2011-02-15
odri

 Сплетая судьбу из случайных событий
"Роковые страсти". Глава 4

  Предыдущая глава

  Глава четвертая.

   Они увидели патрульную машину, такую же, как у них, перегородившую дорогу, через дорогу была протянута лента, огораживающая место преступления и запрещающая движение посторонних машин на этом участке.   

   Высокие ажурные ворота владений Жанны Эвне были распахнуты, Чаровница развернула машину, въехала в просторный двор, припарковалась возле большого черного авто - под колесами хрустел мелкий щебень.

   Когда-то давно, более ста лет назад, это место было облюбовано торговым людом, у которого не было денег строиться в дорогой Столице, но купить кусок земли на пустынном каменистом берегу, рядом с лесом и недалеко от города, было очень умным и дальновидным планом.

    После революции те, кто посмелее и посмекалистее, разбежались, рассыпались по земле, прихватив, что смогли, испугавшись и не приняв того, что происходит. Остальные остались, став колхозниками «Красного сада». Но и это время прошло, сгинуло, словно никогда и не было. 

   Постепенно и тихо менялись хозяева домов, пригонялась масса строительной техники, и сносились сами дома, а после месива грязи, шума и ругани строителей и водителей на месте покосившихся неказистых жилищ вырастали хоромы. Словно реализовалась пушкинская сказка о Золотой рыбке.

   Земля была раскуплена и застроена частными «дворцами»-особняками, камни выкорчеваны, завезена земля, выровнен ландшафт; теперь, спустя всего 20 лет, это было самое дорогое жилье в округе, соперничавшее со столичным.

    Чаровница вышла из машины со своими спутниками, они огляделись по сторонам. 

    Территория, огороженная невысоким кирпичным забором, была огромной, на ней терялись несколько длинных строений - вероятно производственные помещения.

    Перед ними высился дом - несколько этажей, кирпичный, с большим количеством стекла по фасаду, - не только окна, но и углы его были застеклены, эти застекленные темным стеклом углы поднимались по всей высоте дома, словно колонны. Между яркой черепицей на высокой крыше сияли голубизной чистоты просторные окна, лежали темные солнечные батареи.

   Зелени практически не было, но было много разных больших камней, расставленных в особом порядке, из некоторых струилась вода - всё здесь было необычно.

   На фасаде  дома, посредине, над  двустворчатыми дверями, висела аккуратная  белая  вывеска: «Фирма Зеленый листок».

   Чаровница пыталась вспомнить, где и когда она встречала это название? Что-то, до боли знакомое... нет, ушло, не вспомнила. Но она знала, что через какое-то время информация сама всплывет в ее мозгу, и отвлеклась.  

   Она открыла дверь дома, оказавшись в просторном зале, с высокими потолками,  балки перекрытий были темными, словно из старого дерева - только хозяйка могла бы сказать, что и как  здесь было до нее, и что перестроено. Чаровница только могла догадываться, так как зал был совершенно пуст, не считая нескольких человек. Они говорили, но звуки терялись в пространстве.

   Вероятно, где-то здесь и творилось таинство создания новых модных линий, прямых и кривых подрезов, рюшей и застежек, воланов и складок, то, что так волнует женские души, когда речь идет о моде и фасонах одежды.

    Чаровница подошла к  группе, узнала   представителей дорожной полиции, они стояли в центре вместе с Равилем  и Исмаилом - техниками, и тихо переговаривались.

   Она поздоровалась.

   - Привет, привет, - отозвались мужчины, разулыбавшись при виде нее. – Вы быстро добрались.

   Подошел Константин.

    - Ты не мог бы нам показать, чтобы не топтать здесь? – Ни к кому предметно не обращаясь, спросила Чаровница. Про себя она уже думала о том, что всю мебель надо накрыть, полы тоже, чтобы не потерять отпечатки, но вслух ничего не сказала. 

   Ей хотелось одного: попросить всех выйти и самой все осмотреть, сэкономить время, видя обширность пространств, которые придется обследовать. Но этого она делать не имела права, и знала об этом. Поэтому ждала ответа.

   Отозвался Равиль:

   - Да, конечно, надо идти вперед и подняться немного по ступенькам.

    Они прошли через пустой зал, к стеклянным дверям, открыв их, очутились в каком-то бедламе, напоминающем сарай или склад ненужных вещей и мебели, прошли еще через одни стеклянные двери, и перед ними открылся роскошный мраморный вестибюль с лестницей, ведущей на другие этажи.   В свете хрустальной люстры на хромированных перилах играли отраженные  блики, ступеньки, тоже  хромированные,  были покрыты  по центру, мягким алым ковром, закрепленным по бокам латунной матовой полосой. 

   От стены до стены просторного помещения тянулся огромный белый стол, словно белая стена упала и, не долетев до пола, была положена на треноги. На столе были разбросаны куски разной ткани, отдельные бусины - часть из них скатилась на мраморный пол, ворох изрисованных листов на столе свидетельствовал о том, что выстрел застал Жанну Эвне врасплох, посреди творческого процесса.

   - Она лежит там, -  Равиль как-то неопределенно махнул рукой - вбок и вверх:

   - Мы только осмотрели тело, убедившись, что она мертва, и больше никто из нас там не ходил, до приезда патологоанатома.

   - Так, Костя,  позвони  патологоанатому, выехали или нет, пусть поторопятся, - сказала Чаровница,  идя в направлении, показанном Равилем.

   - Я уже позвонил. Техники на месте, сама видишь, баллистики и  патологоанатом - в дороге.

   - Кто?

   - Не знаю, но скоро приедет, увидим.

   Обычно они работали со старым опытным Савельичем, но он ушел на пенсию, и кого пришлет им на замену Столица?

   - Что с  домработницей?

   - Она пьет кофе в другом здании, там находится кухня, - Константин показал  в окно на здание напротив. - Она не может придти в себя от шока, ее пока не удалось разговорить. Мы дали ей время, Мария кофе ей даже сварила.

   - Молодцы, - похвалила Чаровница. – Кто- то еще есть в доме, кроме нас?

   - Муж Жанны, он  тоже там же, на кухне, но он получил кое-что покрепче, чем кофе. Кофе ему не помогло понять, что случилось.  

   - Неудивительно, - пробормотала Чаровница, она посмотрела себе под ноги, одновременно двигаясь вперед. - Муж пусть остается там же пока, с ним надо поговорить, но сперва - с домработницей, хорошо, что Маша там.

    Вокруг на длинных штативах были укреплены прямоугольные светильники, экраны, загораживающие яркий свет, были подняты, и мощные лампы светили так ярко, что было больно глазам.

   Во всю поперечную стену помещения шло окно, в окне не было переплетов, рама окна почти примыкала к полу и потолку.

   Из окна открывался вид на реку Выпять. Вероятно, эта часть дома стояла на холме, что было незаметно при наружном взгляде на усадьбу. Но Чаровница была озабочена делом, природа не интересовала ее, хотя она и отметила, что вид из окна очень живописный.

   Равиль отошел назад, чтобы не мешать ей.

   Чаровница улыбнулась этой странной почтительности и оценила ее.

   Сознание того, что нелегкий отпуск остался позади, что она вернулась на круги своя, где она - хозяин положения, как она считала, наполняли ее радостью и возбуждением.

   Атмосфера в семейной  жизни, прохладная, холодящая своей неизвестностью, перестала ее беспокоить, в свете важности того, что она делала в данный момент.  

   В эту секунду ей был не важен крик и раздражение Филиппа, а важна забота Кости, заранее позвонившего группе техников, вызвавшего патологоанатома и баллистиков, без ожидания распоряжений с ее стороны. Возможно, он нарушил субординацию, но выиграл время, что было намного важнее.  
Для Чаровницы  это было проявлением профессионализма.

   Она остановилась у невысокого, открытого, светлого дерева, стеллажа - полки заставлены папками, там же стояло несколько горшков с неизвестными ей растениями, стеклянная четырехугольная ваза с розами и раскрытый компьютер – ноутбук. Компьютер был забрызган кровью.

   На полу в этом месте  был пушистый белый ковер, на нем лежала жертва - ноги, согнуты в коленях, лицо повернуло внутрь, словно она вдыхала запах собственной крови, лежа в ней.

   Ее руки были неестественно раскинуты по сторонам, вокруг тела яркими пятнами разбросаны обрывки цветной бумаги, лепестки роз, кусочки тканей. Прозрачный короткий халатик сбился выше к поясу, открывая гипюр нижнего белья и часть ягодиц.

   То, что она  мертва, не вызывало сомнений. Но Чаровница, все же, наклонилась, чтобы проверить дыхание, приложила два пальца к шее женщины, проверить пульс.

   - Похоже,  один выстрел был в голову,  после этого она  упала на пол, - проговорил подошедший сзади Равиль.

    - Сколько всего выстрелов? - Спросила Чаровница.  

   Равиль не торопился с ответом, он засуетился вокруг тела, приседая на корточки, поднимаясь, наклоняясь снова, достал из кармана ручку и использовал ее, как указку, размышляя вслух.

   - Смотри, вот здесь две дырочки, рядом, - он показывал на нижнюю часть затылка жертвы, - похоже, было два выстрела в голову. Больше пока ничего не вижу, надо детально обследовать, подождем специалистов-баллистиков.  

   - Мне непонятно, кровь от выстрелов на компьютере и лампах, больше крови быть не должно, если мы говорим только о выстрелах, но откуда столько?

   Чаровница  показала на лужицу вокруг головы жертвы.

   - Возможно, она при падении ударилась обо что-то и разбила лицо, - предположил Равиль.

   - Так сильно?

   Чаровница  уже хотела начать обследование трупа сама, не дожидаясь патологоанатома, но вспомнила, что поехала на место происшествия прямо из аэропорта - нет перчаток и защитного костюма - вот она, реакция на отпуск, расслабленность и отсутствие режима последние 10 дней - и сразу результат - снижение  памяти и автоматизма в работе.

   За окном раздался резкий звук  сирены - еще одна машина подъезжала к усадьбе.
   Равиль, Чаровница и неслышный, но всегда рядом, Константин, переглянулись - и, не сговариваясь, осторожно и почти синхронно, чтобы не коснуться ни единого предмета вокруг, начали отступать назад. 
   Повернувшись уже у самой двери, они рассмеялись неожиданной слаженности движений, что совершенно не соответствовало только что увиденному.

   Они  понимали, что последующие дни, а, может, недели и месяцы, они будут одержимы таинственным убийством и поисками убийцы.

   Смех их не имел никакого отношения к жертве, а был средством поддержки друг друга, незаменимым средством. Они были рады, что снова вместе, что снова есть, кому подставить плечо в трудный момент.

   В мраморном холле царило оживление - приехала группа техников-баллистиков и химиков, они тащили тяжелые металлические контейнеры с оборудованием для экспресс-анализов, фотографическую аппаратуру, и тоже над чем-то смеялись.

   - Нет, ну, как они могли прохлопать такой очевидный гол, - донеслось до слуха Чаровницы.

   - И не говори, подача была разыграна, как по нотам - мы, зрители все видели, только защитник и вратарь были не в курсе.

   - Вообще, это выглядит, как договорной  проигрыш, вам не кажется?

   Двое техников настолько изумились предположению своего коллеги, что поставили тяжелый контейнер на ступеньку лестницы, по которой уже начали, было,  подниматься - они задумались.

  В этот решающий момент Чаровница  и обратилась к ним :

   - Добрый день, не смею вам мешать, но будьте аккуратнее, пожалуйста, патологоанатом должен осмотреть жертву.

   - Так она приехала с нами, мы подождем, конечно, о чем речь!

   Ей почти никогда и никто из мужчин не возражал - она умела убеждать и словами. И тоном. Только в семейной жизни это умение перестало себя проявлять.

   В ее мысли ворвался звонкий голос Марии:

   - Не ищите меня с часик, я поброжу по месту, по окрестностям порыскаю.

   Чаровница  посмотрела на часы:

   - Хорошо, встречаемся через час. Мы с Костей  поговорим с домработницей и мужем. Удачи тебе, звони, если что.

   Она полезла в нагрудный карман, достала мобильный, проверила: батарея была почти полна.

    - Чаровница это ты! Вот это сюрприз! 

   Перед нею стояла Любовь Грустная, почти бесплотная, и маленькая, словно не выросла ни на сантиметр и не изменилась ни на один прожитый год - с большой медицинской сумкой на плече и изумленно-радостным выражением лица:

   - Я  думала, вы еще в Райском уголке.

  Продолжение

  odri (Евросоюз)

Читать с самого начала 

 

Предыдущие публикации этого автора:

Своя постель. В гости к Гамлету

Своя постель. Франция, Прованс; один день по горным городкам. Часть 1.

Своя постель. Франция, Прованс; один день по горным городкам. Часть 2.

Сплетая судьбу из случайных событий. Женская дружба.

Сплетая судьбу из случайных событий. На Сицилию со своим самоваром.
 
Сплетая судьбу из случайных событий. Незваное дитя

Сплетая судьбу из случайных событий. Лика и Берн.

Милые бранятся - только тешатся.

Как мы не открыли итальянский ресторан.

"Чужих людей соединенность"...

 

Copyright (c) 1998-2024 Женский журнал NewWoman.ru Ольги Таевской (Иркутск)
Rating@Mail.ru