Rambler's Top100
2012-01-30
osen

osen: "Жизнь или дорога к себе". Повесть. Глава 127.

(Админ: для ускорения процесса текст публикуется без корректуры)

Предыдущая глава

127.

И действительно началось. Звонила Людмила с криками о ее, Татьяниной, бессовестности. Сыпались смс с проклятиями от Алексея. Почта была полна гадких писем, самым мягким словом в которых было слово Иуда. Но Татьяна была непреклонна. Она старалась не обращать внимания на смс и звонки, но иногда все же отвечала. Отвечала односложно и без эмоций – "Долг должен быть погашен не позднее 1-го числа. Иначе я сделаю то, что обещала". 
Нервы были на пределе. Однажды подъехав к дому, Татьяна не успела пройти и десяти шагов к подъезду, как из-за угла выскочил Алексей и почти побежал ей навстречу. Как она снова очутилась в машине, как объезжала стоявшего поперек дороги сына - она помнила с трудом. 
Отъехав пару кварталов, она остановилась и позвонила Антону - Приезжай. Я не смогу доехать до офиса.
С тех пор им приходилось быть постоянно вместе. Антон отвозил ее в офис. Буквально с рук на руки сдавал охране, а потом вечером забирал домой.

Жизнь становилась невыносимой. Татьяна тяготилась отсутствием возможности хоть немного побыть наедине собой. Но другого варианта не было. Между тем, назначенный к платежу день приближался. 
Антон по своим связям нашел каких-то странных знакомых и риэлтора, которые нанесли визит в квартиру Алексея под предлогом осмотра продающейся жилплощади. Как и ожидалось, в квартиру их не пустили, но, похоже, что Алексей такого поворота дел не ожидал, надеялся, что мама поплачет, поругается и как обычно уступит. А тут. Тут Татьяна была непреклонна. Не то ей самой надоело бесконечное издевательство родных, не то сказывалось влияние Антона.

После визита риэлтора позвонил Леонид – единственный, с кем Татьяна общалась. 
- Ну так же нельзя? Надо решить по-хорошему. Неужели ты и правда выгонишь на улицу родного сына.
- Зачем на улицу. Часть этой квартиры твоя – вот ты ее и отдай. А я свою часть продам, сдам в аренду. Будет коммуналка. Кто сказал, что я не вправе это делать. Ты знаешь, квартира эта  всегда предназначалась только Алексею. Он мой сын. И, в отличие от тебя, все эти годы я и только я его растила. И ради того, чтобы хоть как-то обеспечить его жильем я платила за эту квартиру столько лет. И не будь сейчас этих долгов, наверное, квартира давно была бы переоформлена на него. И не я устроила это шоу. Хотите квартиру – платите долги! Нет? Тогда я погашу их тем способом, о котором говорю. Это все!

Потом позвонила Людмила, которой Татьяна высказала то же самое. Но ее никто не хотел слышать. Все в один голос твердили, что она, Татьяна, бесчестный человек. Что обещание переоформить квартиру - это лишь обещание, на самом деле, она хочет, что бы Алексей оплатил образовавшийся долг, а квартиру она оставит за собой. И почему-то все забывали, что Алексей просто обязан оплатить эти долги. Что в квартире жила не она, а Алексей. Что это все не ее, а его долги. И что она вовсе не обязана кому-то что-то отдавать. Это все было особенно обидно, но доказать кому-то что-то было просто невозможно. День за днем ей говорили, что она бесчестный человек. До первого числа оставалось четыре дня. 

Тот день выдался каким-то уж очень солнечным и уютным. Сразу после работы Татьяна с Антоном решили поехать на дачу. Немного прибрать, а за одно и подышать свежим воздухом. Возвращались поздно, на перекрестке Татьяна заметила знакомый джип – навстречу ехал Алексей. 
- Наверно едет к Людмиле обсуждать стратегию дальнейшей борьбы с предательницей мамой, – рассмеялась Татьяна, – ну пусть поговорят. Может все же успокоятся.
Но не успела она договорить, как поняла, что джип сына, разворачиваясь прямо на тротуаре, едва не сбивая прохожих, несется за ними.
- Антон, разворачивай машину. Поехали отсюда скорее, – почти закричала она. Ей почему-то стало очень страшно от вида несущегося за ними джипа.
- Поздно, - тихо ответил Антон, – он уже заблокировал нам выезд. Сиди в машине. Не вздумай выходить. Держи блокировку своей двери.
Не успел он это сказать, как Алексей, подбежавший к ее двери, стал пытаться ее открыть.
- Открывай, сука, кричал он с перекошенным лицом.
Еще минута, и она готова была выйти навстречу разъяренному парню. Подумалось - выйти-встать перед ним и спросить прямо – когда он прекратит издеваться над ней. Когда наконец оставит ее в покое, - она и правда хотела это сделать, не успела.
- Если ты сейчас не отойдешь от машины и не уедешь – я выстрелю. Я просто прострелю тебе ноги, чтобы ты никогда больше не смог подойти к ней.

Татьяна обернулась. Антон, вышедший из машины, держал в руках пистолет. Это был небольшой травматический пистолет, который он периодически носил с собой.
- Уходи, - тихо повторил он, – хватит издеваться над матерью. Уходи!
В первую секунду Татьяна снова рванулась было открыть дверь и заслонить сына. Но, дернув дверь, поняла, что Антон открыл лишь свою дверь, а пассажирскую заблокировал. Она что-то хотела сказать, но поняла, что нет ни голоса, ни сил. Она просто опустила голову на руки, взмолившись: – Боже. Да когда же все это закончится!

Продолжение

Читать повесть с самого начала

авторизация
Регистрация временно отключена
напомнить пароль
Регистрация временно отключена
Copyright (c) 1998-2021 Женский журнал NewWoman.ru Ольги Таевской (Иркутск)
Rating@Mail.ru