедневшей семьи, она смогла пройти путь от простой наложницы до императрицы. Характер имела властный, лицемерный и очень жестокий. Знай ее придворные российскую историю, они могли бы называть императрицу <Иваном
Изредка мы созваниваемся. Ей иногда хочется помолчать - и тогда она ставит песню Джорджа Майкла "Шёпот Беззаботного" [George Michael - Careless Whisper] Беззаботный шёпот (перевод) Я чувствую себя таким неуверенным,
Когда беру тебя за руку
И веду на танцпол.
А когда музыка стихает,
Твои грустные глаза
Напоминают мне сцену прощания
Из какого-то голливудского фильма. Пр: Я больше не буду танцевать.
Принято считать, что художники, музыканты - это люди, которые занимаются творчеством. Их произведения продают на аукционах, в галереях, а за концерты люди порой платят немалые деньги за билет... они преподают в школах, на курсах... Обучают, несут, так сказать, культуру в массы. Но что такое вязание, да еще носков, творчество это или ремесло? Когда вяжу носки, на меня находит самое настоящее вдохновение, это смешно звучит, но это так. О
Утром сегодня вышла в сад. Небольшой морозец, очень солнечно, но снега совсем нет. На траве и ветках поблёскивает полупрозрачный иней, высокое-высокое небо со стаями гусей и уток. Недалеко от нашего города, на берегу Мааса, расположен птичий заповедник. Там постоянно кормятся водоплавающие.
Но речь не об этом. Я услышала колокольный звон местной католической церкви и вспомнила колокола своего средневекового Таллинна. Уж извините, радет
- Здесь свободно? - спросила она.
- Да, садитесь, пожалуйста, - подвинулся он.
Откинувшись на спинку сиденья, она устало закрыла глаза.
Он заметил ее на остановке автобуса. Она притягивала взгляды: невысокая и красивая светловолосая женщина. Одета была просто, но в ее простой, на первый взгляд, одежде чувствовался хороший вкус. Тонкий поясок голубого платья подчеркивал изгиб талии, на ногах - изящные босоножки. Краси
Марина нашла Костю спустя долгие тринадцать лет. Нашла легко и непринуждённо. Это женщины меняют фамилии, бывает не по разу, затрудняя поиск, а мужчинам предписано фамилию продолжать, хотя бы даже и не самую благозвучную. У Кости с фамилией был полный порядок.
Марина зарегистрировалась на сайте всего час назад, и уже успела обнаружить в пространстве сети полузабытую школьную подругу Любку, двоюродную сестру Светлану, уехавшую вс
Она едва успела поставить на пол пакеты с продуктами, как из комнаты выскочила Шира и бросилась облизывать ее, прыгая и толкаясь. Одновременно собака обнюхивала пакеты, пытаясь найти там что-то полезное для себя:
- Да дай же мне хотя бы войти, непослушная ты собака! - притворно сердясь, Томка пыталась увернуться от слюнявого языка доберманши Ширы, страстной любительницы полизаться и попрыгать на всех знакомых и родных.
Ее полное и
Влюбленному человеку глубокую душевную рану наносит отвергнутая, безответная любовь, постепенно превращая любовь в наваждение, навязчивую манию.
Не зря любовь сравнивают с болезнью.
Часто людей, любовь которых не встретила ответного чувства, называют однолюбами.
Мне вспомнился такой "однолюб", живший со мной по соседству.
В маленьком гарнизоне все знали друг о друге всё.
Валерий не жил, а маялся. Он
Она родилась такой.
Подолгу стоит у зеркала, с любопытством разглядывая себя. Она нравится себе.
Украдкой сдвинула бретельку…
Первая нежная улыбка, подаренная ему.
Первые слова признания в любви, первые робкие прикосновения, но как прекрасны ощущения: они волнуют и пугают одновременно. Может быть, она глупа, наивна, а может быть, просто неопытна.
Наедине с собой она задумчиво молчит, о чем думает
- Мам, а ты мне какой сотовый на Новый Год подаришь? – моя Светка пристаёт ко мне с этим вопросом с сентября. Мне не нравится сама его постановка: лично я считаю, что у неё и старый ещё ничего, подумаешь, года два всего-то им и пользуется... Но она считает по-другому: «виснет», быстро разряжается, да и вообще, надо же идти в ногу с техническим прогрессом. Мы нашли компромисс: на Новый Год я дарю ей новый, а себе, так уж и быть
Каждый, кто годами смотрел на ее мрачно-скорбное лицо, невольно задавался вопросом: улыбается ли она когда-нибудь?
По мнению окружающих, поводов радоваться жизни у нее было достаточно: красавец-украинец – муж, нежное создание – дочь, новая огромная квартира, полученная путем сложного, но весьма удачного обмена, симпатичный дамский автомобиль и водительские права. Должность, наконец!
Но она не улыбалась.
Заколдов
Катя лежала на чужой узкой кровати - в отеле для женщин, подвергшихся семейному насилию - и не могла уснуть. Адреналин и хорошая спортивная форма помогли ей убежать от французского мужа, и теперь она чувствовала опустошение и переутомление. Жил только мозг.
" Наверно я уже умерла. Раз мозг показывает милые и родные картины детства во всех ярких красках, чудных ароматах и звуках родных голосов".
Потом она увидела, как светлеет
Каждый год весной перед Пасхой я вспоминаю свою бабушку. Мне было где-то лет семь, когда я приехала в деревню. Солнышко пригревало, распускались первые листочки, и в воздухе пахло весной. Я несказанно радовалась первым теплым дням и утреннему щебетанию скворцов под окнами. В деревне было тихо и свежо: никакого гула проезжающих машин и никакого серого смога по утрам. Но больше всего радовало приближение пасхального воскресенья. Пасху мы отме
Дорогие девочки, здравствуйте!
Почему нас может тронуть музыка, картина, стихотворение, рассказ? Не знаю. Может быть потому, что можно говорить о чем-то долго, спорить, рассуждать, но стоить прочитать, услышать, увидеть что-то, - фразу, строчку, светотень, - и все становится тебе понятно? Не знаю. Но именно поэтому меня "зацепил" рассказ автора-любителя Леоноры Франсис, опубликованный в майском номере британского журнала "Woman's Week
Он приехал домой поздно, уставшим, в мокрой от пота рубашке, но довольным – и клиент пришел в восторг, и он сам удовлетворен результатом. На крошечном пространстве он умудрился создать чудо-сад, выглядящий на миллион, но при этом обошедшийся всего в десять тысяч. Когда он наклонился захлопнуть дверь машины, в нагрудном кармане едва слышно зашуршал гонорар. Хорошо! Хорошо возвращаться с работы с полным карманом денег, хорошо знать, что за
22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.
"Андрей". Рассказ
От автора: Мой отец был на фронте все четыре года: с первой минуты на границе в Белоруссии, до последней 9 мая 1945 года в Берлине. Рассказ основан на реальных событиях. Написан по записям мамы и воспоминаниям отца. Светлой памяти отца посвящаю... Медицинский он окончить не успел.
Началась война с финнами. Андрея мобилизовали на фр
Во саду ли, в огороде, На любимой даче Протекает наша жизнь Ярче и богаче! Улучшаем мир вокруг – Клумбы да рабатки. Самый лучший вырос лук На чудесной грядке. Здесь редиска, там морковь, Тут петрушка и укроп, Захотим в оригиналы, Так посадим и иссоп. Для здоровья хорошо И для настроения. Отдыхаем здесь душой Мы по воскресеньям. Тут – деревья, там – кусты, Во хмелю беседка. Пирогами угостит Добрая соседка.
Июль… Сочи... Разгар ультрафиолетовой лихорадки. Я лежу на раскалённых камнях городского пляжа. Глаза закрыты, но раскалённое добела солнце проникает под кисейную ткань век. Губы пересохли. Тело безвольно капитулирует под натиском просоленного морем зноя. Любое движение кажется невероятным. Все физические ресурсы обезвоженного организма стараюсь сберечь для рывка к живительной прохладе вспененной прибоем воды.
Со всех сторон доносят
Все время наклоняясь, мужчина что-то шептал женщине на ушко. Запрокидывая голову, она смеялась нежно и волнующе, изредка поднимая на него сияющие, восторженные глаза.
Немногочисленные пассажиры вечерней электрички, прислушиваясь к счастливому смеху влюбленной женщины, невольно улыбались. Парочка производила на всех приятное впечатление, оба молодые, симпатичные. Наискосок от них, через проход, сидела худенькая девушка, лет четырнадцати. О
авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
Copyright (c) 1998-2022 Женский журнал NewWoman.ru Ольги Таевской (Иркутск)
Rating@Mail.ru