Rambler's Top100
. . 
..
НА ГЛАВНУЮ
.........................................
Рубрики 
НОВОСТИ САЙТА

СЛУЖБА ДОВЕРИЯ

ВАШИ ПИСЬМА

ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО

ЗАМУЖ ЗА РУБЕЖ

СЕМЬЯ, ДОМ, ДОСУГ

МОДА

КРАСОТА

ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

КОНКУРС КРАСОТЫ RUSSIAN GIRL

ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ

ГАЛЕРЕЯ КРАСАВЧИКОВ

ТАНГО С ПСИХОЛОГОМ

ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ...

ФОТОГАЛЕРЕЯ

СЕКРЕТЫ СЕКСАПИЛЬНОСТИ

СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА

ИЗБРАННАЯ ПОЭЗИЯ

ЭРОГЕННЫЕ ЗОНЫ ИНЕТА. ЭРОТИКА

ДЕВОЧКАМ-ПОДРОСТКАМ

ИРКУТСК, БАЙКАЛ

ИНТИМНЫЕ ОТКРОВЕНИЯ

ИЗБРАННЫЙ ЮМОР

ОБЗОРЫ ЖЕНСКОГО ИНТЕРНЕТА

ИСТОРИИ ЛЮБВИ

О ПРОЕКТЕ

АРХИВ

Рекламодателям
 

КАТАЛОГ ПЕРВЫХ ЖЕНСКИХ САЙТОВ



ПРОДЛИТЬ МОЛОДОСТЬ
ПУТЕМ ЛЕГКИХ РОМАНОВ?
Antonio Banderas
ОБНОВЛЕНИЕ В ГАЛЕРЕЕ КРАСИВЫХ МУЖЧИН

НА ГЛАВНУЮ
РУБРИКА "ПОКА МЫ ЛЮБИМ"
 В ЖУРНАЛЕ WWWoman - http://newwoman.ru
    24 АПРЕЛЯ , ЧЕТВЕРГ, 2003

    АННА ХОСИ (АВСТРАЛИЯ)
    annakuku@mail.ru

    ДЕКАБРЬ В ГОРОДЕ

              ...или в пять на Пушке. Я опаздывала. Там, где ответвляется проход, он стоял. В черной куртке. Глаза у него такие... Как ожог. Или это куртка? Я забыла уже, какой он. Он был такой. Неотразимый, что ли. Хотелось смотреть. Но я стеснялась. Я его увидела издалека. Не глазами. Приближаясь, глядела в сторону. А он ничего, смотрел. Курил. 
             - Хорошо выглядишь, - он сказал. 

             …набросок на салфетке, на краю стола: мой профиль. Болтая, нащупывали мостки; ледок был тонок. Разговор шел пустой, бутафорский; в паузы проваливались, узнавая. Шум голосов, стук посуды, музыка - отдалялись; мы делались отдельно. 
             Уже у дверей, выходя, спросил гитару у какого-то парня. 
             – Мне надо сыграть вот ей, - примостившись у стены, стал наигрывать.
    Я, книжку раскрыв, держала в руках: Квинтия, письма мои... Парень тоже стоял, но не удивлялся; было темно. 
             Мороз, аккорд, случайный стих. Я чувствовала счастье. 
    Хотелось, чтобы так всегда: чтоб мне играл, и все стихи одновременно положить ему в голову, чтобы мгновенно знал все, что я. Была досада, что не знаю, как. 
             Он отдал гитару, и мы пошли, без цели, сначала улицей. Мороз обступал, но мы были с водкой, ему было нас не схватить. Кафе отошло тут же в прошлое, как чужой берег, и полоса между ‘теперь и ‘там ширилась: мы отплывали, отплывали. 
             Кажется, целовались за киоском с сувенирами, как школьники, было смешно. Потом свернули в переулок. Помелькивал снег, желтый, ночь чернела, были дома - холодные, каменные; желтели шапки фонарей. 
    Так дышит счастье - зимними шагами, теплым выдохом случайно хлопнувшего подъезда. Хотелось упасть в тепло, без людей, в черно-желтую тьму. 

             Какие непримиримые подъезды на Арбате. Как крепости с поднятыми мостами. Стоят, закованные. Но мы и не хотели в подъезд - никто нас там не ждал. 
             Я говорила что-то про NN. Вот этот дом, их подъезд, вон там, на крыше, сад... Хотелось окружить собой, чтобы и воздуха другого не осталось. 
    За домом была арка, проем - во двор. И там был дом-руина; стены с пустыми глазницами окостенело скалились с синюю черноту, и снег заметал, и желтого не было тут. 
             Ах, какой дом. Когда-то кирпичный, и мы были последние люди, жившие здесь, после нас уж не было никого. 
             В нем - четыре, кажется, этажа, но ни крыши, ни перекрытий, ничего не осталось, только рваный остов стен и провал, как после взрыва, в середине. Нам было - туда, в провал. 
             Был ужасный мороз, ночь крепчала. 
             Распластывалась спиной по обломкам стены; уютный мех. Одежда мешала, но сторожил мороз; я смотрела вверх, в фиолетовое черное, и крошился морозный кирпич. 
    Мягкий мех дубленки, холодноватая кожа куртки. Было жаль шевелиться. Вещи сделались холодные, разомкнувшись. Мне было... Я сделалась бестелесной, бессмысленной. Ничего. Кружащийся снег, сугробы, морозная пыль. Кажется, и слуха не стало. 
             Мы замуровывали себя обратно - в привычное тепло, в одежду, в обычные мысли, выходили. Оказывается, там был двор еще, для людей, собак. Да, я же опасалась поначалу, что NN выйдет - собачку гулять. Интересно, меня бы узнали? 
             Мы на землю опускались, снижаясь. Я опускалась; шли аркой. 
    За аркой были снова: улица, желтые пятна, окаменелые стены. Мы шли. Говорить не хотелось. Какой-то тайный знак был предъявлен и узнан, там, в кирпичных лохмотьях. Это был пропуск, теперь мы шли другим городом. 
    Метель кружилась вокруг, и нас кружила, каменные дома исчезали в темноте, разметанной метелью; стен не было уж видно; желтый снег, круженье света. 
    Мы шли пустыми улицами, нам путь белел, хотелось смеяться и шуметь, мы кружились, город пропадал. 
             Ну, теперь... ко мне? - с трудом, как из сна, выговорил он. Я замычала что-то, просыпаясь. 
             Потом шли уже к метро, не к небу.

    Написать автору - annakuku@mail.ru

    Опубликовано в журнале "WWWonan" - http://newwoman.ru 24 АПРЕЛЯ 2003

    ПРЕДЫДУЩИЕ РАССКАЗЫ АННЫ ХОСИ:
    ПЕПЕЛ
    ВАРУЖАН


    Предыдущая публикация этой рубрики:
    АЛЕКСАНДР АСМОЛОВ "СОЛНЕЧНЫЙ СВЕТ"
    ДАЛЕЕ: Александр Асмолов. "Признание"
    АРХИВ РУБРИКИ "ВАШИ ПИСЬМА"

    СЛУЖБА ДОВЕРИЯСЛУЖБА ДОВЕРИЯ

    ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО

    ВАШИ ПИСЬМА В РУБРИКУ "ЗАМУЖ ЗА РУБЕЖ"

    ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

    НА ГЛАВНУЮ
 
Copyright © 1998-2003 Olga Taevskaya OOOlga@irk.ru

предыдущий | следующий 



Rating@Mail.ru

Реклама в журнале "WWWoman" - http://newwoman.ru(рекламный макет)

ПЕРЕПЕЧАТКА МАТЕРИАЛОВ ЖУРНАЛА ЗАПРЕЩЕНА