Rambler's Top100
2010-12-31
KAROLINA

И снова о Любви

    «Этого-не-может-быть-нет-нет-это-все-только-страшный-кошмар-сейчас-вот-сейчас-я-проснусь-и-кошмар-закончится» - стучало в Наташкиной голове, когда она неслась по больничному коридору. Стук ее каблучков гулко разносился по отделению, а в голове, в такт каблучкам, стучало: «Нет-этого-не-может-быть…»

    Еще вчера утром все было прекрасно. Остался какой-то месяц до Нового года, Наташка уже строила планы, как она проведет эту самую волшебную ночь в году. Проведет, конечно же, вдвоем с Ним – Мужчиной Всей Ее Жизни. Уже был куплен сногсшибательный наряд, тщательно продумывались детали Новогодней ночи, составлялось меню.     И вдруг… «Автомобильная катастрофа… Состояние тяжелое... Делаем все, что можем…» - каждое из этих слов будто острым ножом вонзалось в сердце.
    Как она добралась до больницы – Наташка почти не помнила. Еще вчера ее Мужчина возглавлял отделение педиатрии, Его обожали коллеги, маленькие пациенты всегда радовались Его появлению, а родители этих самых пациентов буквально боготворили Его. А сегодня… 
    …Навстречу Наташке по коридору шел Марат – кареглазый красавец, сердцеед и весельчак – коллега и лучший друг ее Мужчины. Именно Марат должен стать свидетелем на их свадьбе, которая была запланирована на лето. И когда Наташка увидела выражение лица Марата, то все ее надежды на то, что это ошибка, чудовищное недоразумение, враз рухнули. «Держись, Натуля. У нас хорошая больница и гениальные врачи, мы сделаем все, что в наших силах, и даже больше», - Марат на секунду прижал Наташку к груди, затем взял за плечи, и немного отстранив от себя, посмотрел ей в глаза. «Пойдем, я отведу тебя к нему». «А мне можно, ну… в реанимацию?» - последнее слово Наташке далось с большим трудом. «Хуже от этого не будет. А может, наоборот…» - с этими словами Марат протянул ей пакет: «Вот тут халат и бахилы, надень и пойдем». 
    Когда Наташка увидела такое родное и любимое, узнанное до мельчайших деталей тело, распластанное на специальной кровати в реанимационной палате, в окружении специализированных аппаратов – у нее подкосились ноги. Сделав огромное усилие, чтобы не разрыдаться в голос, она подошла к кровати и взяла Его за руку. По ее щекам струились слезы, а в голове крутилась только одна мысль «Пожалуйста, останься со мной, я так тебя люблю! Я не смогу здесь без тебя!» Наташка стояла и держала Его за руку долго-долго. Она боялась, что если сейчас она отпустит эту руку, то Он уйдет от нее навсегда. Уйдет туда, откуда не возвращаются. 
    Сколько прошло времени – Наташка не знала. Она услышала, как открылась дверь в палату и кто-то зашел. «Кто вы? Что вы делаете здесь?» - Наташка обернулась на голос и сквозь туман от слез разглядела невысокую коренастую женскую фигуру, одетую в сестринский костюм.
    - Я … невеста… мне разрешил… доктор – прерывающимся голосом ответила Наташка.
    - А, так это вы невеста? Красавица какая! – женщина подошла поближе, и Наташка разглядела доброе круглое лицо, глаза, окруженные лучиками морщин, ямочки на щеках. 
    - Меня зовут Анна Николаевна, я медсестра. А чего же ты стоишь и молча плачешь, красавица? Ты слезки-то утри и разговаривай с Ним, рассказывай – сделай так, чтобы он не захотел уйти. Пусть поймет, что у Него здесь много несделанного. И Господа попроси – пусть он услышит тебя и вернет твоего жениха обратно к нам.
    - А что… рассказывать о чем? – Наташка вытерла слезы и посмотрела на Анну Николаевну с интересом.
    - Да о чем хочешь! Вот, к примеру, что снег пошел, новости свои опять же – главное, не молчи и не плачь. Ой, миленькая, да ты сейчас в обморок, похоже, свалишься. Пойдем-ка со мной, я тебе чайку заварю, попьешь – успокоишься. А потом домой пойдешь. А по дороге домой зайди в Божий Храм – поставь свечку Ему во здравие. Пойдем, пойдем.

***

    На следующий день Наташка зашла в палату, где лежал ее любимый, взяла его за руку и начала рассказывать. Она говорила обо всем – о том, что на улице наконец-то началась зима, а не то слякотное безобразие, которое было последний месяц. О том, что вчера вечером, когда она возвращалась домой, у дворовых мальчишек «отбила» маленького котенка, а котенок такой рыжий, длинный – как солнечный лучик, так она и назвала его Лучиком и это будет их семейный талисман. 
    И так – каждый день. Она приходила и рассказывала обо всем на свете, строила планы на их совместное будущее и просила Его поскорее выздоравливать, а то вот сколько он всего интересного пропускает!
    А поздно вечером, когда в отделении уже не было посетителей, в палату заходила Анна Николаевна, присаживалась на стульчик рядом с кроватью, и говорила. Говорила о том, какая красавица у Него невеста, и вообще – парочка они – загляденье. И какие красивые и умные должны получиться у них детки, «только вы с этим-то не тяните - как поженитесь, так давайте и о детках сразу думайте, а то что ж это за семья такая, если без детей? А Наташка-то твоя, слышь, хорошей мамой будет, я уж вижу». Она говорила, говорила, рассказывала Ему истории из своей жизни, о своих детях. И заканчивала она эти визиты всегда одной фразой «Ну что, устал, милай? Ну, давай, отдыхай, сил набирайся, а завтра я опять приду».
    А в Сочельник случилось чудо. Он очнулся.

***

    Эта Новогодняя ночь была самой замечательной и волшебной в жизни Наташки. И пусть на ней, вместо умопомрачительного платья, был белый медицинский халат, пусть не было шампанского в хрустале и изысканных яств, и местом встречи Нового года была больничная палата – все равно она была самой счастливой. Ведь рядом с ней навсегда осталось чудо. Чудо, сотворенное Любовью.

 

Новогодние рецепты: закуски, салаты, горячее, десерты

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
Copyright (c) 1998-2022 Женский журнал NewWoman.ru Ольги Таевской (Иркутск)
Rating@Mail.ru