Rambler's Top100
2010-03-11
odri

odri (Дания)

Сплетая судьбу из случайных событий
ЖЕНСКАЯ ДРУЖБА. Глава 14
Все события в этой истории - выдуманные, все совпадения - случайны

  Начало

  14

  "Белеет парус одинокий в тумане моря голубом, что ищет он в стране далекой, что кинул он в краю родном?"

 Эта строчка детского стихотворения Лермонтова пришла на посвежевший от обилия чистого морского воздуха ум Лики, когда она вместе с Карстеном и Бодиль подходила к той же гавани, где час назад наблюдала начало плавания юных потомков викингов. Дутый катерок уже стоял на месте:

 "Значит, с детьми все в порядке", - с облегчением отметила для себя Лика. 

  Она не знала, какая лодка у Аскера, но почему-то представляла, что это - одна из тех шикарных красивых яхт, которые стояли у причала рядом с катерами. 

  И каково же было ее удивление, когда она увидела Аскера и Берна - они возились с парусом в совсем небольшой, линялого цвета железной лодке, ржавой по краям. Аста сидела на лавочке посредине посудины. У нее в руках были веревки - она тянула или сворачивала их по команде Аскера. 

  - Знаешь, Берн, - донесся голос Асты сквозь лязг креплений - мужчины укладывали в уключины на дно лодки мачту с закутанным парусом. 

  Аскер перебил жену, не дав докончить фразу: 

  - Берн, - дай мне, пожалуйста, вот эту отвертку, - нет, другую, рядом, спасибо, - последний раз закручиваю, теперь должно быть все в порядке. Зря мы поторопились первый раз, ну, да что теперь об этом. Давай, вот здесь еще разок подверни, я подержу.

  Мужчины сосредоточенно крутили болты и даже сопели от усердия.

  - Ты чувствуешь, Берн - продолжал Аскер, - ветер поднимается, если повезет, то я тебе покажу все возможности моей новой лодки. Ты на нее так не смотри, она еще Тура Хейердала спасала. 

  Берн засмеялся: 

  - Тур Хейердал эту посудину с собой на буксире таскал, когда на "Кон-Тики"* плавал. Помню-помню, ты рассказывал.

  Аскер тоже засмеялся: 
 
 - Ну, не совсем с собой, хотя он тоже плавал на этой лодке, так что у нее славное прошлое. 

  Они шутили одними им понятными шутками, им было ощутимо хорошо вместе. Лика отмечала это и раньше: как только Аскер и Берн встречались - они не могли наговориться, у них сразу появлялись разные общие планы, что-то надо было срочно показать друг другу или объяснить. В них просыпался мальчишеский азарт к совместным делам. 

  Их интересовало все: от космоса до гвоздя - оба были энциклопедически образованными и очень политизированными. Их дискуссии были "гимнастикой для ума", как называла это Лика.

  Но в эту минуту Лике было обидно за Асту, что ее не слышат и даже перебивают, не дав докончить фразу, хотя Асте и не нужны были, кажется, слушатели, она говорила сама с собой: 

  - Знаешь, Берн, - все еще держа в руках веревки от уже свернутого паруса и мешая мужчинам передвигаться внутри суденышка, повторила Аста, - а ведь ты всегда знал, что у Аскера роман с Бодиль, я уверена, ты-то все знал. Аскер от тебя ничего не скрывает, я знаю. 

  Ни Берн, ни Аскер, достававший спасательные жилеты из деревянного ящика на носу лодки, не ответили на этот рискованный выпад.

  - Что это у вас здесь за допросы? - спросила со смехом Бодиль.

  "Ну, Бодиль, прямо, ловит каждое слово Асты, нет, чтоб, не заметить, - подумала Лика, - и все на Аскера смотрит, совсем не на Карстена".

  - Да, так, Аста в детектива играет, - ответил Берн, опускаясь на корточки и пробуя пальцами свежую замазку на дне лодки. 

  Удовлетворенный осмотром, он поднялся, увидел, что Аста так и сидит с веревками от паруса, вытащил у нее из рук мотки, аккуратно положил их по разным сторонам мачты. 

  Аста была неподвижна и покорна, как кукла. Она смотрела вдаль, взгляд ее был безрадостный: она не говорила больше ничего, она просто замолчала с появлением Бодиль.

  - Аста, ты как себя чувствуешь? - спросил озабоченно Берн. - Ты мне что-то совсем не нравишься. 
 
  Он взял ее за кисть руки и начал считать пульс, поглядывая на часы. Наступила короткая пауза, после которой Берн сказал:

  - И пульс мне твой не нравится, что с тобой? Давай-ка ты мне фляжку отдашь? А? Может, ты останешься на берегу?

  - Нет, - сердито сказала Аста и достала из кармана джинсов сигареты, - я хорошо себя чувствую, не опекай меня, я этого не люблю. Посмотри, вон, на Аскера - ему, вообще, все равно, что со мной.

  Все рассмеялись, кроме Лики. 

  "Я, кажется, совсем разучилась понимать юмор. Что здесь смешного? Аскер, и правда, словно не видит Асту. Бодиль он тоже, как бы, не видит. Похоже, достали его тетки, обе", - подумала Лика, всё еще не решаясь занять чью-то сторону в подковерном конфликте. Но симпатии ее, было появившиеся к Карстену и Бодиль, снова исчезли. 

  В этот момент поднялся ветер, и набежавшая волна оттолкнула лодку от деревянных мостков. Лика, Карстен и Бодиль - так и не двинулись с места, ожидая команды Аскера. Тем временем, расстояние между ними и лодкой стремительно увеличивалось - лодку относило. 

  Не растерялся только Аскер: не теряя ни секунды, он ловко соскочил в воду, погрузившись сразу по пояс. Взяв двумя руками толстый канат, свешивавшийся с носа лодки в воду, он подтащил лодку к мосткам, и накинул петлю каната на одну из длинных причальных металлических "шпилек", торчащих из воды. Лодка следовала за Аскером легко, как пушинка, послушно застыв на привязи.

  Аскер подтянулся на руках и поднялся на мостки. 

  - Прошу вас, - приглашающим широким жестом он показал гостям на лодку. На его лице играла счастливая улыбка, а вода со штанов стекала ручьями. 

  "Вот это - его стихия, подумала вдруг Лика, - вода, лодка, парус, возможность умчаться от суеты и обязательств в морские просторы, где важна только твоя физическая выносливость и умение управлять парусом. Он не чувствует ни холода, ни мокрой одежды - только наслаждение движением, ветром, скоростью и свободой". 

  Первым через борт перевалился Карстен. Тяжело дыша и отряхивая светлую рубашку от крошек ржавчины, он протянул руку Бодиль, та подняла широкую длинную юбку, открыв ноги, и, перешагнув через борт, почти упала на Карстена, картинно вцепившись в него и громко крича: 

  - Ох, держи меня, мой дорогой, а то я упаду воду. 

  Карен заботливо поддержал Бодиль за спину:

  - Не бойся, крольчонок мой, у тебя есть защитник. 
  Они оба засмеялись. Бодиль оглянулась назад, где на мостках всё еще стояли Аскер и Лика. 

  Аста молчала, хмуро глядя перед собой. Она не реагировала ни на Бодиль, ни на Карстена, казалось, она терпеливо ждала, когда закончится их визит. 

  Берн достал мобильный телефон, включил автоответчик, поднёс аппарат к уху, слушая поступившие звонки.

  Аскер положил Лике руку на плечо, как бы, задерживая ее: 

  - Ну, как ты? Отошла немного? 

  - Ты о чем? - Лика сделала вид, что не поняла. 


  - Я - обо всем.
 
  Лика размышляла. Она плохо помнила, что происходило ночью, ей было стыдно, будто она сделала что-то неприличное. 

  - Давай не будем об этом, - попросила она Аскера, на всякий случай, - это был нейтральный и ни к чему не обязывающий вариант ответа. 

  "Не время и не место обсуждать свой ночной "запой", когда тебя ждут ", - промелькнула в голове осторожная мысль.

  Но Аскер имел в виду совсем не это:

  - Не надо жалеть Асту - это ее только расслабляет, она только этого и ждет, чтоб раскиснуть. Ты ее недооцениваешь... она...

  - Зато ты недооцениваешь Бодиль, - недовольно возразила Аскеру Лика, не дослушав. - Она только и ждет, чтоб... Лика запнулась, - ты... или слепой, или очень хитрый. Я, вообще, не понимаю вас, мужчин, - призналась она, - вместо того, чтобы встать на сторону жены и защитить ее, ты... 

  Они говорили почти шепотом и со стороны были похожи на заговорщиков: 

  - Ты сразу делаешь вывод, спешишь и обижаешься, это так по-детски, Лика, извини. И, тем не менее, ты права. Я - не слепой, я - хитрый. И с Астой мы помиримся, и с Бодиль разберемся. Я рад, что у Асты есть ты, по крайней мере, ты ее не оставишь, пока я буду провожать Карстена и Бодиль. Мы, кстати, их так и не поздравили с помолвкой, а ведь они для этого и приехали. Тебе Аста не рассказывала? 

  - Я и так задаю слишком много вопросов: почему, да отчего, Аста устала мне отвечать. 

  - Нет, Лика, твои вопросы - это твой интерес к Асте, который, поверь мне, почти у всех давно пропал.

  "Ну, зачем он мне все это говорит? Поплыли б уже, не хочу я ничего больше слышать".

  Лика чувствовала себя неловко, видя, как компания притихла и прислушивается к их разговору. 

  "К чему сейчас все эти откровения? Мне не хочется обсуждать ничего, особенно на ходу".

  Лика чувствовала, как в ней поднимается инстинктивный протест: она была не готова принять правду о семье Тревудов, точнее не готова избавиться от иллюзий относительно дорогих ей людей. Теперь выясняется, что идиллия Тревудов была обманом зрения, и все присутствующие стараются усиленно Лику в этом убедить - если не словами, то своим поведением. 

  Самое лучшее, что могла сделать Лика, как она сама решила сегодня - это просто наблюдать. Она уже поняла, что между Бодиль, Астой и Аскером лежит странный невидимый треугольник, связавший их много лет назад. 

  "И что мне хочет Аскер сказать своими намеками? Втянуть меня в эту историю? Или наоборот, предупреждает - не вмешиваться? 
Эх, ничего-то я не понимаю, особенно на норвежском, не вижу никаких слов между строчками".

  Аскер, кажется, прочел ее мысли - Лика не умела этим управлять. Берн говорил, что он читает Лику, как книгу - все её мысли написаны на лице. Похоже, Аскер тоже ее "прочел":

  - Ты недооцениваешь Асту, - повторил Аскер. Но, поверь мне, то, что происходит сейчас - это игра. Аста специально выводит Бодиль из себя. Она знает все слабости своей подруги. 

  - Игра? Чья игра? Какая игра? Ты о чем, Аскер?

  Но Аскер уже подталкивал ее к борту, не отвечая. 


  "Я, наверное, неправильно его поняла, - подумала Лика, это же – норвежский. Конечно, я ничего не поняла из того, что он говорил, это моя фантазия".

  Успокоив себя таким образом, Лика наступила на тонкий край лодки, подивившись ее неустойчивости, покачнулась - лодка двинулась, уходя из-под ног. Лика подумала, что сейчас она растянется и упадет в воду, но ее подхватил оказавшийся рядом Берн. 

  - Ну, наконец-то, я тебя вижу, - сказал, целуя жену. 

  - Ага, ты меня так искал, аж телефонный ответчик включил. 

  - Всё, - заключил со смехом Берн, - эпидемия подозрительности захватила женскую часть команды. 

  - О чем это вы так долго говорили с Аскером? - спросил он, - я начинаю ревновать. 

  - Да ладно тебе, - целуя его в ответ, улыбнулась Лика.

  "Какое мне, вообще, дело, что происходит у Асты с Бодиль"? - спросила себя Лика, пытаясь избавиться от тревоги, поселившийся в душе после разговора с Аскером. И сама себе ответила: - "Я боюсь за Асту, я боюсь, что Бодиль причинит ей боль - Аста и так очень слаба, она может не выдержать и совершить какую-нибудь глупость". 

  Лодка раскачивалась и ходила из стороны в сторону под тяжестью такого количества пассажиров. 

  Аскер, все еще стоя на деревянных мостках пристани, показывал, кому куда сесть.

  - Берн, ты - моя правая рука, садись на ящик, смотри вперед и следи за обстановкой на воде. 

  - Вы, девочки, - показал он на Лику и Бодиль, - сядете напротив друг друга - вы по весу примерно одинаковы - будете держать баланс.
 
  - Карстен, - обратился он к жениху Бодиль, - садись рядом с Астой и следи за ней, хорошо?

  - А чего это за мной следить? Я что - маленькая? Ты мне лучше признайся: ты спишь с Бодиль или нет? - Аста была явно на взводе и не трезва. 

  Бодиль захохотала, словно услышала веселую шутку, но больше никто не смеялся, словно не слыша вопросов Асты. 

  Главное, Карстен ничего не слышал, хотя сел рядом с Астой, вплотную прижавшись к ней рыхлым телом, так как места было недостаточно.

  "Господи, - подумала с тоской Лика, - ну, неужели, кроме меня, никто не видит, что тетки-то, того и гляди, поцарапают друг друга".

  Лика посмотрела на Бодиль: ей показалось, что в лице Бодиль промелькнуло что-то: при смехе она широко открывала рот, и были видны все ее мелкие зубы с острыми длинными резцами. В оскале ее зубов было что-то звериное. Вдруг Лику осенило: Бодиль была... ведьмой. 

  Что Лика могла сделать, чтобы защитить Асту от злых ведьминых чар Бодиль? Она не знала. Но пока решила никому о своем открытии не говорить, зная абсолютную несуеверность и атеизм присутствующих. 

  У Лики уже не было того, вчерашнего, острого любопытства к Бодиль, ей уже не хотелось узнать "всё" и в "подробностях". Она чувствовала запах опасности в воздухе – не смотря на то, что Аста и Бодиль были подчеркнуто равнодушны друг к другу.

  - Аскер, ну, когда же мы поплывем? - Капризно спросила Бодиль. - Я уже замерзаю. 
 
  Бодиль была в широкой, расшитой цветами, юбке и в светлой длинной блузке, на руках ее позванивали браслетики. 

  - А что тебе не терпится-то? Сиди уж, - сварливо ответила ей Аста, и Бодиль тут же присмирела. 

  - Аскер, мы еще долго стоять-то будем? Все уже на месте, - тем же сварливым тоном обратилась Аста к мужу.

  Аскер почему-то обратился к Лике:

  - Лика, видишь, мама у нас с самого утра не в духе. – Он крайне редко называл Асту "мамой". Это произвело на нее впечатление - лицо Асты посветлело, она вдруг заулыбалась, заметно повеселев. 

  Зато Бодиль заметно помрачнела. 

  Аскер снова обратился к Лике: 

  - Я тебя попрошу, подержи, пожалуйста, камеру - я взял ее на всякий случай, может, что-то интересное увидим. Но у меня там отчет о последней командировке в Иран, надо показывать на работе, еще монтировать ночью. Только тебе могу доверить, - засмеялся он. - Если что, я рискую работой, там важные съемки. 

  - Ладно. - Лика взяла маленькую видеокамеру, которую Аскер достал из-за пазухи и протянул ей.

  - Аскер, о чем вы там секретничаете с Ликой, мне тоже интересно, - крикнула им Бодиль.

  Аскер не ответил.

  Дальше все было четко и быстро: Аскер отвязал лодку, толкнул ее вперед и одновременно запрыгнул внутрь. 

  - Карстен, - позвал Аскер, протягивая ему веревки от паруса, - одну возьми себе, другую дай Асте - она покажет, как ими управлять: по моей команде будешь натягивать веревку или отпускать, смотри, как это делает Аста - у нее хорошо получается.

  Аста просто расцвела от похвалы мужа и пробурчала довольно: 
 
  - Конечно, я быстро все схватываю, особенно, когда ты объясняешь. Но сама я объяснять не умею, так что ты сам командуй Карстену, а я лучше за водой на дне лодки послежу. 

  Берн с Аскером начали поднимать парусную мачту. Лика и Бодиль сидели по разным сторонам, не глядя друг на друга. Карстен - посредине, с Астой. В руках у него уже были веревки от паруса. Лодка двигалась медленно, но Лика чувствовала, как им помогает ветер. 

  Еще пара минут, парус, громко шурша на ветру, развернулся, и лодка помчалась вперед, разрезая густую темную воду. 

  Солнце спряталось за облако, резко потемнело. 

  "Буря, скоро грянет буря" - снова вспомнились Лике стихи ее детства. Она чувствовала восторг от водных брызг на лице и веселый ужас, когда лодка наклонялась низко-низко над водой, и волны перехлестывали через борт. 

  - Берите ковшики и черпайте воду, а то у меня там дырка в днище, - подмигнул ей Аскер сквозь шум волн и ветра. 

  Рядом, с визгом промчался катер на подводных крыльях, от него пошли огромные волны, на которых их лодчонка подпрыгнула, потом сильно накренилась... и волна накрыла Лику с головой. Лика, оглушенная, уцепилась за край лодки изо всех сил, удерживая камеру между ног. Она была вся мокрая, даже жилет не спасал. 

  Лодка выпрямилась и снова понеслась под парусом. Следующая волна - накренилась, зачерпнула воду, снова выпрямилась. В этот раз, Лика удачно повернулась спиной и встретила волну боком, а не лицом. 

  Бодиль вцепилась в другой край лодки, Карстен управлял веревками, натягивая то одну, то другую, по команде Аскера. Не смотря на тучность, Кастен оказался подвижен и ловок в движениях. 

  Аста нашла под лавкой резиновое ведро и вычерпывала воду, которая прибывала. Лодка снова накренилась, Бодиль не удержалась на лавке у бортика и захлестнувшая лодку очередная волна сбросила ее вниз. Лика протянула ей руку, другой держа камеру, но Бодиль вместо руки схватилась за камеру и потянула ее на себя. Лика еще не успела ничего понять и среагировать, как Бодиль схватила камеру обеими руками и швырнула ее за борт. 

  - Ты что? С ума сошла? - закричала Лика, но было поздно - лодка стремительно удалялась от этого места, оставляя за собой белую волнистую полосу водяных барашков. 

  - Ну, и что же ты? - издевательски смотрела на нее Бодиль. - Кричи, ябедничай, быстрее-быстрее, покажи преданность, что же ты?

  Ни Аскер, ни Берн не видели ничего - они были заняты парусом, пытаясь поймать правильное к волне и к ветру положение их утлого челна. 

  Карстен отпустил парусные веревки, отдав их Берну, он вместе с Астой вычерпывал воду, которой становилось все больше. 

  Небо совсем затянуло набухшими тучами, стало холодно, ветер свистел в ушах, мокрая одежда прилипла к телу, но Лике было не до того. Её отчаянию не было предела: что она скажет Аскеру?


---------------------------
Возможно, необходимые пояснения: 
*1. Кон-Тики (Kon-Tiki) — так новозеландские аборигены маори называют небольшой плот, используемый для спуска на воду рыболовных снастей. 

*2. "Кон-Тики" — плот из бальсовых брёвен, на котором норвежский путешественник Тур Хейердал, вместе с еще пятерыми смельчаками, в 1947 году переплыл Тихий океан в западном направлении и доплыл до полинезийских островов Туамоту.
Источник: http://ru.wikipedia.org

Продолжение

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
войдите или зарегистрируйтесь для добавления темы
анонсГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ, ЗАВТРА, НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ НЕДЕЛИ ОТ ОЛЬГИ ТАЕВСКОЙ
анонсТест: знаете ли вы своего супруга
анонсОсенняя женская мода 2018: что в тренде
анонсНовогоднее платье 2019
анонсОфисные деловые платья осеннего сезона 2018 - разбор тенденций и фото
анонсУличная мода Осени 2018 | Образцы осеннего уличного стиля 2018 - фото
анонсКаталог причесок
анонсЖенские стрижки | Самые модные женские стрижки - последние новинки
анонсИгры для взрослых
анонсПрически и стрижки на средние и длинные волосы Весна-Лето 2018 - фото
Copyright (c) 1998-2018 Женский журнал NewWoman.ru
Rating@Mail.ru