Rambler's Top100
2010-01-20
BestFemida

Неизвестная земля
Книга 1

(ред: публикуется без корректуры) 

    Начало

  Глава 12.
  Врач.


    Богдан проснулся рано, поел, как обычно, а после завтрака всех зачем-то сразу погнали на улицу. Богдан вышел вместе с остальными и, пока другие мужчины разошлись вдоль забора, он посмотрел на ворота. Они были чуть приоткрыты, и виднелось поле, заросшее высокой травой. Заманчивая картина. И ещё более заманчивое желание вскочить и убежать в поле, но Богдан, подавив вздох, отвернулся от соблазна: он знал, что за ним сейчас зорко наблюдают Дроздов и Влад. К тому же, нельзя скидывать со счетов оковы на его руках и ногах…
    - Рано ещё! – пожаловался сразу же Игорь, поёживаясь от холода – утро было раннее, прохладное, земля и воздух ещё не прогрелись.  – Чего с утра-то? Поспать не дадут!
    - Сегодня врач приедет, - сказал на это Дроздов.
    Врач! Это простое слово заставило здорово поволноваться некоторых из рабов. И особенно – Игоря, который после услышанного стал мрачный, нервный, а когда же врач все-таки приехал (в обед) и рабы расселись в шеренгу, ожидая своей очереди, то Игорь и вовсе потерял всякое самообладание. Он сидел предпоследний, а последним был Богдан, которому неприятно было смотреть на этого нервного юношу, со страхом взирающего на барак, где расположился доктор.
     - Зуб у него болит, - пояснил Самсон Богдану. – Уже неделю. Дыра большая. Наверное, выдирать придется.
    Сказал тихо, чтобы ещё сильнее не встревожить Игоря и без того не находящего себе места. Между тем начался прием пациентов. Дроздов стоял с бумажкой и по списку вызывал того или иного раба и сопровождал его в барак, где его осматривал врач. Приём обычно длился около двадцати - тридцати минут.
Наконец настала очередь Игоря. Встав, он неуверенно зашагал за Дроздовым. Прошло полчаса и из барака вышел Дроздов.
    - Богдан! – громко известил он.
    Богдан нехотя поднялся, вошел в барак.
    Барак протерпел небольшие изменения – справа стоял длинный стол с разложенными инструментами на белом полотенце, слева – весы, но главное – впереди остаток прохода загораживала большая, до самого потолка, длинная ткань серого цвета. За этой тканью были видны фигуры.
    - Садись, скоро твоя очередь, - коротко сказал дроздов, указав на пол.
    Богдан сел и уставился на занавеску, прислушался к голосам, хотя это и не требовалось.
    - Нет, вы же обещали, что не будете! – услышал он надрывный, жалостный голос Игоря.– Не надо!.. нет!
    Короткая возня за занавеской.  Затем всё смолкло, и в тишине Богдан различил незнакомый голос:
    - Подержите его за руки. Откройте рот.
    - Нет! – отчаянный возглас Игоря. – Не…
    Страшное пыхтенье, крик, похожий на девчоночий визг, странный звук.
    - Дай сюда тампон.
    - Ммм… ЫЫЫЫЫ! – услышал сдавленный стон Богдан и поежился. Глянул на Дроздова. Тот усмехнулся, подмигнул ему:
     - Что, жуть, а?
     Богдан отвернулся, помрачнев. Думал, ждать придется ещё час, но нет – минута и штора-занавеска раздвинулась, и оттуда вышел Игорь. Красный, волосы спутаны, на лице – страдание, глаза – жалкие, заплаканные, по левой щеке катится слеза. К правой щеке Игорь приложил сложенный в несколько ряд  бинт, держит его рукой; на бинте видны пятна крови.
    Следом за Игорем вышло трое– Влад, Олег и другой рыжий мужчина, которого Богдан не знал, но по белому одеянию понял, что это врач.
    - Ну кто тут у нас еще остался? – спросил с улыбкой врач. – А, ты… заходи на весы, а он (кивок на Игоря) пусть посидит здесь. Кровь должна пройти, не пройдет - скажете.
    - Ну? – улыбнулся Влад Богдану. – Чего стоим? Нужны особые указания? Пожалуй на весы.
    Только одно в этом приглашении обрадовало Богдана – проклятые оковы сняли с его рук и ног. Он нехотя вступил на холодный прямоугольник.
    - Так, посмотрим, - заговорил врач, подойдя к нему и делая какие-то расчеты на весах. – А вес ничего, нормальный… теперь рост… ага,… а чего ты такой кислый-то? – улыбаясь, спросил он у Богдана, взяв его за плечо, веля тем самым слезать с весов.
    Богдан поджал губы, глянув в маленькие  глаза этого рыжего.
    - Как звать-то? – продолжал рыжий врач.
    Так и не дождавшись ответа, он посмотрел на Влада:
    - Немой, что ли?
    - Да нет. Просто он у нас стеснительный и страшно гордый. Верно, Богдан? – и Влад весело подмигнул ему.
    Богдан покраснел и заскрипел зубами, а врач с Владом улыбнулись.
    - Пройдись, Богдан, - приказал врач.
    Богдан скосился на обоих, но – подчинился.
    - Ясно, - проговорил врач и что-то записал в блокнотике, затем отодвинул занавесь: - прошу.
    Богдан снова скосился на врача, но выбирать не приходилось. И он вошёл. Едва он вошел, занавесь опустилась а Богдан сразу занервничал – обстановка располагала.
    В центре – деревянный стул, справа – слева – столики, с разложенными инструментами, пузырьками, коробочками. А в углу справа – два мужика. Здоровенные амбалы. Оба стоят, скрестив руки на груди, одеты по-походному, у поясов – нож и скрученные веревки. Лица мрачные, глаза буравят насквозь. И оба этих типа тут же нацелили на него свои буравчики.

    - Ну, что встал? – услышал Богдан голос врача. Обернулся – тот стоял позади, потирая руки. Рядом с ним – Влад. Оба улыбаются.
Богдан, чтобы не видеть их улыбок, вновь вернул взгляд к «приемной», но не знал, что лучше – смотреть на инструменты и чувствовать на себе пристальный взгляд двух амбалов или же видеть улыбки Влада и врача. И то и другое раздражало.
    - Садись, садись, - продолжал врач, заходя справа. – Видишь, тут все для тебя, стульчик даже поставили…
    Преодолев чудовищное желание выругаться как следует и рвануть к выходу, Богдан сел на стул, негодующе уставился прямо на занавеску.
    - Ну-с, начнем, - врач встал справа от Богдана. – Жалобы есть?
    Обождав с минуту, он сказал, усмехнувшись:
    - Ясно. Ладно, начнем тогда сверху.
     И  наивный врач коснулся его волос. Богдан вскочил и непременно сломал бы ему ключицу, не удержи его те два амбала. Врач рассмеялся, переглянулся с улыбающимся Владом, пока двое амбалов силой усаживали его на стул.
    - Тихо, тихо, - смеясь, сказал врач. А потом улыбнулся. – Недотрога!
    Вспыхнув как мак, Богдан снова вскочил, но снова был усажен – под смех врача и Влада, а заодно и пришедшего полюбоваться комедией Дроздова.
    - Какой он у тебя, однако, нервный, - улыбаясь, говорил врач, глядя на Богдана, пока тот  буравил его взглядом. - А взгляд-то какой! Того и гляди укусит!
    И они снова рассмеялись.
    - Осторожней, - предупредил врача смеющийся Влад, - Богдан у нас тут несколько раз бежать пытался, проявляя при этом не дюжую силу и смекалку.
    - А, -  разъехался в ухмылке врач, - теперь я понимаю, почему у него на руках и ногах были надеты цепочки. Что, буйный? Ну да ничего, справлюсь, и не с такими дело имел.
    Богдан лишь краснел, молча терпя унижения – знал, что стоит ему только заехать в морду этому рыжему, как его тут же размажут по стенке амбалы- телохранители. Наконец врачу надоело потешаться над ним, и он приступил к своим обязанностям. Прежде всего он осмотрел волосы Богдана. Не найдя никаких вшей, он заглянул в уши – Богдан и это стерпел, - потом взял какие-то плоскогубцы – очень тонкие, ими раздвинул поочередно каждую ноздрю Богдана. Процедура Богдану крайне не понравилась, и он поморщился, чем вызвал еще одну улыбку Влада и Дроздова. А врач взял ложечку, заставил открыть рот и стал внимательно его осматривать, но и это еще ничего. А вот когда он стал стучать по зубам и трогать их своими пальцами – этого Богдан стерпеть не смог – слишком живо в его памяти было недавнее унижение около бани - и мгновенно закрыл рот, едва не откусив врачу пальцы.
Но тот лишь усмехнулся.
    - Что там? – спросил Влад, который все время с интересом наблюдал за процессом.
    - Ну что тебе сказать, - отвечал врач. – Картина очень даже ничего. И конечно, не сравнима с предыдущей. Зубки целы и дырок нет, – тут он взял локон Богдана. – А волоски ему подрезать стоит…- он взял со столика ножницы и потянулся было к волосам Богдана.
    Блям!
    Богдан одним ударом вышиб у него инструмент и ножницы, сверкнув, отлетели в дальний угол.
    - Видать, парикмахеров он тоже не любит, - рассмеялся Дроздов.
    Врач ухмыльнулся, переглянулся с улыбающимся Владом и глянул на Богдана - Богдан нахмурился. И тут – Богдан не успел даже сообразить, - амбалы, повинуясь кивку Влада, набросились на него и, схватив, стиснули своими ручищами. А врач, улыбаясь, взял какую-то тряпку, обмотал ею Богдана, поднял  ножницы. Несколько минут, и Богдан был подстрижен, а начавшая пробиваться щетина - сбрита. Амбалы отошли, а Богдан схватился за свою голову, начал щупать её, пытаясь оценить ущерб.
    - Не бойся, - смеясь, сказал врач,-  я не садист. Просто подравнял малость. И тебе, кстати, очень даже идет.
    Ощупав свою голову, на лице Богдана отобразилось удивление и удовлетворение – все оказалось не так уж плохо. Напротив, просто великолепно – Богдана в парикмахерской так не стригли, как здесь. Улыбаясь, врач поднес ему зеркало – Богдан заглянул в него и последнее недовольство, что было еще в нем, ушло, улыбка показалась на его лице.
    - Ну как, доволен? – улыбнулся врач, забирая зеркало.
    Богдан промолчал, а они улыбнулись.
    - Так, с верхом считай, закончили, - продолжал врач. – Осталось зрение да еще укол. Ну зрение это потом, - и он подошел к одному из столиков. – А сначала инъекция…
    Богдан, все ещё прибывающий под впечатлением от великолепной стрижки, не сразу обратил внимание на его слова, и лишь когда сзади залязгало, он насторожился  и, повернувшись, стал наблюдать за действиями врача. Врач спокойно достал какой-то мелкий пузырек, взял специальный резец, чиркнул им  по горлышку пузырька, набрал в шприц бесцветную жидкость. Богдан напрягся. Но, может, он ошибся, и ничего не будет? Врач  чуть нажал, выпустив каплю с конца иголки, взял из плошки ватный тампон, смоченный в спирте, и направился к нему…
    Тут уж Богдан не выдержал. Стрижка стрижкой, но колоть его неизвестно чем? такая перспектива его совсем не устраивала. Вскочив со стула, Богдан метнулся прямо к занавеске, рассчитывая выбежать на улицу, а оттуда, через открытые ворота, в поле…
Но два амбала, что стояли в углу, оказались проворнее. Не даром Богдану они не понравились. Они метнулись к занавеске и навалились на Богдана всей своей тяжестью, свалив его с ног. Богдан упал, больно ушиб колено, но продолжал бороться с противниками. Беззвучно, отчаянно дыша и вырываясь. Богдан был силен, но двое против одного – у него не было шансов.  В конце концов, два амбала, обладающие воистину богатырской силой и весом слона, заломили ему руки назад, да так сильно, что едва не сломали, а Богдан собрал всю волю, чтобы не закричать от боли.  Убедившись, что жертва перестала сопротивляться, амбалы рывком подняли его на ноги. Богдан увидел лица врача,  Влада. Влад с легкой улыбкой качал головой, и врач тоже.
Амбалы же, не дожидаясь приказа, все еще крепко держа за руки, грубо поволокли его в сторону стула, силой усадили.
    - Что, никак мы и укольчики не переносим? – смеясь, сказал врач, приближаясь к Богдану со своим шприцем, с иглы которого зловеще поблескивала бесцветная капля. И провел влажной ваткой чуть ниже плеча.
    Смазав, откинул ватку в ведро. Богдан рванулся было, но не вышло – амбалы держали слишком крепко. Все, что он смог – слегка дернуть мускулами, да и то после этого эти двое сжали его еще крепче. Врач же воткнул иглу – Богдан поморщился, забился, - ввел лекарство, вытащил иглу, прижал ватку.
    - Ну и что в этом такого страшного было? – продолжал с расспросами врач, кидая использованный шприц в ведерко. – Правильно, ничего. Ладно, раздевайся.

    Двое амбалов при этих словах отпустили Богдана, отошли в свой угол, но Богдан по-прежнему чувствовал на себе их пристальные взгляды. Богдан встал, покосился на этих богатырей, затем взглянул на врача.
    - Ну, чего стоим? У меня времени мало, - с улыбкой говорил врач. – Раздевайся, раздевайся.
    Сделав вид, что он в раздумье, Богдан незаметно глянул на занавеску и когда врач отвернулся, чтобы взять перчатки, а Влад нагнулся за упавшими часами, Богдан рванул к ней. На этот раз  повезло еще меньше. Амбалы нагнали его раньше, чем он сумел даже добежать до нее, но Богдан, почувствовав преследователей, резко развернулся и ударил-таки одного в лицо. Ощущение было такое, что бьет по железу.
    Да, как по железу. Амбал чуть пошатнулся, но на подмогу пришел второй – жестоко ударил под дых. Богдан чуть не задохнулся, повис у того на руке, согнувшись пополам. А амбал убрал свою руку и Богдан, не имея опоры, рухнул на землю. Пару секунд пролежал, тупо глядя на носок ботинка амбала, затем резко извернулся и ударил его прямо в ногу. Ступней. Амбал явно не ожидал от невольника такой прыти и упал. От удара второго Богдан увернулся, прокатившись валиком по полу,  вскочил, снова к занавеске, но неудачно – запутался в ней, как муха в паутине. А в спину уже удар. Богдан упал, путаясь в занавеске и слыша, как трещит она где-то вверху, явно обрываясь. И вот он лежит на полу, окончательно заплутавшийся.  На корточках рядом с ним сидят два амбала и крепко его держат. Один из них сорвал с Богдана занавеску, отшвырнул ее, второй рывком поставил Богдана на ноги.
   - Н-да, у меня даже слов нет, - усмехнулся врач. – Тебя что, режут?
    Богдан глянул на Влада с Дроздовым – те едва сдерживались  от смеха, в глазах веселые огоньки.
    - Ну так ты разденешься? – медовым голоском поинтересовался врач. – Или тебе помочь?
    Смекнув, что эти сволочи и впрямь могут это сделать, Богдан решил не унижаться лишний раз и выполнил их просьбу. А когда врач, опустившись на корточки, прикоснулся к его паху, он резко согнул правую ногу в колене. Раздался лязг зубов и приглушенный крик. Шипя змеей, врач опрокинулся, схватился за челюсть, в то время как Дроздова скривило от смеха.
    - А хлопчик-то у нас лягается, - сквозь смех сказал он.
    -Лягается… – врач поднялся с колен, снова уставившись в Богдана. – Лягаешься, да?
    И, вынув из кармана веревку, в минуту опутал Богдану ноги.
-А что теперь сделаешь? – и он снова коснулся его паха.
    Улыбнувшись, Богдан чувством полного удовлетворения облил его мочой. Врач выругался, отпрянул, затряс руками. А Влад усмехнулся:
    - Я же говорил, что с характером.
     И хотя победа была полная, унизительный осмотр все-таки был произведен. После него врач  отошел мыть руки, а амбалы сняли с Богдана ремни. Богдан с удовольствием потер затекшие запястья, быстро надел штаны, связав концы резинки, и стал наблюдать за происходящим. И прежде всего – за дверью.  
    Богдан наблюдал и не зря – Влад стал разговаривать с врачом, Дроздов куда-то вышел,  амбалы позади занялись укладыванием инструментов. Идеальный момент.  Богдан вскочил и рванул к двери, но добежать до нее ему не удалось – один из амбалов настиг его. Вместе они покатились по земле, а Влад с врачом и еще одним амбалом преспокойно наблюдали сцену борьбы: опасаться было нечего, все равно Богдану не удастся уйти.
Амбал, что навалился на Богдана, оказался тем еще боровом. Он беззвучно мял его, давя всей своей тушей, норовя заломить Богдану руку, но Богдан все увертывался, извивался, точно червь. И тоже молчал.
    Борьба была короткой, но Богдану тогда показалось, что она длилась около получаса. Амбал давил. Казалось, выхода нет. Придется смириться и сдаться на его милость – силы были на исходе. Но  тут перед Богданом мелькнула рожа амбала и его ухмылка. Высвободив свою правую руку, Богдан что есть силы ударил в смеющуюся физиономию. А потом еще раз и еще.
Хватка амбала вдруг ослабла. Богдан, тяжело дыша, выполз из-под тяжелой туши и взглянул на своего противника. Тот был оглушен. Не мертв. Но выведен из строя, а именно это и требовалось. Богдан поднял глаза на Влада, врача и второго амбала.
    - Неплохо, - улыбнулся Влад и в туже минуту на Богдана налетел амбал. Тот, что стоял рядом с Владом.
    Но Богдан вовремя уклонился и шмыгнул прямо в свою камеру и закрыл дверь на себя, а потом ею же ударил бросившегося к нему амбала. Раздался глухой удар и Богдан увидел, как амбал медленно пополз вдоль двери вниз и рухнул наземь. Богдан чуть приоткрыл дверь, но, увидев направляющихся к нему Дроздова, Олега и еще двоих помощников, дернул дверь на себя. Слишком поздно. Дверь была отварена и четверо помощников ворвались в камеру.
    - Пошумел и хватит, - произнес из-за спин помощников Влад. – Сам выйдешь или как?
    Богдан не задумался ни на мгновение. Кинулся на четверых противников. Борьба двух минут. Обессиливший Богдан против четверых сильных, не принимавших никакого участия в драке мужчин  - поражение было очевидно. Богдана сбили с ног, после чего одели на руки  и на ноги оковы и таким вывели из камеры.
Амбалы к тому времени пришли в себя и злобно поглядывали на Богдана. Особенно тот, которому Богдан вышиб два передних зуба.
    - Сила есть, а ум отсутствует, - прокомментировал врач, глядя на Богдана. – Один в поле не воин. Разве не слыхал?
    Справа от врача закривился от смеха Дроздов, а Олег, что держал Богдана за локоть, презрительно фыркнул. Даже Влад не удержался от улыбки.  Богдан молча смотрел на врача, а амбал, лишившийся передних зубов, грязно хмыкнул и сплюнул. Прямо на ноги Богдану. Начихав на все, Богдан кинулся на него. Он думал, что его удержит Олег, но тот неожиданно отпустил его, а амбал, что стоял напротив Богдана, ловко отскочил. Богдан, сделав несколько шагов, упал прямо к его ногам – цепь помешала.
Все тут же захохотали.
    - Что ж он у тебя на людей-то так кидается? – услышал Богдан насмешливый голос врача. – Он на всех незнакомых так или это ему только мои молодцы не приглянулись? Если уж он так чужих ненавидит, то я бы на твоем месте его не  в качестве раба держал, а  на цепь возле ворот посадил – славный цепной кабель получился бы… не, ты глянь, как сморит! Глаза ну чисто как у волка!
    И еще один приступ всеобщего хохота. Богдан молча поднялся с земли, красный как свекла, с горящими от негодования глазами. Он опять кинулся на обидчиков, но снова фортуна изменила ему. Олег ловко выставил ногу, и Богдан снова поцеловался с землей под оглушительный всеобщий хохот. Опять  начал подниматься, красный, но не побежденный. И когда он уже готовился встать с колен, Олег с силой ударил его в нижнюю часть голени. Вскрикнув, Богдан  упал, а Олег наступил ногой на его горло, придавив к полу, стал душить.
    И тут дверь в барак распахнулась и в барак буквально влетела женщина.
    Роза. Но какая!
    Глаза её  - вольные, дикие, гордые, - сверкали, точно молнии, чёрные пышные волосы трепетали, на лице – ни кровинки.   Даже платье её, казалось, дрожит от гнева и возмущения.
    Роза вбежала, готовая накинуться на первого, кто оказался у нее на пути, но резко остановился, увидев перед собой Богдана, который по-прежнему оставался придавленным к полу.
    - Это ещё что?
    И метнула на Влада ещё более негодующий взгляд, чем тот, который был у нее в первые минуты; казалось, что вид мученика лишь влил в нее новую энергию ярости и недовольства.
Влад с улыбкой посмотрел на неё.
    - Что тебе?
    - Ещё спрашиваешь! – выпалила Роза, швырнув во Влада испепеляющий взгляд. – Вызвал врача, так?!
    - Вызвал, Розочка, - мягко согласился Влад, все ещё не понимая причину её гнева.
    - Я тебе не Розочка! – Роза зарделась не хуже Богдана.  – А меня ты спросил? По-твоему, я позволю, чтобы меня осматривал какой-то неотесанный мужлан, именующий себя доктором?!
    - Но все ведь согласились, Роза, - Влад старался говорить мягко и вежливо.

    - Я – не  все! и не позволю тебе распоряжаться моей жизнью и тем более решать за меня, какой врач меня будет осматривать! И будет ли он делать это вообще! Я и сама способна о себе позаботиться!
    Рыжий врач мелко засмеялся, а потом произнес:
    - Дикая у тебя кошечка, однако!
    - Кошечка?! – Роза в одно мгновения подскочила к врачу и отвесила ему звонкую пощечину, а потом отскочила назад, вперив в мужчин негодующий, разъяренный, гордый взгляд.
    - Вот так номер! – пробормотал врач, потирая щеку. – Прямо не кошка, а тигрица какая-то! пантера! Тебе стоило предупредить меня о том, что она ничуть не изменилась.
    - Я хотел, но времени не было, - Влад посмотрел на Розу и покачал головой. Сказал с улыбкой: - Тебе следует быть полегче с врачом, он все-таки мой друг.
    - Хочешь, чтобы и тебе попало?! – открытый вызов.
    - Попробуй, - Влад легонько улыбнулся.
     Роза замешкалась, чуть покраснела. Влад улыбнулся, негромко рассмеялся. А за ним – остальные. И тут Роза вспыхнула еще ярче. В один прыжок она оказалась около Влада и отвесила ему звонкую сильную пощечину.  И отступила назад, дрожа от возмущения и негодования. Дроздов присвистнул от удивления, а Влад с улыбкой потер щеку:
    - Неплохой удар.
    Роза, слегка покрасневшая, чуть отступившая от Влада,  вскинула на него глаза, все еще горящие гневом и выпалила на одном дыхании:
    - Хочешь ещё?
    - А что, я удостоюсь? – по губам Влада скользнула усмешка.
    Роза, развернувшаяся было к дверям и намеревавшаяся выйти, мгновенно развернулась и хлопнула Влада по другой щеке – сильнее прежнего, - и, швырнула в него еще один взгляд, пострашнее предыдущих. После чего развернулась и рванула к дверям. Но не тут-то было. Один из амбалов, посчитавших такую выходку пределом всякой терпимости, схватил ее за  кисть и резко дернул на себя. В ту же секунду Роза развернулась и выхватила из-за пояса  красивый крестик, который оказался тонким длинным кинжалом, умело замаскированным под украшение: его рукоять и предохранитель были из золота и напоминали крест, но дальше шло острое металлическое лезвие, которое было спрятано до сей минуты в оставшейся части крестика, на деле оказавшееся прекрасными ножнами. Сжав кинжал в руке, Роза в мгновение ока приставила свое оружие прямо к горлу опешившего от такой неожиданности амбала и прижала его к стене.
    Дроздов присвистнул от удивления вторично, у врача вытянулась физиономия, а по лицу Влада пробежала улыбка. Лишь второй амбал среагировал иначе. Видя, в каком положении оказался его напарник, он ринулся, было, на помощь, но Роза тут же выпалила, повернувшись к нему:
    - Ни с места, иначе я проткну эту бычью шею!
То ли амбал испугался, что Роза и впрямь выполнит свою угрозу, то ли он испугался ее страшного взгляда, но он замер на месте. Роза же около минуту держала своего пленника под кинжалом. Ей достаточно было сделать одно движение, чтобы пустить кровь. Но Роза не собиралась стоять здесь на всеобщем обозрении. Она чуть подалась к двери, после чего грациозно отступила от своего заложника и выскользнула за дверь, по дороге пряча свое маленькое, но грозное оружие.
    - Вот это девка! – восхищенно произнес врач, когда Роза ушла. – Прямо дьяволица какая-то! дикая и горячая.
    - Необъезженная, - вставил своё слово Олег.
    - Да, - врач усмехнулся, - необъезженная, – тут врач взглянул на Влада. – А ты ей все потакаешь?
    - Приходится, - пожал плечами Влад, а сам довольно улыбнулся.
    - А с кинжалом она ловко, - продолжал врач, на которого Роза произвела неизгладимое впечатление. – Откуда он у нее?
    - Нашла в моем кабинете,  наточила остро, чуть изменила, украсила и с тех пор с ней не расстается.
    - Ещё одна причина, по которой ее тут не трогают? – усмехнулся врач.
    - Наверное, - Влад пожал плечами. – Ты же видел, как ловко она владеет этим жалом. Чуть  только тронь её – она мигом выпустит кишки любому, кто к ней прикоснется… ладно, времени много прошло. Ты тогда осматривай остальных баб – я их сейчас позову. А ты, - обратился он к Дроздову, кивнув на Богдана, - отведи его к парням.

     После того, как Богдана вернули во двор (по дороге Дроздов даже извинился за резкие действия Олега и осведомился, не повредил ли тот ему ногу), возле барака возникла длинная очередь из лиц женского пола – им, как и их мужьям-невольникам, предстояло пройти осмотр. Все, как и у их предшественников, с той лишь разницей, что двух амбалов попросили выйти, а заодно и Дроздова.  За длинной занавесью остался лишь врач, а перед ней – Влад, который следил за порядком в бараке.
    В барак запускали сразу по шесть человек, и первая из этой шестерки проходила за занавесь, пока остальные пятеро ждали своей очереди, рассевшись вдоль камер. Но если старухи, уже привыкшие к таким процедурам, дожидались своей очереди молчаливо, не переставая и тут заниматься своими делами (бабка Люся, к примеру, вязала носок), то молодежь нервничала, шушукалась, переглядывалась и пересмеивалась, подтрунивая друг над другом, а заодно и Владом.
    А дело за занавесью шло чрезвычайно медленно, и совершенно застопорилось, когда на прием пошла последняя шестерка девушек. То были самые молоденькие. Они нервничали и смущались пуще всех, на все вопросы отвечали сбивчиво, второпях, с явной неохотой, старательно обходя стороной все интимные вопросы, а когда же все-таки молодку заставляли отвечать, то лицо последней всегда скрашивал густой румянец. Но вот осмотр кончился, в бараке не осталось ни одной, и Влад вместе с врачом вышел на улицу, где к ним присоединился Дроздов – он принес список всех невольниц.
    - Всё? – спросил врач, пока глаза Влада бегали по строчкам.
-Да вроде… хотя… слушай, а ведь Маши не было на осмотре? – вдруг сказал он и повернулся к толпе девушек, которые, собравшись кучкой близ сарайчика, о чем-то шушукались. – Эй, Машу не видали?
    Как всегда, девушки в миг устремили на него взоры, чему-то рассмеялись, а потом одна из них, самая веселая и бойкая, прокричала в ответ:
    - Видали, у реки она – цветы собирает.
    - Так зовите её сюда скорей!
    Но тут виновница сама вышла из-за угла – молоденькая девушка в простенькой льняной юбочке и кофточке, в легких башмачках и с целым букетом цветов в руках. Ее лицо благоухало счастьем и невинностью, а приятный кроткий взгляд, который достался цветам, что она держала в руках, заставил Влада улыбнуться. Восемнадцатый годок всего шел (обманулся он тогда у Гапона-то, не впервой, впрочем) прелестному созданию. Подумать только…
    - Маша! – громко и весело крикнул он ей. – Маша, иди сюда.
Маша тотчас вскинула на него свои глазки, но, увидев рядом с хозяином врача, беззаботная веселость спорхнула с ее личика.
    - Эй, ты чего? – в недоумении протянул Влад в ответ на такую странную реакцию. – Иди сюда, надо, чтобы тебя врач осмотрел.
    Но его слова, видимо, ещё больше перепугали девушку. Маша, кругля глаза от страха, медленно попятилась назад, а потом, откинув в сторону букет, развернулась и побежала прочь.
Влад недоуменно проводил ее взглядом.
    - Не понимаю, чего это с ней. Надо, чтобы кто-нибудь за ней сходил – нужно ж и ее осмотреть.
     И он уже повернулся к Дроздову, стоящему неподалеку, чтобы тот сходил за невольницей, но тут, откуда ни возьмись, появилась Роза. Схватила его за рукав  и оттащила его в сторону, подальше от врача. За ними последовал и любопытный Дроздов.
    - А, мы уже не сердимся? – улыбнулся Влад.

    Роза гневно сверкнула очами.
    - Не зли меня!
    - Ну хорошо, хорошо, - улыбаясь, миролюбиво кивнул Влад. –  Так что там у нее стряслось? Ты ведь поэтому меня оттащила?
    - Проблема по женской части, - не вдаваясь  в подробности, ответила Роза.
    - Чего? – не понял Влад.
    - Месячные, вот  чего!.. как она, по-твоему, на осмотр к нему пойдет, когда у нее там как из ведра?
    - А…ну… - лицо Влада разом поглупело, он повел скулой, в раздумье выдержал минутную паузу.
    - Оставь её, в другой раз приедет, тогда пусть и осмотрит, - сказала Роза.
    - А если она больна… - снова завел своё Влад, глядя на Машу, стоящую у сарая и пугливо поглядывающего в его сторону.
    Сказал и пожалел. Черные глаза заблестели гневом, ноздри воинственно затрепетали, брови грозно сдвинулись, руки подперли бока.
    - Ну хорошо, хорошо, - миролюбиво улыбнулся Влад, - пусть по-твоему. Теперь ты довольна?
    Роза зыркнула на него, улыбнулась и, развернувшись, торжествующе зашагала к Маше – та уже улыбалась, по одному взгляду черноокой красавицы поняв, что дело решилось в их пользу. Улыбаясь, Влад повернулся к Дроздову – оба поглядели на удаляющихся красавиц, а потом Влад сказал:
    - Тогда я к врачу – скажу, пусть идет чай пить. Ты с нами?
    - Я? – Дроздов обернулся. – Да.
    - Тогда приходи, - Влад зашагал в дом, а Дроздов остался стоять.
    Он стоял и, глядя на удаляющуюся Машу, чему-то загадочно улыбался...

 Продолжение

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
ЖЕНСКИЙ КЛУБ РОССИЯ ТВОРЧЕСТВО ДЕТИ ОТНОШЕНИЯ С МУЖЧИНАМИ МОДА И СТИЛЬ ПСИХОЛОГИЯ ФРАНЦИЯ ИСТОРИИ ЛЮБВИ ПУТЕШЕСТВИЯ ГЕРМАНИЯ ЗАКОНЫ ФОТОГАЛЕРЕЯ САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИЯ ЖЕНСКОЕ ЗДОРОВЬЕ СЕМЬЯ ОТНОШЕНИЯ В БРАКЕ КУЛИНАРИЯ ДАНИЯ ЖИЗНЬ ЗА РУБЕЖОМ ЗНАКОМСТВА УКРАИНА НОРВЕГИЯ ГОРОСКОПЫ ПРАЗДНИКИ ИЗМЕНА РАЗВОД ДОМ ШВЕЦИЯ КАНАДА ДЕНЬГИ БЕЛЬГИЯ ДАМСКАЯ ВНЕШНОСТЬ РОДИТЕЛИ РАБОТА САЙТА ТУРЦИЯ НЕПОЗНАННОЕ ПРИЧЕСКИ И СТРИЖКИ ПРИРОДА ЖЕНСКАЯ ДРУЖБА НОВЫЙ ГОД И РОЖДЕСТВО КОНКУРСЫ ШВЕЙЦАРИЯ ГОЛЛАНДИЯ ИТАЛИЯ ЕВРОСОЮЗ США ПОКУПКИ СВАДЬБА ОН ЖЕНАТ ИСПАНИЯ ГРЕЦИЯ АВСТРАЛИЯ КРИМИНАЛ ГОРОДА ЮМОР ПОДАРКИ КАЗАХСТАН КИНО, ТЕЛЕВИДЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗНИЦА В ВОЗРАСТЕ НЕДВИЖИМОСТЬ ДОСУГ ЭССЕ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК ЖЕНЩИНА И ВОЗРАСТ ИСКУССТВО БЕЛАРУСЬ ФИНЛЯНДИЯ ЕГО БЫВШАЯ РОДСТВЕННИКИ ЗНАМЕНИТОСТИ ЛИШНИЙ ВЕС ОБЫЧАИ ИЗРАИЛЬ ПУБЛИЦИСТИКА СПОРТ ТУНИС ЯПОНИЯ УЗБЕКИСТАН АВТОЛЕДИ АВСТРИЯ ИНДИЯ МАНИКЮР И ПЕДИКЮР ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ ЧЕХИЯ ЛАТВИЯ ИНТЕРНЕТ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ ШОТЛАНДИЯ ЕЕ БЫВШИЙ РУКОДЕЛИЕ УХОД ЗА ВОЛОСАМИ САУДОВСКАЯ АРАВИЯ ЮАР ДЕТСТВО ТЕЩА, ЗЯТЬ, СВЕКРОВЬ, НЕВЕСТКА СЛУЖЕБНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КОСМЕТИКА ЦВЕТОВОДСТВО НАРКОТИКИ, АЛКОГОЛЬ, КУРЕНИЕ, ЭСТОНИЯ ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ... ПЕНСИЯ ЕГИПЕТ КИТАЙ ИРЛАНДИЯ НЕЗАБЫВАЕМОЕ Я - БАБУШКА МОДНЫЙ МАКИЯЖ ОБРАЗОВАНИЕ ГРЕНЛАНДИЯ МАЛЬТА ЧТО МЫ ЧИТАЕМ НАСЛЕДСТВО ТРАНСПОРТ ОБЪЕДИНЕННЫЕ АРАБСКИЕ ЭМИРАТЫ ХОРВАТИЯ МАРОККО ИСТОРИИ ПРО СОСЕДЕЙ РАЗВЛЕЧЕНИЯ ДАЧА БРАЗИЛИЯ НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ ПОТЕРИ КИПР ШРИ-ЛАНКА БАНГЛАДЕШ ЛАНДШАФТНЫЙ ДИЗАЙН АБХАЗИЯ ПОЛЬША ГРУЗИЯ ЛЮКСЕМБУРГ ИРАН БРУНЕЙ ЛИТВА РУМЫНИЯ ЗАПАХИ И АРОМАТЫ ПОРТУГАЛИЯ ТАНЦЫ БОЛГАРИЯ АЗЕРБАЙДЖАН СИРИЯ МОЛДОВА ТАИЛАНД МАЛЬДИВСКАЯ РЕСПУБЛИКА МЕКСИКА ФИЛИППИНЫ АРМЕНИЯ АРГЕНТИНА СЕРБИЯ ПЕРУ ПАПУА - НОВАЯ ГВИНЕЯ КУБА ЮЖНАЯ КОРЕЯ НИГЕРИЯ ВЕНГРИЯ ИСЛАНДИЯ СИНГАПУР ЛИВАН БОСНИЯ ТАДЖИКИСТАН ИОРДАНИЯ КЕНИЯ ПАНАМА КЫРГЫЗСТАН ОМАН КУВЕЙТ ТОНГО СЛОВЕНИЯ КАМБОДЖА КОЛУМБИЯ ПАКИСТАН
Copyright (c) 1998-2017 Женский журнал NewWoman.ru
Rating@Mail.ru