Rambler's Top100
2018-09-06
natashakop

Наталья Копсова: И как меч остра о младенчике мечта... Глава из повести "Метаморфозы Вероники"

    И вот тут-то вспомнилось-накатило совсем ни с того ни с сего. Хотя нет, всё-таки причина имелась, ведь выпила ровно столько, сколько озябшая душа моя попросила.

     Организм мой, несмотря на молодость и тренированность, в течение долгих шести лет, напрочь отказывался выполнять главное природное предназначение для женщины: дать жизнь будущему наследнику или наследнице рода. По тогдашним российским понятиям я начинала считаться особой довольно-таки староватой для первой беременности, так что излишне любопытные старушки у подъезда стали всё назойливее и назойливее задавать один из своих излюбленных вопросов: "Это когда же можно будет полюбоваться на младенчика в вашем-то семействе? Давно пора вам, молодым, подумать о прибавлении, чего тянете?"
     "Сначала современному молодому человеку или девушке надо успешно закончить учёбу, затем — найти хорошую работу, на ней себя проявить и утвердиться. Потом - как следует обустроиться и обязательно найти время и возможность поездить-попутешествовать по всяческим интересным с познавательной точки зрения местам. А вот после всего этого только и надо начинать думать дальше...", — стандартно-уверенно-рублено вылетал затверженный наизусть текст в назидательном исполнении, а меж тем плотно стянутые, почти деревянные, губы мои шевелились лишь с применением нечеловеческого усилия. Ведь на самом деле я каждый раз получала моментальный, но необычайно сильный удар в грудь и живот чем-то очень холодным.
     Понятия я не имела, почему не беременею, вроде бы никогда не старались предохраняться... вроде бы совсем молодые... вроде бы сильные и здоровые...
     Однажды, будучи уже работающим специалистом после окончания ВУЗа, торопилась на важное совещание в соседний со своим офис, где к тому же должна была сделать доклад, для чего лёгкой быстрой походкой пересекала уютный крохотный садик в старомосковском Трёхпрудном переулке. Какая-то совсем юная мать, сплошь усыпанная словно бы живыми играющими бликами поздне-майских солнечных зайчиков, целовала-миловала средь высоких кустов буйно цветущей персидской сирени свою примерно трехмесячную малышку. "Приди котя помогать, мою доченьку качать. Уж как я тебе коту за  работу заплачу: дам кусочек пирога, дам кувшинчик молока", — вознося прямо к самому синему небу свою девочку, напевала слегка веснушчатая рыженькая молодушка в открытом светлом сарафане, одновременно звеня-заливаясь невероятно счастливым грудным полнозвучным смехом. Голубоглазенький ребёночек в розовеньких распашонке и ползунках, в ответ матери, смешно фыркал и светился ясной чудесной улыбкой.
     У меня же мир померк в глазах, а грудь крест-накрест перепоясало ремнями жгучей боли. Папки с текстом выступления, протоколами и чертежами выпали из омертвелых рук, и важные бумаги веером разлетелись по земле, образуя вокруг меня, резко согнувшейся пополам, нечто похожее на заколдованное кольцо. Поскольку никогда раньше я не испытывала сердечных приступов, то подумала, что так внезапно заколоть сердце может лишь во время них. 
    Какие-то милые прохожие довели меня до работы, добрые коллеги принялись отпаивать охлаждённой минеральной водой и вознамерились вызвать "неотложку", но от последней я отказалась. Физическая боль ушла достаточно быстро, а интуиция прошептала истинную причину происшедшего. Спустя немного времени, удалось собраться  с духом и силами и довольно-таки прилично и уверенно выступить по теме проекта.
    С того самого дня решила я больше дело на самотёк не пускать, а твёрдо взять в свои руки и целенаправленно разработать, как и прочие свои рабочие чертежи, доклады и проект-задания. Сидящая во мне профессиональная отличница считала, что всего в жизни можно добиться настойчивым всесторонним анализом и тщательным планированием перелома ситуации в нужную, оно же правильную сторону.
    То решение, на практике, вылилось в многомесячное хождение по всяческим специализированным консультациям, осмотрам у разных звёзд акушерства и гинекологии (мама со свекровью устроили по блату) и сдаче всевозможнейших анализов. Даже мужа своего убедила подвергнуться всем необходимым медицинским процедурам.
     Каково же было услышать после года с хвостиком неимоверных усилий, невероятного количества посещений, бесед, мазков, кровопусканий и необъяснимых снимков, включая такие совсем странные, как фотокарта позвоночника, энцефалограмма головного мозга и объёмная фотография седалища, единодушный вердикт врачей: "Оба совершенно здоровы".
    Как быть дальше? Ничего больше не делать и пусть оно будет, как будет? Идти в церковь молиться? Надеяться на Божье провидение?
    Ничего мне НЕ МОГЛИ ОТВЕТИТЬ специалисты-светила. Я насмотрелась вдосталь на несчастных, отчаявшихся, готовых на что угодно женщин, молящих докторов о любых муках и испытаниях, готовых отдать всё на свете - ради почти призрачной надежды прижать к груди тепленькое, маленькое, родное тельце!

    Я помню, как дни малейших задержек заставляли сжиматься в маленький молящий комочек моё собственное измученное сердечко.
    Я замирала в адском ужасе от вот-вот готовой опять сорваться в вольные небесные просторы птицы счастья в волшебном золотом оперении, а приходы банальных месячных воспринимались куда хуже диверсий пресловутых "врагов народа" сталинского периода истории — как ограниченные обыватели тех времен регулярно требовали немедленной расправы, так и у меня регулярно повторялась тяжёлая депрессивная истерика.
   Не помогало ничего: ни специальная фруктово-овощная диета, ни мёд вкупе с яблочным уксусом, ни ежегодные поездки на юга к морю, ни походы к опытным психотерапевтам, ни весёлые дискотеки в Парке Горького, ни до отчаяния страстные объятия с любимым мужем... Ничто на свете не было способно помочь сей беде!

    Теплым позднеапрельским вечером, когда я всего лишь на десять минут выскочила в ближайшую  булочную за хлебом, за руку меня остановила очень красивая, c крупными, словно выточенными из хорошего камня, чертами лица, немолодая цыганка.
    – Я вижу и знаю, девочка, чего до слёз желает твоё упрямое сердечко. Не суши, не изводи себя больше попусту — то желание заветное вот-вот должно исполниться. Позолоти ручку, Зара тебе расскажет, что следует делать. Но если и мимо пройдёшь, то всё равно исполнится, хотя позже и по-другому.
    После её слов я обо всём другом сразу позабыла, сделала стойку хорошей гончей в предвкушении добычи: больше не хотелось страдать ни одного лишнего дня.
    – Слишком сильно твоё хотение, больно настойчиво. Быть бы ему чуть потише, да помягче...
    Меж тем, плавным, но вместе с тем стремительным потоком, текла завораживающая речь моей цыганки.
    – У меня с собой лишь десять рублей. Я ведь только в булочную за хлебом выбежала...
    Если бы она меня отправила домой за дополнительными деньгами, я бы принесла всё, не рассуждая.
    – Десять, так десять. Послушай же девочка, что скажет тебе старая Зара, и сделай всё так, как она велит.
    Цыганка заговорила быстро-быстро, щекотно водя по моей ладони кисточкой цветастой шали, накинутой поверх её тёмно-красного платья. Мне почудилось, что я её уже где-то встречала раньше... Нет, не только встречала, но даже немножечко знала очень, очень давно... Когда-то разговаривала: этот голос и эти такие знакомые глаза... Этот подвядший цветок розы в чёрных с проседью, гладко зачёсанных волосах... В детстве! Мне она точно встречалась в детстве.

     В указанный доброй цыганкой дарственный день, августовским светлым послеполуденным часом явилась я на православное кладбище-музей при Донском монастыре, то самое, на котором могли хоронить лишь с разрешения церковных властей и лишь безупречных с христианской точки зрения мучеников за веру или же справедливейших, благороднейших и честнейших представителей рода человеческого.  
    Неторопливым прогулочным шагом пошла по залитым нежарким солнцем аллеям, по пути любуясь на изумительные по красоте мраморные памятники, посвящённые великим русским художникам, писателям, учёным и философам прошлых и нынешнего веков. Народу встретилось совсем немного: один древний старичок и женщина с девочкой лет двенадцати — ведь Донской монастырь редко упоминается в туристических справочниках по Москве.
    С интересом остановилась у скромного надгробного камня знаменитому Рудольфу Ивановичу Абелю, он же Вильям Фишер (1903–1971), про которого сам свирепый Даллес — шеф американского ЦРУ в годы "Охоты на ведьм" говаривал: «Всё, что в книге делает выдуманный агент 007 — Джеймс Бонд — просто детское баловство по сравнению с реальными делами русского разведчика Абеля». Может быть, он-то как раз тот, кто мне нужен?
    Благовещенский Георгий Алексеевич (1902–1919). «Да благослови Господь почивать с миром потомственного защитника России. Да прими в святые объятия сею безгрешную душу». Так было выгравировано на чёрном торжественном мраморе фамильной усыпальницы семьи Благовещенских, а рядом высилась чудесная фигура коленопреклонённого ангела, в правой руке держащего чашу. Под раскидистым, щедрым кустом ракиты, от которого странно веяло радостной и почти легкомысленной в месте вечного упокоения безмятежностью существования, стояла та сияюще-светлая, слегка задумчивая, но абсолютно не грустная фигура. В мраморной ангельской чаше, верно, скопилась дождевая вода, и весёлый озорной воробей на моих глазах подлетел к ней утолить жажду.
    "Ведь, наверное, родился этот юноша для высокого жизненного предназначения и в душе своей чувствовал щедрые необъятные силы, а в сердце имел пыл благородных стремлений и твёрдо знал, чему посвятить жизнь», — сами по себе родились во мне какие-то извечно знакомые слова, рождая далее неизбывную жемчужную печаль. Как жаль, что не состоялась, не сбылась та молодая жизнь. Погубили, подрубили под корень всю семью Благовещенских беспощадные пожары революции. Так и оказался юный Георгий Алексеевич в холодном мраморном склепе древнего своего рода в самом цвету майских семнадцати лет. Вот и всё, что было. Как грустно! Наверное, могло бы сложиться по-другому. Хотя нет, в те стальные времена по-другому сложиться никак не могло.
    На том самом месте, под светло-мраморным изваянием ангела, посетило меня чудесное озарение: а ведь это как раз и есть то самое, что я ищу и для чего сюда на кладбище при Донском монастыре, явилась. В абсолютной точности я постаралась выполнить наказанный мне совет мистической своей благодетельницы — цыганки Зары.
    Оглянувшись по сторонам и следя, чтобы кто-нибудь из возможных прохожих ненароком не увидел мои странные действия, я подошла близко-близко к мраморному ангелу с чашей, крепко-крепко поцеловала его в каменные, но умелой рукой талантливого художника высеченные уста и с надеждой попросила благородную светлую душу отрока Георгия воплотиться на земле вновь в качестве моего любимого сына.
    Тут охватило меня безмерное, до дрожи в коленках, счастье — вроде бы ни с того, ни с сего. Ведь ничего особенного ещё не случилось, да и кладбище — место для внезапных радостей не самое подходящее, и к тому же такое странное моё поведение...
    Наблюдал бы кто!
    Но, Господи, какая-то таинственная непостижимо светлая волна подхватила моё тело, сделав его по ощущениям много легче пёрышка и словно бы умыла вешними росами окружающий мир для моих глаз. Внезапно меня безмерно остро потрясла его невероятно чистая, простая и свежая прелесть, и слёзы умиления, восторга, нездешней радости полились сами собой.
     Никогда до и никогда после я не переживала такого волшебного ощущения поистине золотого счастья. Звуки величественнейшей музыки — Первого концерта для фортепиано Петра Ильича Чайковского, дивно всколыхнули всё пространство вокруг и, слышные лишь мне, показались настолько прекрасными, что даже совсем-совсем неземными...

    В середине сентября медицинский тест подтвердил, что после многолетних надежд и разочарований я наконец-то ожидаю ребёночка.
    Верно, на свете существует нечто, что запланировано Провидением много-много заранее. Наверное, оно иногда пишет пресловутые, в зубах навязшие у современного человечества "Инновационно-инвестиционные прожект-бизнес планы" по внедрению чего-нибудь куда-нибудь. Затем - то, что именуется словом "интуиция" навевает всем нам разные отчётливые и неотчётливые образы и идеи, обычно неохотно поддающиеся аналитической расшифровке разума.
    Но что особенно интересно: в моём случае потом всегда стоило лишь придти на два старомосковских кладбища — Пятницкое, что у Крестовского моста, где похоронены родные по крови люди, или же Донское при Донском монастыре — так будущее с каким-то непостижимо-неутомимым желанием своей наглядной демонстрации разворачивалось перед ошеломлённым внутренним взором в отдельных, никак не связанных между собой ни временем, ни местом действия, ни логикой последовательности событий, но необычайно чётких и красочных картинках. Как бы совсем наугад, кем-то выхватывались кадры из моей будущей жизни, примерно минуту прокручивались и мирно пропадали в анналах каких-нибудь других измерений. Чаще всего, я просто изумлялась увиденному, бывало — радовалась,  иногда (по правде сказать, редко) обижалась или сердилась неизвестно на кого.
    С ранних детских лет питаю я странную душевную склонность к прогулкам по старым кладбищам, где — сквозь тихий шепот листвы, бережные воздушные дуновения, голубоватый, расстилающий вокруг себя медовый запах засыпающих цветов туман, зыбь пугливой тени и убаюкивающе льющийся сквозь кроны могучих деревьев необъяснимо прохладный свет —  слышатся мне неисчислимые истории о главном,  от давно ушедших из этого мира людей.
    Неописуемая в цельности своей и огромности радость овладевает душой, когда узнаёшь, что оказывается всё, всегда и везде, неумолимо направляется к совершенному, прекрасному, весёлому и чудесному.

   Наталья Копсова, Норвегия, Осло - skazka.no/kopsov

   На фото: Москва, Донской монастырь

   Дата первой публикации: 2010-11-10

   Страница Натальи Копсовой на Proza.ru: proza.ru/avtor/natakop

Предыдущие публикации этого автора:

Cоломоновы решения или как делят детей в Скандинавии
Русские женщины, которые переезжают в Норвегию,
встречаются с предрассудками в обеих странах

Воспоминание о первой любви. Рассказ
Уход от мужа. Рассказ
Судьба Алёны. Рассказ
Будущее Норвегии - неужели в XXI веке национализм опять поднимет голову?
Некоторые размышления о будущем России
Любовники нашей с вами мечты
О любви, о счастье и обо всем, что важно
Отцы и дети - скандинавский вариант
Построение коммунизма в отдельно взятой Норвегии
О равенстве, любви и одиночестве
Путешествие в Рай и из Рая
Все, что я знаю о норвежских Кризис-Центрах
Новая сексуальная революция — лечение сексом: полезно и приятно
Из Норвегии с любовью — средства народной медицины
Современное архитектурное волшебство или как создать эксклюзивный дизайн почти из ничего

авторизация
регистрация
Регистрация временно отключена
напомнить пароль
Регистрация временно отключена
анонсГод Свиньи 2019: характеристика знака
анонсФото новинок модной вязаной женской одежды 2019 года: трикотажные платья, вязаные костюмы, юбки и брюки
анонсМодные платья 2019 - на зиму, весну, лето, осень. Тенденции и фото
анонсДубленки 2019 - фото новинки с модных показов
анонсПлатья для пышек Осень-Зима 2018-2019 - повседневные и нарядные
анонсМодная женская обувь Осень-Зима 2018/2019 - главные тенденции, фото
анонсЖенские туфли Осень-Зима 2018/019 - самые модные модели
анонсКаталог причесок
анонсЖенские стрижки | Самые модные женские стрижки - последние новинки
анонсИгры для взрослых
Copyright (c) 1998-2019 Женский журнал NewWoman.ru
Rating@Mail.ru