Rambler's Top100
2021-05-25
anabel

anabel: Смерть нимфы. Рассказ

    В одном городе жила маленькая светлая и очень глупая нимфа. Ей приходилось ходить каждый день в университет и грызть гранит науки. До нее не было дела людям, слишком серы и бесцветны были их глаза, слишком странно они говорили, поэтому нимфа всегда почти молчала, только иногда писала стихи и закрывала свои глаза руками, чтобы никто не увидел их фиолетовый цвет. 


    Однажды на лекции, она не успела спрятать их и свои мысли тоже, которые на секунду поймал Он – сатир. Нимфа никогда не видела их среди людей, они тоже прятались, за фальшивыми радужными оттенками глаз.


    - Ты кто?  - спросил он.
    - Я? Фиолетовая нимфа. А ты?
    - Я, похоже, тоже, - нагло соврал тот. - Что это?


    - Мои стихи, - ответила неразумная нимфа, и он жадно сглотнул слюну.

    Давно он таких не встречал, он хотел наброситься на нее и обглодать ее до последней белой косточки. Она была его даром богов, находкой, которой не хотелось делиться с остальными плотоядными.

С людьми ему скучно, бесцветно, бессмысленно было жить. С ними он забыл про жизнь, а научился монотонно идти по дороге, весь сжался, иссох и состарился.

Теперь сатир был похож на жалкого сухого противного старикашку. Таким его сделали они - люди! Но почему она не видит этого? Почему не бежит от меня, как загнанная лань. «Я тебя съем! Беги», - хотелось ему прорычать от тоски. Но Нимфа, сильнее раскрыв глаза, стала читать ему свои поэтические наброски.


    Так прошел целый день, и ночь - с зияющей черной дырой вместо рта - погрузила город в темноту. И он решил больше не медлить и пригласить ее к себе домой, уж там-то он оприходует ее мясо. "Интересно, какая у нее кровь? Рыжая, как у других, или фиолетовая, как ее бездонные глаза? А ночь – это союзник, никто ничего не узнает", - подленько подумал он.


    Нимфа была непреклонна и доверчива одновременно. Сатиру пришлось долго намешивать томатный сок и водку, потом водку и колу. «Стойкая, ну, ничего, не таких ломали», - облизывал он свои растущие гнилые клыки. Все-таки десять лет голода давали знать о себе.

    «Ну, иди же сюда, иди, ближе, ближе», - его глухой голос становился все суше и тише, его губы тянулись к ее губам, и нимфа спокойно закрыла глаза и упала в бездну.

    Наутро она встала и подошла к зеркалу, в котором увидела серые глаза и неведомое пустолицое изображение. «Аааа! Я пустолицая! Где мое лицо?» - вскрикнула она и не узнала свой грубый голос. Так она перестала быть нимфой. На кровати она увидела голое безобразное тело старика, противное как засушенное сморщенное яблоко. «Это он!» - произнесла она, подошла к окну и полетела в вниз на асфальт, не в силах жить серой тенью.

anabel (Украина)

anabel: Финикийская сага

 

авторизация
Регистрация временно отключена
напомнить пароль
Регистрация временно отключена
Copyright (c) 1998-2021 Женский журнал NewWoman.ru Ольги Таевской (Иркутск)
Rating@Mail.ru