Rambler's Top100
2010-04-12
Татьяна_Вольнова

 Татьяна Вольнова (Таллин)

...И я судьбу благословил
Рассказ

     У Игоря хорошая память. В его вихрастой голове тысячи вопросов, отдельные строки из Писания, диалоги из сказок Носова и много стихов.
     Сегодня мы учим с ним Пушкина.
     «Мой первый друг, мой друг бесценный!» - начинает Игорь высоким, почти визгливым голосом.
     - Стоп, стоп! – командую я, и он замолкает.
     -- Мой первый друг… Игорь, ты говоришь о друге, даже прямо к нему обращаешься… У тебя есть друг?
     - Есть. Кристина, Саша…
     - Вот. И ты хочешь с ними говорить. Не станешь же ты кричать, стоя рядом с человеком, правда? Ты скажешь тихо и спокойно – мой первый друг, мой друг бесценный…
     - Хорошо, я понял.
     И он, схватив нужную интонацию, повторяет классические строки, обращенные к Пущину.
     У Игоря нет ног. То есть, они есть, но не ходят. И не ходили никогда. Да, впрочем, на ноги они мало похожи – тоненькие ниточки в детских коричневых колготках. Все удивляюсь: где они в своем детском доме берут эти коричневые колготки, которые сто лет никто уже не выпускает. Ноги подвернуты в кресле-коляске и прикрыты небольшим покрывалом, чтобы не мешали при езде.
     Его мамаша избрала самый жестокий метод избавления от ребенка – она травила его димедролом и еще какой-то дрянью.
     Туловище, руки, голова боролись за жизнь и победили, а ногам не удалось выстоять в неравной битве и теперь они беспомощно лежали в инвалидной коляске. Увидев, что сотворила, мама без колебаний сдала дитя в дом малютки, написала отказ и постаралась забыть, как страшный сон. Но так случается – страшный сон возвращается порой, ноет, пугает, грозит наказанием, и проснувшись, человек готов на все, лишь бы отсечь его от себя навсегда.
     Игорь завел по новой:
     - Мой первый друг, мой друг бесценный, и я судьбу благословил, когда мой двор уединённый...
     - Игорь! Подожди, - остановила я его и поняла, что необходимо провести разъяснение.. - Понимаешь, во времена Пушкина говорить с «ё» считалось уделом мещан и черни, ну, людей не слишком знатных, совсем простых людей, понимаешь? Было принято произносить слова на церковный манер, это благородно звучало. Там в стихотворении будут слова «уединенный» и «занесенный», так вот послушай, как должно это звучать.
     Учительская судьбы забросила меня в школу для детей с особыми потребностями лет пять назад. Я и знать не знала, что существует подобная школа в нашем районе. Ходила мимо желтого здания и не знала, что за его стенами живут Игорь, Кристина, Саша, Ядвига, особая потребность которых заключалась в одном: в желании, чтобы их любили и понимали.
     Игорь тогда был легким ребенком и мне часто приходилось таскать его на бедре, чтобы усадить за парту на втором этаже, лифта в школе не было. Мы бодро шагали с ним по ступенькам – он цеплялся за мою шею, как обезьянка и не хотел разнимать рук даже в классе.
     - Инна Леонидовна! Вы до скольки будете работать в нашей школе, до самой смерти? – спросил он меня однажды.
     Ну, уж нет! Работать в школе до смерти мне не хотелось, но другой работы пока не предвиделось.
     Урок начался, как обычно – разложили тетради, учебники, написали число, проверили задание и на «сладкое» было обещано чтение. Они любили слушать, как я читаю. «Еще, ещё! – просили.
     Понимали далеко не все, но слушали завороженно. Встречались незнакомые слова, которые надо было объяснить и понять. Главное, никогда не знаешь, что именно им непонятно.
     - Никита, кто такой всадник?
     - Человек, который сажает укроп.
     Света выдавала перл о том, что к ластоногим относятся водолазы.
     - Почему? – спрашивала я.
     - Потому что у них есть ласты.
     У них все просто и объяснимо – дом сторожа называется будкой, Ломоносов попал в Москву автостопом, а животные питаются косточкой. Разве не так?
     Игорю уже пятнадцать, он вырос, стал тяжелым и таскать на второй этаж его взялся Стас. Спокойно и безропотно он подхватывал его подмышки, нес в класс и усаживал за первую парту.
     - Кто у нас сегодня дежурный? – задаю я привычный вопрос и вижу, как плавно поднимается из-за парты Кристина, идет к доске и приводит ее в порядок.
     Кристине шестнадцать и у нее редкая болезнь – прогерия.
     Если верить статистике, в Москве такой болезнью болеют два человека, а в Санкт-Петербурге – один. Из четырех миллионов один человек вдруг начинает стремительно стареть, почти на глазах превращаясь в столь юные годы в старичка или старуху, и лечения пока ученые не придумали.
     - Кристина! Садись, пожалуйста, я сделаю вам объявление. Завтра мы вместо классного часа поедем в город. У нас будет экскурсия на колокольню нашего собора. Знаете, где в городе собор?
     - Да! Я был с мамой! – выкрикнул Марк.
     - Я тоже поеду? – спросил Игорь.
     - Да, поедем все.
     - Я не поеду, - тихо сказала Кристина.
     - Почему?
     - Не поеду... я стесняюсь... потому что некрасивая... – совсем шепотом ответила она со второй парты.
     - Кристина! Ну, что ты такое говоришь. Для меня вы все красивые. Мы в церковь пойдем, ты не была там, надо ехать всем вместе.- уговаривала я ее и она сдалась.
     После ночного дождя город стоял вымытый и сверкающий, как ребенок. Сияли стекла старинных домов на узких улочках, сияли витрины с яркими сувенирами для туристов, даже светлые лужи казались чистыми – в них плыли причудливые балтийские облака и отражались ветки пушистых ив.
     Как и полагается, дорога к храму была крутой. Мы поднимались по улице разноцветной толпой, Кристина толкала коляску Игоря, Марк спорил о чем-то с Никитой, Света и Лена прилипли ко мне с двух сторон, взяв под руки.
     - Инна Леонидовна, я знаю, Бог есть! – начал Игорь со своего кресла разговор, потому как молчать он не умел категорически.
     - Ты точно знаешь? – отправилась я на разведку.
     - Конечно! Нам дядя Олег рассказывал, книгу читал и кино показывал.
     - Какое кино?
     - Иисус!
     Сектанты навещали детей в детском доме регулярно. Воспитателям нравилось, что дети заняты, не бегают и не шалят, не отвлекают их бесконечными разговорами, а о чем там вещает дядя Олег, какая разница! И он беспрепятственно проникал в двухэтажный домик на отшибе и в детские души.
     - Игорь, мы идем в православный храм. Ты увидишь иконы, колокол на колокольне, священника в храме и сможешь с ним поговорить. Скажи, ты крещеный?
     - Да, меня крестили.
     - В каком храме?
     - А, там, у моря, маленький такой.
     Уф! Молодцы. Перед серьезным делом воспитателям удалось собраться и отвести детей в Никольскую церковь, где настоятельствовал строгий и серьезный батюшка, служились долгие службы и у женщины за свечным ящиком был ласковый голос.
     Нищие старухи на паперти с надеждой смотрели на нас в ожидании милостыни. Они на всех так смотрят, но редко спрашивают, о ком помолиться надо. Монеты в кармане пиджака держу всегда, хотя мелочь стала совсем негодной – что на нее можно купить? Надо класть им в кружки бумажные деньги.
     Ребята начали выворачивать карманы и ссыпать свои нехитрые запасы в нищие кружки. Деньги, пусть и небольшие, им выдавали в детском доме на мелкие расходы. Иначе как они смогут научиться правильно их расходовать?
     Восемнадцать ступеней ведут нас в Собор, сходу и не взлетишь. Оставив Игоря с коляской у входа, я проводила сначала остальных в притвор, где нас уже ждал молодой псаломщик, готовый сопроводить нас на колокольню. Вернулась за Игорем и ахнула: он в окружении старух собирал милостыню.
     - Игорь! – громче, чем следовало заорала я, - ты что!
     - А меня вот бабушки поставили, - начал оправдываться он.
     Подхватив его подмышки, полезла с ним наверх. В храме тишина, службы не было. Сначала мы поднялись на хоры и постояли там, разглядывая пространство храма. Сверху глаз охватывал множество икон одновременно, горящие свечи в золотистых подсвечниках, мозаику пола и вязь широких лент с церковно-славянскими надписями под самым потолком.
     Из высоких окон, украшенных витражным разноцветием, лился мягкий свет и тонкой полосой пересекал храм надвое. Задрав головы, мы долго смотрели вверх, под купол храма, откуда само небо проливалсь внутрь и соединяло нас с небесным простором.
     Из алтаря вышел священник в рясе, скользящей походкой прошел в правый угол и исчез в крестильне.
     Нам пора идти выше, раз уж решили увидеть и услышать голос колокола. Узкая витая лестница вела все выше и идти по ней с такой ношей было неудобно. Игорь обвил мне шею руками, едва не задушив, и пришлось его приструнить.
     - Ты что, боишься упасть? Не трусь, не брошу я тебя, - успокоила я его.
     Оказалось, что винтовая лестница еще не предел наших возможностей, впереди нас ждал вертикальный подъем. Тут я спасовала. Выручил наш сопровождающий – он подсадил Игоря до середины лестницы, я втащила его наверх. Поднялись и все остальные. Тут мы просто сели на пол, надо было передохнуть.
     Наконец, добрались до колокола. Краткая лекция включила в себя небольшой рассказ об истории колоколов с показом соединительного крюка, головы и юбки колокола, и конечно – языка. И я, и ребята, так близко видели колокол впервые. А тут нам разрешили еще и ударить в него! Кому первому доверить? Конечно, Игорю! Худая рука его потянула язык колокола за веревку, раздался удар и колокол запел. 
     С высоты колокольни мы смотрели на город и черепичные крыши домов, и без того узкие улочки старого города превратились в игрушечные миниатюры. Прохожие поднимали головы, заслышав голос колокола, а мы и рады стараться: били и били!
     По очереди в колокол ударили все. Начали спускаться.
     - Кристина, ты мне только руки не отдави! - кричала Настя на лестнице.
     - Иди, иди, все ждут тебя, - отвечал ей Стас и помогал внизу принять Игоря.
     И только Марк спускаться отказался. Сел на каменный пол, положил голову на руки и замолчал.
     - Марк, пойдем, - начала я упрашивать его.
     Но он только мотал головой и продолжал прочно сидеть.
     Видели вы хоть раз ребенка-аутиста? Он закрыт в своем мире и пробиться туда может далеко не каждый. Пересилить его в кажущемся упрямстве невозможно. Псаломщик Андрей (мы на колокольне все перезнакомились) пробовал говорить с ним, безрезультатно.
     У меня начиналась тихая паника. Хотя я знала – она не поможет. Надо кардинально менять подходы.
     Села на холодный пол (Господи, только бы не простудиться!), взяла его за руку, начала издалека.
     - Помнишь, мы ходили в поход? Было холодно, шел дождь, мы укрылись в палатке. Помнишь?
     Он кивнул.
     - Марк, ты вспомни, как все хорошо тогда закончилось – вышло солнце, мы согрелись, за нами приехали на машине и совсем скоро мы были дома... Пойдем, тихонько будем спускаться, Марк.
     Он поднялся, не отпуская моей руки, и мы поставили ноги на ступеньку. Крепче, держись крепче, думала я про себя и переставляла свою ногу рядом с его ногой, шаг за шагом.
     Не знаю, как, но мы спустились. Я перевела дыхание.
     - Инна Леонидовна, Вы обещали, что мы поговорим со священником.
     Это, конечно, Игорь. Все устали и готовы были отправиться домой, но не тут-то было. Игорь готов был продолжать экскурсию.
     - Да, конечно, мы побудем в церкви, ребята, заходите.
     Теперь мы оказались внутри огромного храма, который недавно рассматривали с хоров.
     Батюшка увидел нас и сам вышел навстречу.
     - Здравствуйте! Меня зовут отец Виктор. Кто вы, откуда?
     Наперебой ребята поведали о себе. Священник улыбался глазами. Он слушал ребят, что-то спрашивал у них о жизни в детском доме, обращался ко мне, а глаза его улыбались нам. И от улыбки его хотелось все ему рассказать о своей жизни, попросить совета и помощи.
     У Игоря вопросы не кончались
     - А как молятся?
     - Молиться можно и церковной молитвой, и своими словами. – начал батюшка, обращаясь прямо к Игорю. – Это наш разговор с Богом. Нам нужна молитва, как воздух нужен человеку, как пища. Потому что все, что дается нам, от Бога, своего у нас нет ничего. И в радости, и в печали, мы идем к Богу с молитвой и получаем то, что нам нужнее всего.
     - А что такое церковные молитвы? – снова спросил Игорь.
     - Сейчас! – священник быстрым шагом отошел к свечному ящику, взял тоненькую книжку и вернулся к нам. – Вот, это тебе! Это молитвослов, почитай его.
     - Спасибо, - Игорь осторожно взял небольшую книгу и положил на колени.
     - Теперь можете сами постоять у икон, а я пойду. Мне надо идти. Вы приходите в храм, - снова улыбнулся нам отец Виктор и направился в алтарь.
     Кристина остановилась у иконы Всех скорбящих радость. Марк и Стас подошли к Серафиму Саровскому. Все спокойно, пусть немного побудут одни, - подумала я и заспешила к любимой Скоропослушнице. Здесь всегда горят свечи, много свечей и много просьб у людей к Богородице: спаси и сохрани, защити и огради, вразуми и наставь!
     Поставила свечу, подвинулась поближе к Покрову Ее. Радужные огоньки расплывались перед глазами. Что я, плачу? За выступом стены послышалось чье-то бормотание. Сделала два шага и сразу вернулась назад, не хотелось ему мешать. Игорь вплотную подъехал на коляске к стене, с иконы на него смотрел Спас Нерукотворный.
     - Бог! Пожалуйста, прошу тебя, прости мою мамочку, очень тебя прошу, прости ее, Бог! 
     Не наказывай ее, Бог! Пожалуйста, прошу тебя, Бог! 

Админ: Обсуждая эту публикацию, гостям журнала желательно помнить, что в своих комментариях они могут критиковать автора только в доброжелательной форме. Обсуждать и критиковать публично действия администратора запрещено. Таковы правила нашего клуба. 

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
войдите или зарегистрируйтесь для добавления темы
анонсГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ, ЗАВТРА, НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ НЕДЕЛИ ОТ ОЛЬГИ ТАЕВСКОЙ
анонсНовогодний стол в год Свиньи 2019. Что приготовить, встречая год Свиньи 2019, что должно быть на столе
анонсМодный мех 2019. Шубы, полушубки, меховые жакеты 2019 от мировых дизайнеров
анонсМодный женский наряд для торжества 2019 - вечерние жакеты, юбки, брюки с последних показов
анонсСтильная деловая одежда 2019 для полных дам: платья и костюмы
анонсНовогодний корпоратив 2019 - что надеть на новогодний корпоратив
анонсЖенские туфли Осень-Зима 2018/019 - самые модные модели
анонсКаталог причесок
анонсПрически и стрижки, которые омолаживают и скрывают возраст
анонсИгры для взрослых
Copyright (c) 1998-2018 Женский журнал NewWoman.ru
Rating@Mail.ru