Rambler's Top100
2009-03-16
Татьяна_Синцова

Татьяна_Синцова (Санкт-Петербург)
О себе 

ЛЮБОВЬ СЛАВКИ ЛОМАКИНА
РАССКАЗ


      Славка Ломакин, девятилетний мальчик, отданный в учение в лучший математический лицей города, нашел перед кабинетом труда десять рублей, но не обрадовался.
Знал: они выпали из кармана Сани Серегина. 
      У Серегина водились денежки: то пять, то десять рублей. А то и все двадцать. Мама давала ему «на киоск». Саня был продленщиком, и она надеялась, что он будет покупать себе булочки в школьном киоске. Серегин булочек не покупал. Ему нравились жвачки, конфеты, чипсы с сыром и фанта в маленьких бутылочках.
      Ломакин почесал нос и решил, что денег отдавать не станет.
      Всю математику он гадал: на что их истратить?
      Марь Петровна сделала ему замечание: «Ворон считаешь, Ломакин?»
      Напротив школы росли тополя, под тополями стояла кирпичная помойка, и Славка любил разглядывать в окна толстых черных ворон, сыто дремавших на ветках. В такие минуты он вспоминал Кая, Герду, Маленькую Разбойницу и старуху финку – думая о ней, он с опаской посматривал на Марь Петрову. Засунуть её в лачугу без трубы – и точная лапландка, которая жарит палтуса при свете коптилки. 
А вороны? Вдруг они не вороны? То есть, вороны, но говорящие? Запросто. Каркнет одна: «Полетели, подружки, к супермаркету? Голубь Сизокрыл шепнул нашей Кларе, что туда привезли свежую рыбу». «Что вы говорите, милочка? – возмутится вторая. – Свежей рыбы не бывает! Только мороженая!» «Вы городская ворона и не знаете: рыба бывает всякая! Мне бабушка рассказывала…» И загалдят, загалдят.
      - Ломакин! Все решают, а ты мечтаешь, неизвестно о чем!..
      «А вот и знаю», - огрызнулся Ломакин и вытащил из-под тетрадной обложки кусочек десятирублевки.
      Вредная Квасова сразу учуяла:
      - Переводку купил?
      - Решай, давай, - отгородился он от Варвары Квасовой.
      - Покажешь потом? – в рыжих Варькиных глазах запрыгали огоньки. Шептать она не умела. Марь Петровна услышала и возмутилась:
      - Квасова! Рассажу! – и погрозила пальцем.
      «Хорошо бы», - Славка мечтательно задрал голову: посадили бы его со Светкой Марининой! Было бы здорово. Он выгнулся и посмотрел через плечо. Маринина отмахивалась от кудряшек, которые лезли ей в рот, и считала: «Тридцать шесть, тридцать семь…»
      «Чего тебе?» – спросила она кивком и нахмурилась. «Ничего. Подумаешь!» - Славка скорчил независимую рожу, показывая, что и в самом деле ничего. Сидевший с Марининой Серегин показал ему кулак. Ломакин высунул язык и сказал: «Бе-бе-бе». Растянул пальцами рот и оттопырил нижние веки. Светка Маринина засмеялась. 
      Тут его осенило: ура! 
      Он купит Марининой подарок! Новый Год на носу – ура! 
Ломакин выдернул листок, накарябал: «Квасова, чего бы ты хотела, чтоб тебе подарили?» Подумал и добавил: «На 10 рублей. В школьном киоске».
      Варвара самодовольно усмехнулась. Укусила колпачок и написала: «Блокнотик. Там такие каричневые». Зачеркнула «а» в слове «каричневые» и толкнула Ломакину записку.

      - Это два, - выразительно посмотрела на него Марь Петровна и потрясла листком, на котором из четырех столбиков с примерами был решен один.
      - Я исправлю.
      - Когда? Четверть кончается.
      - В следующей, - Славка понуро топтался у стола, прислушивался: в рекреации вовсю гудела перемена: «Не успею!»
      - Иди с глаз! – отмахнулась от него Марь Петровна и обиделась. – Был хорошист, а съехал на тройки!
      Ломакин развернулся и со всех ног помчался в столовую, где в углу напротив раздаточной был устроен маленький киоск, которым гордилась вся школа. Сначала он был похож на домик поросенка Нуф-Нуфа, а после того, как трудовик Василий Иванович раскрасил его гуашью и покрыл глянцевым лаком – на теремок. 
      В противоположном углу стоял киоск с булочками, но все гордились теремком. 
      «Нашим ученикам не надо бегать через дорогу в канцелярский магазин, - заявила на родительском собрании директор Татьяна Павловна. – Тетради, линейки и ручки с карандашами они могут купить теперь в школьном киоске». Мамам с папами нравился теремок, потому что дорога к канцелярскому была сумасшедшая. Славкина мама так и говорила: «Ненормальная дорога вообще. Сама трясусь, когда перехожу».
       - Чего тебе? – спросила повариха. 
На переменках она превращалась в продавщицу, как лягушка в Василису Прекрасную. Снимала белый халат с марлевым колпаком, и оставалась в розовой кофточке с блестками, которые Славикова мама называла стразами - он знал. 
      - Вон тот вон блокнотик, коричневый. 
      - Девять сорок. Зачем тебе?
      - Надо.
      Василиса Премудрая хмыкнула, повернулась за блокнотом. Стразы вспыхнули:
      - Надо так надо. Держи. Деньги давай.
      - Вот, - Ломакин протянул мятую десятирублевку.

      Маринина вертелась у окна и, поправляя волосы, напевала: «Ты уехал, ты уехал в Петербург, а приехал…»
      - Ой! Чего тебе, Ломакин?
      - Я… это, - он понял, что не подготовился. Надо было отрепетировать.
      Прозвенел звонок. Славка сунул в руки опешившей Марининой блокнот:
      - Поздравляю с Новым Годом…. Вот.
      - Хи-хи, - засмущалась Маринина. – До Нового Года, между прочим, целая неделя.
      - Лучше заранее поздравить, - Ломакин сделал важное лицо.
      - Спасибо.
      На русском он улыбался, а Квасова ёрзала. В конце урока она не выдержала:
      - Купил?
      - А? Ну, да…
      - Давай.
      - Чего?! – удивился он, опомнился. – Я тебе… в следующем году подарю.
      - Как это? Когда? – у Варьки задрожали губы. – А этот, кому?..
      Ломакин победно ухмыльнулся. Варвара обернулась: перед Светкой Марининой лежал новёхонький блокнотик. Маленький такой. В клеточку. Она вертела его в руках: повертит – положит, повертит – положит. Здоровский блокнотик!
      - Гад ты, Ломакин, - разревелась Квасова.
      - Что опять? – устало осведомилась Марь Петровна. – Перемен вам мало.
      - Он… он…
      - Что я сделал-то?! Дает вообще.
      - После урока подойдете. Оба. Успокойся, Квасова. Пишите: «Упражнение номер девять. Безударные гласные «о» и «е»…»

      - Рассказывайте, - Марь Петровна сняла очки и помассировала веки. У неё болела голова: «Давление поднялось», - подумала она, выжидательно глядя на надоевшую парочку. – Что случилось, Ломакин?
      - Ничего! – искренне возмутился белобрысый шкет.
      - Почему Квасова плакала? Варвара, подойди.
      - Я знаю, почему?!
      - Он… он… пообещал блокнотик. А сам купил и… Светке Марининой…
      - Когда я тебе обещал? Ты чего, Квасова?! 
      - Да?! А вот? Вот!!
      - «Квасова, чего тебе купить…» Так. «На 10 рублей. В школьном киоске». Ничего не понимаю, - Марь Петровна отмахнулась от любопытной толпы, сгрудившейся у стола. – Отойдите! Откуда у тебя деньги?
      - Он нашел! – выпалила Варька. – Утром в коридоре!.. Сам сказал! Вот тебе! – она шарахнула Ломакина портфелем по голове.
      - Отвали!
      - Это мои, - прогудел из-за Славкиной спины Саня Серегин, у которого был насморк. – Я как раз потерял…. Говорил же.
      - Дурак ты, Ломакин, - Маринина шлепнула на учительский стол коричневую книжечку. – Не на свои деньги купил – не возьму!
      - Вот что: разбирайтесь сами, - Марь Петровна решительно встала из-за стола. – Не морочьте мне голову. Тебе, Ломакин, примеры надо решать, а не блокнотами заниматься. Идите! Да! Не забудьте: завтра приносим деньги на воду и туалетную бумагу. 
      Третий «А» гурьбой повалил из класса.
Одинокий коричневый блокнотик остался валяться на столе.
Славка подумал и положил его в кармашек.

      - Ну? – сверкая розовой чешуёй, спросила Василиса Прекрасная: она закрывала киоск, складывая ручки с карандашами в пластиковую коробку.
      - Блокнотик хочу вернуть.
      - Ничего себе! – удивилась Василиса. – Умный нашелся. Может, ты его испортил.
      - Не-а, - Славка положил на прилавок несчастную книжицу.

      «Вот жук, - подумала продавщица. – Первый раз такого вижу».

      «Пять рублей добавлю и «Митю» куплю, - довольный Ломакин сжал в кулаке десятку и попрыгал к выходу.

Далее: Татьяна Синцова (Санкт-Петербург): Хобби художницы из Ланкашира.

Предыдущий рассказ Татьяны Синцовой:
Деньги падают!

Рубрика "Современнная проза"

 

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
ЖЕНСКИЙ КЛУБ РОССИЯ ТВОРЧЕСТВО ДЕТИ ОТНОШЕНИЯ С МУЖЧИНАМИ МОДА И СТИЛЬ ПСИХОЛОГИЯ ФРАНЦИЯ ИСТОРИИ ЛЮБВИ ПУТЕШЕСТВИЯ ГЕРМАНИЯ ЗАКОНЫ ФОТОГАЛЕРЕЯ САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИЯ ЖЕНСКОЕ ЗДОРОВЬЕ СЕМЬЯ ОТНОШЕНИЯ В БРАКЕ КУЛИНАРИЯ ДАНИЯ ЖИЗНЬ ЗА РУБЕЖОМ ЗНАКОМСТВА УКРАИНА НОРВЕГИЯ ГОРОСКОПЫ ПРАЗДНИКИ ИЗМЕНА РАЗВОД ДОМ ШВЕЦИЯ КАНАДА ДЕНЬГИ БЕЛЬГИЯ ДАМСКАЯ ВНЕШНОСТЬ РОДИТЕЛИ РАБОТА САЙТА ТУРЦИЯ НЕПОЗНАННОЕ ПРИЧЕСКИ И СТРИЖКИ ПРИРОДА НОВЫЙ ГОД И РОЖДЕСТВО ЖЕНСКАЯ ДРУЖБА КОНКУРСЫ ШВЕЙЦАРИЯ ГОЛЛАНДИЯ ИТАЛИЯ ЕВРОСОЮЗ США ПОКУПКИ СВАДЬБА ОН ЖЕНАТ ИСПАНИЯ ГРЕЦИЯ АВСТРАЛИЯ КРИМИНАЛ ГОРОДА ЮМОР ПОДАРКИ КАЗАХСТАН КИНО, ТЕЛЕВИДЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗНИЦА В ВОЗРАСТЕ НЕДВИЖИМОСТЬ ДОСУГ ЭССЕ ЖЕНЩИНА И ВОЗРАСТ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК ИСКУССТВО БЕЛАРУСЬ ФИНЛЯНДИЯ ЕГО БЫВШАЯ РОДСТВЕННИКИ ЗНАМЕНИТОСТИ ЛИШНИЙ ВЕС ОБЫЧАИ ИЗРАИЛЬ ПУБЛИЦИСТИКА СПОРТ ТУНИС ЯПОНИЯ УЗБЕКИСТАН АВТОЛЕДИ АВСТРИЯ ИНДИЯ МАНИКЮР И ПЕДИКЮР ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ ЧЕХИЯ ЛАТВИЯ РУКОДЕЛИЕ ИНТЕРНЕТ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ ШОТЛАНДИЯ ЕЕ БЫВШИЙ УХОД ЗА ВОЛОСАМИ САУДОВСКАЯ АРАВИЯ ЮАР ДЕТСТВО ТЕЩА, ЗЯТЬ, СВЕКРОВЬ, НЕВЕСТКА СЛУЖЕБНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КОСМЕТИКА ЦВЕТОВОДСТВО НАРКОТИКИ, АЛКОГОЛЬ, КУРЕНИЕ, ЭСТОНИЯ ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ... ПЕНСИЯ ЕГИПЕТ КИТАЙ ИРЛАНДИЯ НЕЗАБЫВАЕМОЕ Я - БАБУШКА МОДНЫЙ МАКИЯЖ ОБРАЗОВАНИЕ ГРЕНЛАНДИЯ МАЛЬТА ЧТО МЫ ЧИТАЕМ НАСЛЕДСТВО ТРАНСПОРТ ОБЪЕДИНЕННЫЕ АРАБСКИЕ ЭМИРАТЫ ХОРВАТИЯ МАРОККО ИСТОРИИ ПРО СОСЕДЕЙ РАЗВЛЕЧЕНИЯ ДАЧА БРАЗИЛИЯ НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ ПОТЕРИ КИПР ШРИ-ЛАНКА БАНГЛАДЕШ ЛАНДШАФТНЫЙ ДИЗАЙН АБХАЗИЯ ПОЛЬША ГРУЗИЯ ЛЮКСЕМБУРГ ИРАН БРУНЕЙ ЛИТВА РУМЫНИЯ ЗАПАХИ И АРОМАТЫ ПОРТУГАЛИЯ ТАНЦЫ БОЛГАРИЯ АЗЕРБАЙДЖАН СИРИЯ МОЛДОВА ТАИЛАНД МАЛЬДИВСКАЯ РЕСПУБЛИКА МЕКСИКА ФИЛИППИНЫ АРМЕНИЯ АРГЕНТИНА СЕРБИЯ ПЕРУ ПАПУА - НОВАЯ ГВИНЕЯ КУБА ЮЖНАЯ КОРЕЯ НИГЕРИЯ ВЕНГРИЯ ИСЛАНДИЯ СИНГАПУР ЛИВАН БОСНИЯ ТАДЖИКИСТАН ИОРДАНИЯ КЕНИЯ ПАНАМА КЫРГЫЗСТАН ОМАН КУВЕЙТ ТОНГО СЛОВЕНИЯ КАМБОДЖА КОЛУМБИЯ ПАКИСТАН
Copyright (c) 1998-2017 Женский журнал NewWoman.ru
Rating@Mail.ru