Rambler's Top100
2009-11-11
BestFemida

BestFemida

Другой мир 

Глава 20.  
«Полнолуние» (2 часть)

Первая часть главы "Полнолуние"

2.

А вы слышали вой?
-Да, - быстро произнес Леонид, - и мне он совсем не нравится. Отсюда надо уходить и как можно скорее. Ты как, встанешь? Сможешь идти?
-Да, сейчас, подождите, - пробормотал он. – А где Сергей с Дэном?
-Они не захотели идти… ну что, ты встаешь?
-Да… ох, нет, - простонал Константин, падая обратно в песок. – Кажется, я подвернул ногу.
-Подвернул? – засуетился Андерсен. – Ты уверен? Ладно, тогда… Леонид, помоги мне, зайди с этой стороны… сейчас мы тебя поднимем, так… давай, хватайся за нас…
Константин схватился за руки нагнувшихся Андерсена и Леонида, и вдруг увидел, как из джунглей выбежал какой-то черный зверь. У него была крупная волчья морда, густая черная шерсть, метелкой болтающийся хвост и непомерно длинные передние и задние лапы. Он бежал прямо на ничего не подозревающего Глеба.
-Осторожно, сзади! – закричал Константин. – Оборотень!
Глеб обернулся и в то же мгновенье оборотень прыгнул на него. Глеб повалился на землю. Его костыли отлетели в сторону, винтовка угодила в канаву, оборотень даже не обратил на это внимание. Сбив Глеба с ног, он стремительно приближался к Константину, Леониду и Андерсену, от неожиданности застывшим на месте.
-Да бегите же, идиоты! Бегите! – заорал им Глеб. – Ну?!
Подхватив Константина под руки, Андерсен и Леонид бросились бежать, но не покрыв и трех метров, они были настигнуты оборотнем. Несколькими ударами тот расшвырял по сторонам Андерсена и Леонида, после чего кинулся на беззащитного Константина. Рыча, оборотень ударил его когтистой лапой – истошно закричав, Константин упал, зарывшись носом в песок, а когда поднял голову – заорал еще неистовее, увидав вновь занесенную лапу. Еще секунда – и оборотень распорет ему лицо. От ужаса Константин втянул в себя голову и зажмурился, готовясь к неминуемому удару, однако тот не последовал.
Зато Константин услышал низкое грудное рычание, но не рядом с собой.
Они не смогли его разглядеть – он прятался в кустах, однако уже одного его рыка хватило, чтобы оборотень, поваливший Константина, вдруг весь как-то сжался и трусливо попятился назад. Но едва он предпринял попытку ретироваться, новый оборотень атаковал его.
Все произошло слишком быстро. С дьявольским рычанием новый оборотень - в два гибких, ничего не стоящих ему прыжка - настиг своего соперника, они сцепились. Рыча, кусаясь и царапаясь, они покатились по земле одним большим черным клубком в темноту джунглей.
Придя в себя от изумления, Константин отполз как можно дальше от дерущихся, повернулся к друзьям и увидел, что Андерсену удалось встать на ноги и подобрать с земли ружье.
-Стреляй! – крикнул он ему. – Андерсен, ну что ты медлишь? Стреляй в них!
-В которого? – прокричал в ответ Андерсен. – Я же не знаю, кто из них Дик! А если попаду не в того – что тогда? Ружье же пулями заряжено!
-Смотрите, смотрите! – закричал Константин, - кажется, один из них сейчас прикончит другого!
-Господи, а если этот другой окажется Дик? – испуганно вскрикнул Леонид. – Как понять, кто из них Дик?
Они не могли не только понять, но и толком разглядеть сражающихся – оба черные, в темноте ночи, они двигались чересчур проворно, чтобы можно было что-то уловить. Единственное, что друзья понимали – это то, что их было двое, два оборотня, причем один из них был явно крупнее и сильнее, и что этот более крупный и сильный соперник измотал другого, слабого оборотня и тот, судя по звукам, уже не пытался атаковать. Хромая, он пустился наутек, но не успел далеко убежать – последовал волчий вой, который постепенно вдруг перешел в человеческий стон, а затем – и вовсе в человеческий крик. И прежде, чем друзья успели удивиться этому, раздался треск и шкура слабого оборотня под мощными ударами острых зубов его соперника стала рваться на глазах, и в оголенных промежутках замелькало человеческое тело, руки и ноги.
-Смотрите, смотрите! – закричал Константин. – Этот оборотень, тот, что нападал на меня, он не настоящий! Это человек в волчьей шкуре! И этот человек, это… это же…
Но ни Леониду, ни Андерсену и ни Глебу не нужно было ничего говорить. Схватив зубами лже-оборотня за ухо, настоящий оборотень резким движением сорвал с него волчью голову и та откатилась прочь, а на месте нее показалась другая голова – человеческая, с золотистыми кучерявыми волосами и изумрудно-зелеными глазами. Друзья сразу узнали его.
-Сент-Джон! – в изумлении воскликнул Леонид, узнав в переодетом юноше почтальона.
-На помощь! – завопил тот и захлебнулся в визге, когда настоящий оборотень вновь потащил его в темноту и уже там взялся разрывать остатки его волчьей шкуры, стремясь добраться до настоящего тела. Из-за темноты друзья не видели, что там твориться, но зато все слышали: Сент-Джон заорал еще неистовее, а вскоре его крик перешел в хрип.
Первый опомнился Глеб. Встав-таки на ноги, он повернулся к остальным и прокричал, стараясь заглушить рык оборотня:
-Уходим отсюда, пока он на нас не перекинулся!
-А как же Сент-Джон? – испуганно вскрикнул Андерсен. – Ему же надо помочь!
-Ему уже ничем не помочь! Он убьет его и правильно сделает, а если сейчас отсюда не уберетесь вы, то разделите его участь! Ну, что встали?! Уходим, скорее!
Подхватив Константина под руки, Андерсен и Леонид поспешили за Глебом, но прежде чем скрыться в джунглях, они обернулись, чтобы в последний раз взглянуть на почтальона.
Не смотря на страшные раны, несчастный был все еще жив. Судя по силуэту, слабо вырисовывающемуся в темноте, он лежал на песке, пытался отбиваться и испускал душераздирающе стоны – то, чему темнота не была помехой. Как и Дику – очертания чего-то гигантского, черного, склонилось над юношей – судя по всему, оборотень зубами разрывал ему внутренности.
Константина чуть не стошнило.
-Пойдемте отсюда… - едва слышно пролепетал он, - пойдемте скорее…
И Леонид с Андерсеном, подхватив его под руки, поспешили за ковыляющим Глебом, но еще долго они чувствовали острый запах человеческой крови, и слышали чавканье, урчанье, хруст ломаемых костей и треск раздираемой плоти.
Друзья боялись, что оборотень будет их преследовать, но к счастью, этого не случилось, и до бунгало они добрались хоть и окончательно выбившиеся из сил, но живые и невредимые – если, конечно, не считать подвернутой ноги Константина и ободранной коже на его ладонях.
-Это из-за веревки, - пояснил он друзьям, разглядывая окровавленные ладони, - я за нее держался, когда он меня за собой волок, а она, как на зло, тонкая и крученая попалась, врезалась прямо в мясо…
-Сам виноват, - грубо бросил Глеб. – Отвязал его? Вот и не скули теперь.
-Да я и не скулю, - обиделся Константин, - и оттого, что виноват, не отказываюсь: действительно, сам отвязал, сознаюсь, виноват, ну что же теперь делать? Как вы думаете, Леонид, что теперь будет? Дик ведь, наверное, убьет Сент-Джона?
-Да.
-А он сюда не придет?
-Будем надеяться, что нет.
-А что теперь нам делать?
-Ждать рассвета. Надо будет найти тело Сент-Джона… вернее, то, что от него останется, - слуга помрачнел и замолк.
-Вы думаете, Дик его сожрет? – тревожно спросил Константин.
-Не знаю, но скорее всего, да… но тело – это ерунда, самое сложное будет отыскать потом принца.
-А зачем его искать? – удивился Константин. – Разве он сам не сможет придти домой?
Леониду вопрос явно не понравился, он сурово взглянул на парня.
-Принц не памятник, он не будет сидеть всю ночь над телом этого несчастного, он может и убежать на поиски другой жертвы, но с рассветом он же вновь придет в себя и не будет ничего помнить. И он может запросто не найти потом дороги назад, к тому же, лишившись звериного облика, он окажется совсем беззащитным в своем человечьем обличье, у него же не будет ни ножа, ни вообще какого-либо оружия. Мы здесь не в центре города живем, здесь джунгли, по которым рыскают львы, бродят гиены и ползают ядовитые змеи - представьте, что будет, если Дик случайно с ними столкнется?
-Да, - хмыкнул Константин, - несладко ему будем. Проснется поутру, ничего не помнит, не знает, где он, а тут бац – и на него какой-нибудь лев или тигр прыгнет!
-Поэтому, - строго прервал его слуга, - чтобы этого не случилось, на рассвете мы возьмем оружие и поедем его искать.
-Нет проблем, - беспечно пожал Константин, - только как вы собираетесь его искать? Я имею в виду, кто пойдет?
-Ты не можешь, - заметил Андерсен, у тебя подвернута нога.
-Ну и что, - огрызнулся Константин, подвернута – не сломана, пойду, Глеб вон, тоже, на костылях, а ничего, передвигается. А вот Дэн и Сергей из дома и шагу не сделают, из принципа не пойдут, так что остаетесь только ты, Леонид… а, да, еще и Глеб, но он отказался.

Они вышли из бунгало с первыми лучами солнца.
-Где будем искать? – поинтересовался Андерсен.
-Сначала там, где оставили почтальона, - не задумываясь, ответил Леонид. – Правда, времени прошло очень много и шансов, что он окажется где-то неподалеку, практически нет, но попытаться все же стоит… к тому же, в случае, если его там не окажется, мы всегда сможем пойти по его следам.
-Разумно, - согласился Андерсен. – А вы помните, где мы их оставили?
-Ну… - неуверенно произнес слуга, - кажется, там…
Не смотря на то, что дорогу они запомнили, быстро тело Сент-Джона обнаружить им не удалось – во-первых, друзья не сразу узнали место, а во-вторых, выяснилось, что Дик перетащил его оттуда. Растерзанный труп находился теперь не на проплешине в джунглях, а на открытом пространстве, в паре метров от дороги, ведущей к их дому. Увидев его вблизи, Андерсен тотчас отвернулся, так же поступили Леонид с Константином - до того был изуродован несчастный почтальон, племянник Лаевского.
-Кошмар какой… Правда, он подло поступил и сам виноват, но он же еще совсем молодой был… - покачал головой Андерсен. – Все-таки жалко его. Надеюсь, он не долго мучился.
Но он и остальные знали, что это было не так. Судя по искаженному от боли лицу юноши и его останкам, которые они сейчас лицезрели, Сент-Джон умер не сразу. Дик разорвал ему горло в самом конце, а до этого почтальон долго и сильно страдал – Дик просто заживо сожрал все мясо у него на животе, оставив торчать только ребра.
-Давайте прикроем его чем-нибудь и пойдем, - с трудом произнес Леонид. – Нам же нужно найти еще и Дика.
-Да, верно…
Накрыв останки Сент-Джона курткой Андерсена, друзья осмотрелись по сторонам в надежде, что Дик лежит где-нибудь неподалеку, но горизонт был чист. Дика не было. Но где же он тогда? Скорее всего, где-то поблизости, в джунглях, но где именно? Друзья принялись обшаривать каждый лист вокруг, но только выбились из сил.
А между тем Дик был совсем близко, он лежал в зарослях кустарника – буквально в нескольких метрах от того места, где они его искали - абсолютно голый, с железным ошейником на шее. Он очнулся от громких голосов друзей, перекликающихся между собой и зовущих его. Поначалу он не понял, что происходит – как он здесь очутился, что это вообще за место и почему его кто-то зовет, но потом до него дошло и услышав знакомый голос Леонида, он улыбнулся.
-Я здесь! – громко крикнул он, встал на ноги и пошел навстречу слуге. И уже через минуту он был окружен друзьями.
Предусмотрительный Леонид с улыбкой вручил ему припасенную одежду, в которую он не замедлил облачиться, попутно сняв с принца ошейник, после чего все вчетвером они вышли из джунглей, и первое, что бросилось в глаза Дику, был труп почтальона. Радость сразу сбежала с его лица.
-Это Сент-Джон?
Леонид кивнул.
-И это я его убил, да?
Леонид снова кивнул. Дик закусил губу, а затем, вспомнив о чем-то, быстро взглянул на слугу.
-А что оборотень, мой двойник, где он? – вопросил он. – Его поймали? Вам удалось его поймать?
-Нет.
-Нет?
-Похоже, - грустно улыбнулся Леонид, - что не было никакого второго оборотня, ваше высочество.
И заметив его вопросительный взгляд, он поспешил все рассказать – начиная от того момента, как Константин спустил его с цепи, поверив, что Дик хочет в туалет, и кончая схваткой его и Сент-Джона.
-Мы бы и не догадались, что на нас напал человек, - сказал в заключенье слуга, - но в последний миг появились вы.
-А Сент-Джон, -перехватил Константин, - по-видимому, струсил, увидав настоящего оборотня и дал деру, только тебе это, видать, не понравилось и ты напал на него, а в ходе драки разорвал его волчью шкуру. Видишь, из-под куртки торчит черный мех? Скорее всего, это ее остатки. Он был в ней, как в комбинезоне – настоящий волк, даже хвост с головой имелись, только вот смотрелся он очень тщедушно в своем костюме, ноги и руки-то он не мог короче сделать, да и передвигаться ему в своем коконе было неудобно. В общем, ты с ним сцепился и стал его драть, ну а мы… мы хотели ему помочь, правда, но ружья завалились куда-то, вдобавок, мы боялись промахнуться, да и ты на нас в любой миг мог напасть…
-Поэтому вы ушли? И как я выгляжу, конечно, тоже не увидели?
На первый вопрос Андерсен утвердительно промолчал, на второй же, словно чувствуя необходимость хоть что-то сказать в свое оправдание, невнятно произнес:
-Понимаешь, Дик, нам самим было бы интересно узнать, как ты выглядишь, и когда ты выскочил и налетел на Сент-Джона, мы, в принципе, могли бы, наверное, что-то разглядеть… но дело в том, что ты прыгнул внезапно и слишком быстро, а потом вы сразу повалились в кусты… и к тому же, там было темно… поэтому… ну, в общем…
-Вы ничего не увидели.
-Только услышали – как вы там дрались, точнее, как ты его…
Андерсен взглянул на то, что осталось от почтальона. Смущенно кашлянул. А что он еще мог сделать? Дик убил его, как ни крути, как ни обзывай это – убил.
-Но ты ни в чем не виноват, - торопливо добавил он, увидев взгляд оборотня, - скорее, это его вина – что он согласился действовать по указе Лаевского.
-А вот, кстати, и он, - нахмурился Дик, глядя на кавалькаду всадников, движущихся прямо на них.
-Что это? – удивился Леонид. – Зачем они сюда едут? Разве их звали?
-А я знаю ответ, - усмехнулся Дик. – Лаевский думал, что его племяннику удаться этой ночью подставить меня, убить вас всех, и теперь он едет сюда, чтобы в присутствии знати засвидетельствовать кучу трупов, и как следствие – чтобы потом рассказать обо всем королю и под давлением улик вынудить его раскрыть мою тайну, а затем объявить меня невменяемым, крайне опасным чудовищем.
-Только мы-то живы и обвинять тебя будет некому, зато сам герцог лишился дорогого племянничка. Вот радость-то ему будет… Да, даже жалко его, - печально улыбнулся сердобольный Андерсен, - ведь расстроится, наверное, увидав, что ты сделал с его юным родственником.
Едва он это сказал, их окружили всадники. Андерсен, Леонид и Константин заметно заволновались, но Дик остался абсолютно спокоен.
-Доброе утро, герцог, - с учтивым поклоном и любезной улыбкой поприветствовал он Лаевского.
-Боюсь, вы ошибаетесь, ваше высочество, - приторно-сладко улыбнулся в ответ Лаевский. – Это утро явно недоброе – по крайней мере, для одного из нас. Дело в том, что я приехал сюда не случайно – мне сообщили, что у вас здесь произошло ЧП, - Лаевский бегло оглядел друзей, задержав свой взор на Дике. - Поступила информация, что вы напали на кого-то этой ночью…
-Я этого не отрицаю, - спокойно произнес Дик, - действительно, этой ночью было совершено нападение, но произошло оно не по моей вине, а по вине нашего почтальона. Кажется, его зовут Сент-Джон. Судя по всему, ему захотелось подурачиться, потому что он переоделся в волчью шкуру и сымитировал нападение на моих друзей. Очевидно, он полагал, что они испугаются, однако к его несчастью, случилось непредвиденное – в тот момент, когда он начал свое выступление, появился настоящий волк, который напал на него, в результате чего юноша погиб.
-Вот как, - сладко процедил Лаевский, когда Дик замолчал, и, взглянув на прислушивающуюся стражу, распорядился: - Оставьте нас!
Те поспешили исполнить приказ и удалились. Едва они это сделали, Лаевский впился ледяным взором в Дика.
-Ну что же, - ядовито усмехнулся он, - вы поведали нам красивую историю, ваше высочество, но ведь на самом деле все обстояло несколько иначе? Кто-то вместо того, чтобы уехать во дворец, как того требовал отец, - многозначительный взгляд на Дика, - остался среди друзей, а потом вырвался на свободу и по чистой случайности для них все обошлось.
-А кто-то, - Дик многозначительно посмотрел на Лаевского, - в это время приблизил к себе племянника, добился того, что тот сначала стал моим слугой на пару дней, а затем, сделав его почтальоном, вырядил волком, ну по чистой случайности похожим на меня в полнолуние, и заставил напасть на моих друзей. Ведь все было именно так, герцог?
-А вы не глупы, как я посмотрю, - усмехнулся тот.
-К вашему несчастью, герцог, - с убийственной любезностью улыбнулся Дик и прибавил: – Ну что же, может быть, настал черед правды? Слуг здесь нет, кругом только свои – так расскажите мне про ваш чудесный план, все, начиная с того момента, как вам пришла в голову идея назначить Сент-Джона моим слугой, чтобы его заметили при дворе. А то я, конечно, хоть и догадываюсь, как все происходило, но услышать из ваших уст было бы несколько приятнее. Так вы проявите смелость, расскажите мне правду?
-А почему бы и нет? – ответно улыбнулся герцог. – Ведь вы ничего не сможете доказать.
-Как и вы, герцог, - заметил Дик. – Ваш рассказ?
-Он будет, но услуга за услугу. Я расскажу про план, а вы мне тоже кое-то расскажите.
-Например?
-Поясните, почему Вяземский так усердствовал, стремясь донести до короля мысль, что вашего верного Леонида стоит либо оскопить, либо сослать без права переписки с вами.
-Идет.
-Итак, - начал свое повествование Лаевский, - когда вы сбежали, я первым вычислил, где вы находитесь и используя свои связи, приложил все усилия, чтобы кроме меня, об этом не узнал никто, а сам тем временем подговорил своего племянника выполнить одну важную роль – сыграть оборотня. Юнец нуждался в деньгах, и я пообещал ему неплохое вознаграждение, если он справится со своей задачей, и он действительно на первых порах справлялся. Он нападал сначала на одного надсмотрщика, затем в следующее полнолуние – на второго, на третьем же он чуть было не провалил все дело, когда Глеб резанул его ножом. Увидев его рану, я уж подумал было, что все пропало, но рана оказалась незначительной и как выяснилось, потом только сыграла мне на руку: зная, что вы валяетесь где-то без сознания, я воспользовался этим и пока вы мирно лежали себе под деревом, сделал точно такую же рану вас на боку, какую оставил ваш Глеб у моего племянника. Я знал, что он следит за вами, знал, что он догадывается, кем вы являетесь на самом деле, и понимал, что уж теперь-то он точно будет уверен, что вы – оборотень. Но я рассчитывал, что его идею о том, что вы причастны к убийствам, поверят остальные, а этого не случилось, однако потом случилось нечто иное, что вообще не входило в мои планы.
-Мой побег, - сказал Дик.
-Он самый. Я не мог предположить, что сбежав однажды и потерпев поражение, вы рискнете сделать это вторично, да еще так удачно. Я был растерян и как это не нелепо звучит, даже боялся за вашу жизнь.
-Вы боялись, что меня могут убить, -усмехнулся Дик, - а я вам нужен был живым, ведь нельзя же стать регентом при покойнике.
-Верно, - улыбнулся Лаевский, - поэтому мне пришлось употребить все мои силы, чтобы вновь вас найти, но поиски мои были тщетны. К осени я уже начал отчаиваться и почти отказался от своей затеи, как вдруг в один прекрасный день к воротам дворца подходит какой-то плебей и подает письмо, в котором вы сообщаете, что вы живы и здоровы и желаете вернуться домой. Сначала эта весть меня обрадовала, но затем весьма огорчила, ведь если бы вы вернулись во дворец, то у меня не было бы никаких шансов выставить вас неуправляемым источником опасности, под бдительным оком короля это было бы невозможно.
-А потом вы узнали, я решил остаться в бунгало, - улыбнулся Дик.
-И сделал все, чтобы король разрешил вам это.
-Так вы были к этому причастны? – усмехнулся Дик и покачал головой. – Тогда я понимаю, почему король так легко дал согласие. Что было дальше?
-Когда вы прибыли во дворец, я узнал, что король рассержен и желает покарать Леонида, и тогда я понял, что настал мой час. Я согласился донести до короля идею Вяземского как наказать вашего слугу, зная, что выиграю от этого в любом случае, что и получилось. Леонид не мог вам прислуживать в течение трех дней и зная это, я предложил королю заметить его временно моим племянником, а когда вы вернулись в бунгало, Сент-Джон был известен при дворе и я любезно предложил его на роль почтальона, уверив всех, что он надежный и проверенный человек. Ну а потом все было очень просто: Сент-Джон держал меня в курсе всего того, что у вас происходит, а я ждал момента, когда он может одеть шкуру волка и напасть на ваших друзей. Но после того, как вы сбежали, я не хотел больше так рисковать, мне нужны были гарантии, что когда вы будете нападать на ваших друзей, те не будут вас защищать, а поскольку те именно так и поступили бы, мне пришлось искать ваших недругов на стороне. И я их нашел. Я узнал, что пока вы были рабом у Бузиновых, вас там люто ненавидели трое: надсмотрщики Глеб и Семин, а так же юноша Сергей, и что на данный момент они втроем находятся там. Но как сделать так, чтобы они оказались в бунгало? Самый простой способ – лишить их всего, заставив их кинуться искать помощи у друзей, а таковым являлся Андерсен. Я знал, что в случае чего, он не бросит их в беде и пригласит к себе. Поэтому я приказал Сент-Джону поджечь дом Бузиновых.
-Так значит, пожар произошел не случайно? – ахнул Андерсен. –Это вы во всем виноваты? Вы подожгли дом?
-Красиво горело, правда? – улыбнулся Лаевский. – Но мне пришлось потрудиться, ведь нужно было еще поднять на восстание негров, на что те долго не соглашались, а когда все запылало и завязалась стрельба, моим людям пришлось следить за Сергеем, Семиным и Глебом, чтобы те не сгорели или их не убили вместе со всеми. Иначе поджег терял бы смысл. Однако не смотря на все мои старания, одного из них все-таки убили – Семина, а Глеб остался калекой, да и вы, принц, едва не сгорели, но к счастью для меня, все обошлось. Больше того, обошлось даже лучше, чем мог я ожидать – согласитесь, двое из троих – весьма неплохой результат.
-Двое? А как же я и Дэнниел? – воскликнул Константин.
-Ой, - отмахнулся Лаевский, - а вы-то тут причем, юноша? Мне до вас не было никакого дела.
-То есть как это не было? – возмутился тот. – Вы хотите сказать, что если бы я погиб…
-Повторю еще раз, для особо одаренных, - с нажимом, сладко произнес герцог. – Мне было важно, чтобы спаслись трое: Глеб, Сергей, Семин. Или хотя бы кто-то из этой троицы, ну и принц, разумеется. А то, кто то-то еще там спасся или не спасся – меня не волновало. Так что то, что вы уцелели – считайте, вам просто повезло. Вытащили счастливый лотерейный билетик, как и Бузинов. Ему, кажется, вообще фортуна улыбнулась?
-Он единственный наследник и теперь все причитается ему, - хмуро буркнул Константин.
-Вот, видите, как все мило получилось, есть даже те, кому этот пожар принес пользу – не считая негров, они ведь, кажется, тоже были не прочь получить свободу? Но я возвращусь к своему рассказу, - и он продолжил, обращаясь опять исключительно к Дику:
-Как только это произошло, все пошло так, как я и планировал: погорельцы переехали жить в бунгало Андерсена, где Сергей вскоре стал вас раздражать, а Глеб и вовсе обозлился на все живое на этой планете. А потом из писем, которые вы отправили Леониду, я узнал, что у вас начались кошмарные сны, в которых, как я понял, вы видели, как мой племянник убивает надсмотрщиков.
-Но тогда я не знал, что это делает он, я подумал на себя, я думал, что это я нападал на них и теперь моя память просто воскрешает эти моменты.
-Так на это и был расчет, - улыбнулся Лаевский. – Узнав, что у вас начались эти видения, я решил, что пришла пора действовать, и приказал своему племяннику вновь достать волчий костюм. Знаете, мои швеи скроили ему такой славный костюм из волчьих шкур, сидел просто идеально и он так ему шел! Вылитый волк, не зная заранее даже не догадаешься.
-Но я догадался, - сказал Дик. – Я заметил, что оборотень, который нападал на Сергея, как-то странно себя ведет. Он не мог долго бежать и часто останавливался, чего никогда не позволил бы себе настоящий волк.
-Да, у костюма был один недостаток: он был для бедолаги слишком тяжел, поэтому находясь в нем, племянник вынужден был делать частые передышки, чтобы восполнить силы. Ну и от жары он в нем страдал, жаловался как-то, что задыхается он в нем, но это мелочи. Меня интересовало только две вещи на тот момент: сходство костюма с настоящим оборотнем и возможность его самостоятельного снятия, чтобы мой племянник мог обходится без помощников.
-Еще одна причина, по которой я не мог найти следов оборотня, - заметил Дик. – В Африке его не было, но и через Врата он не проходил.
-Верно. Сент-Джон проходил через Врата в Африку человеком, а костюм прятал в сумке, в Африке же он в него облачался – и оборотень готов. А после спектакля снимал его и снова уходил через Врата. Ну а поскольку он являлся почтальоном, Стражи Врат не могли ничего заподозрить.
-А еще способ убийства, - напомнил Дик. - Волк использует зубы при умерщвлении добычи, а ваш оборотень…
-Да, здесь я тоже оплошал, - признал Лаевский. – Что поделать, хоть искусственная голова волка и была очень красивой, но вот функционировать она не могла и как таксидермисты не старались, они смогли сделать так, чтобы Сент-Джон мог бы ею управлять, нанося ею смертельные удары, не снимая со своей головы. Пришлось ему использовать когти на передних лапах шкуры, а в качестве контрольного орудия я его снабдил ножом. Так сказать, чтобы в случае чего, жертву в любом случае можно было добить. Впрочем, это не главное - главным было то (я вернусь к своему рассказу), что своего я добился – после двух нападений на Сергея моим племянником, вы сами потом не сдержались и напали на него. Теперь я был уверен, что Сергей наверняка подтвердит то, что вы чудовищное создание, крайне опасное для общества. Но в самый неподходящий момент явился Сент-Джон, заявивший, что вы все ждали его в гостиной, и что вы хотели догнать его, когда он попытался скрыться, - Лаевский нахмурился. – Да, неприятный момент. Я понял, что вы что-то заподозрили, но не смотря на риск, я все-таки решил закончить начатое и пошел ва-банк. Я приказал Сент-Джону вырядится оборотнем и напасть на ваших друзей, убив их всех, кроме Сергея и Глеба, разумеется, а сам тем временем собрал людей, чтобы приехав, те смогли увидеть изуродованные тела и сами убедиться, как вы опасны.
-Только о том, что я – настоящий оборотень, представляю реальную угрозу для него, вы, конечно, умолчали?
-Пришлось, а как иначе? Юнец любил деньги, но он был ужасным трусом, и я не мог рассчитывать, что, узнай правду, он останется верен мне и не откажется от задания. Пришлось опустить кое-какие детали – впрочем, я ж не совсем грешил против истины, вас же, если я правильно понял, до поры до времени тоже где-то держали, а? Ведь я же никогда не поверю, - усмехнулся герцог, - что вы остались бы на время полнолуния у друзей и не предприняли бы мер для их защиты, зная, что становитесь неуправляемым существом. Вас где-то держали?
-В гостиной, на цепи. Только по их ошибке мне удалось скрыться.
-Я так и понял, - кивнул герцог, а потом, увидев вопрос в глазах Дика, добавил: - Это все, что я могу вам рассказать. Теперь ваш черед, принц. Вы обещали разъяснить мне, почему это Вяземский так настаивал, чтобы я представил королю его способ наказания вашего Леонида.
-А разве вы не знаете? – спросил Дик.
-Признаться сказать, нет, - беспечно ответил Лаевский. – Мне тогда не до этого было, а сейчас вот любопытство разбирает, но снисходить до того, чтобы самому расспрашивать об этом графа… ну сами понимаете…. - он поморщился и усмехнулся. – Так что, я надеюсь, вы поможете разрешить мне эту маленькую загадку? Чего добивался милейший граф?
-Отмщения. Вяземский ненавидит Леонида за то, что он держит меня в курсе всех его финансовых махинаций, но за все время пребывания на службе Леонид всегда был безупречен в моих глазах и в глазах короля, поэтому если бы он осмелился причинить ему вред, графу пришлось бы иметь дело со мной или королем, а ему это было ни к чему, поэтому он ничего не предпринимал. К тому же прежде у Вяземского на руках были лишь слова его приспешников и собственные догадки, однако накануне моего побега он подслушал очередное донесение Леонида, из которого он узнал, что мне стало известно об одной из самых крупных его афер. Леонид тогда не предал этому значения, по-прежнему считая, что он в безопасности, и Вяземский не сможет его достать, но тут я сбегаю - и графу представляется просто идеальная возможность. Он узнал, что король разгневан и обвиняет в моем побеге Леонида, но ведь король мог придумать для него любое наказание – мог убить, а мог просто ограничится выговором или штрафом, и я предполагаю, что Вяземского это не устроило. Ему не хотелось, чтобы Леонид отделался каким-нибудь легким наказанием, ему хотелось отыграться на нем сполна. Осуществить это просто – надо всего лишь ударить по самому больному место, а у Леонида таковых была два: я и Анжелина. Леонид был очень привязан ко мне и мечтал жениться на Анжелине. Вот почему Вяземский так хотел, чтобы вы донесли до короля идею о том, чтобы Леониду было приказано выбирать между изгнанием или продолжением службы, но уже будучи евнухом. Если он выберет первое – он никогда не увидит меня, а выберет второе – лишится Анжелины.
-Ах, ну конечно, - сладко протянул Лаевский, - духовные терзания… ваш Леонид, он же выбрал второе…
Его насмешливый взгляд скользнул по белым бусам и лицу Леонида. Тот покраснел и смущенно отвел взгляд.
-Надо же, - усмехнулся Лаевский, - а я ведь даже не подумал про это, как-то упустил из виду этот момент…
-Вам было нужно только его место, на три дня, - холодно произнес Дик, - а каким способом вы его получить – для вас это было не важно.
Лаевский беспечно вскинул бровь.
-В каждой игре есть расходный материал, ваш Леонид именно таковым и оказался, - искоса взглянул на удрученное лицо слуги и поцокал языком: - Как он расстроен! И с чего бы это? В конце концов, самого не убили, из королевства не выгнали, ну а что до оскопления, так ты не переживай, как говорится, до свадьбы заживет…
Леонид залился краской и с яростью уставился на герцога, а тот рассмеялся.
-Кажется, я что-то не то сказал? Да, определенно не то, так что я лучше поеду. Всего хорошего, ваше высочество.
-Вам тоже, герцог, - мрачно усмехнулся Дик, - всего.
Тот окинул его взором, улыбнулся, повернул коня и готов был поскакать прочь.
-Постойте! – донеслось ему в след.
Лаевский натянул поводья, остановив коня. Обернулся.
-А как же Сент-Джон? – воскликнул Константин. – Разве вы не хотите забрать его тело?
-Его? – удивился Лаевский, как будто Константин спросил его о каком-то ничтожном пустяке. - А это мне еще зачем?
-Ну как же, - еще больше дивясь такой бессердечности, пояснил Константин, - он же ваш племянник!
-И что с того? – фыркнул герцог.
-Как – что? Это же ваша родная кровь! У него же никого, кроме вас, больше нет! Вы должны его похоронить!
Лаевский сладко улыбнулся.
-Ах вот вы о чем… ну так мальчик сделал, все, что мог, теперь он мне больше не нужен, поэтому заниматься какими-то похоронами… будто дел у меня других нет… похоронят его без меня как-нибудь, за счет королевства.
С этими словами Лаевский пришпорил коня и поскакал по дороге, пуская клубы пыли в сторону тела Сент-Джона, возле которого суетились слуги. Дик молча смотрел, как он удаляется, постепенно превращаясь в крохотную точку. Зато Леонид не смог просто смотреть.
-Вы не остановите его? – воскликнул он. – Ваше высочество, он же только что признался вам в том, что это он повинен в смерти надсмотрщиков и в том чудовищном пожаре, мало того, он только что сознался, что желал лишить вас власти, и неужели после всего этого вы позволите ему вот так спокойно взять и уйти? Тому, кто желал лишить вас всяческих прав! Он же наверняка попробует сделать это вновь!
-Не сомневаюсь, что так оно и будет, Леонид, - спокойно согласился Дик. – Лаевский попробует снова заполучить власть, и я понимаю твой гнев и возмущение. Ты хочешь, чтобы справедливость восторжествовала, и он был наказан, но боюсь, что это невозможно. Лаевский не просто так бросался словами, когда говорил, что я все равно ничего не смогу доказать. Он был прав, у меня ничего нет на него, Леонид. Сент-Джон погиб, а кроме него никто не сможет подтвердить, что герцог заставлял его облачаться в волчью шкуру и нападать сначала на надсмотрщиков, а затем на Сергея и на вас.
-А как же мы? – вмешался Андерсен. – Ведь у тебя есть мы, а мы подтвердим все твои слова, мы все расскажем королю…
-И вы думаете, вам поверят? – Дик горько улыбнулся. – Все не так просто, Андерсен. Лаевский имеет большое влияние при дворе и обвинить его в чем-то, основываясь только на показаниях друзей, будет чрезвычайно сложно, а вернее сказать, невозможно. Король потребует доказательств, а их у нас нет, кроме Сент-Джона, а он, как я уже сказал, мертв. Да, можно за него зацепиться, указать на обрывки волчьей шкуры, но ведь Лаевский все будет отрицать и найдет свидетелей, которые подтвердят, что его племянник просто забавлялся, сшил себе волчий костюм, а что до нападений и уж тем более, намерений подставить меня, то он к этому ничуть не причастен… да и потом, вы забываете еще одну вещь: если я сейчас расскажу все при дворе, уличив Лаевского, я должен буду рассказать и то, что я являюсь оборотнем, ведь это одна из главных составляющих плана Лаевского, на ней все строилось и мне не избегнуть ее упоминания, но ведь про то, что я являюсь оборотнем, мало кому известно даже при дворе, не говоря уж про простых коэрцев. Лаевский, вяземский, Леонид и еще пятеро слуг, ну, может, еще пару человек из знати, но это все. Никто больше даже не догадывается о моей тайне, и у меня нет ни малейшего желания, чтобы они узнали ее теперь, и уж тем более, этого не захочет король.
-Короче говоря, - подвел итог Константин, - ты ничего не будешь предпринимать и оставишь все как есть.
-Вы убедились сами, это будет не только бессмысленно, но даже принесет мне вред, ведь мне придется рассказать всем, что я – оборотень. А я не могу этого допустить.
-Да уж, - проговорил Андерсен, - твой Лаевский был не дурак. Все продумал, мерзавец.
-Продумал? А как цинично он отозвался о своем племяннике? – возмутился Константин. – Нет, вы слышали это: «как будто дел у меня других нет»?! Чурбан бесчувственный! У него родственника убили, такого юного, а он так спокойно от него отказался, как будто речь о полене шла!
-Это Лаевский, - пожал плечами Дик. – вы же слышали, как он говорил: «в каждой игре есть расходный материал», а Сент-Джон для него и был одним из таких расходных материалов. Как, впрочем, и все те люди, что встречаются ему на пути – они для него лишь орудия, которые помогают ему добиться определенной цели. Он использует их по своему усмотрению, совершенно не волнуясь, что с ними станет, когда они выполнят отведенную им роль. Или в процессе ее выполнения... Поехали собирать вещи, Леонид.
-Вещи? – удивился Андерсен. – А разве ты собрался уезжать?
-Лаевский постарается представить гибель Сент-Джона как несчастный случай, но слух о том, что в это полнолуние я отсутствовал во дворце, уже пущен, поэтому уже к вечеру, а может быть, уже даже сейчас, королю это станет известно. Он потребует, чтобы я немедленно вернулся домой и дал объяснения, а раз так, то будет лучше предупредить его и самому туда приехать, не дожидаясь, когда за мной пришлют. К тому же, даже если бы я не знал, что король потребует моего возвращения домой, я сам вынужден это сделать из-за Лаевского, поскольку вся эта история с намерением выставить меня как опасного монстра, пусть и окончилась более-менее благополучно для всех нас, но все же она показала мне, что в королевстве не все спокойно. И мне лучше немедленно приехать туда, чтобы на месте во всем разобраться. Да и вообще… - Дик улыбнулся, обвел взглядом друзей, - задержался я у вас, Андерсен. Приехал из дома вроде как погостить, а гощу уже больше месяца и съезжать не думаю… некрасиво получается. Нет, пора и честь знать, а то вы все молчите и мило улыбаетесь, но кто знает, может, вы только из приличия терпите, и за невинным пожеланием доброго утра скрывается злобная мысль: да когда же ты уберешься отсюда, проклятый Дик?!
Андерсен и Константин от души рассмеялись и Дик засмеялся вместе с ними, и даже Леонид не удержался от улыбки.
-Успокойся, - миролюбиво произнес хозяин бунгало, когда все насмеялись, - ты мне ничуть не надоел Дик. Ни ты, ни твой Леонид, ни Константин с Дэнниелом, Сергеем и Глебом, уж если на то пошло – они ведь тоже живут у меня. Так что можешь оставаться у меня, сколько пожелаешь – я буду только рад твоей компании.
-Конечно, - ввернул улыбающийся Константин, - ты, Дик, только не забудь ему оплатить счет за проживание в бунгало, а так Андерсен тебе всегда будет рад… сколько он там получит, если с нас со всех денежку за проживанье сдерет, а? –лукаво прищурился он и все вновь разразились дружным смехом.
-Пошли, счетовод, - весело произнес Андерсен, - а то мы тут так до вечера простоим.
-Да, пойдемте, - поддержал его Дик, - а то мне еще собраться нужно.
И они повернулись, чтобы зашагать к дому, как вдруг позади них раздался сумасшедший радостный вопль:
-Дик!
В одно мгновенье Герон оказался возле друзей.
-Герон? – мягко улыбнулся Дик. – Но как ты здесь оказался? Ты же должен быть в Коэре, с Михаилом.
-Так я там и был, - беззаботно ответил мальчик, - ждал, когда эта вонючка Сергей съедет от вас, а ты все пишешь, что он не съезжает, ну я терпел сколько мог, а потом не выдержал, взял да и пришел сюда!.. Слушай, - заговорщицки понизив тон, прибавил он, глядя на труп Сент-Джона, которого обступили прибывшие медики, - а что у вас тут такое стряслось? Пока я сюда бежал, по дороге Лаевского встретил, а вместе с ним - еще человек пять каких-то напыщенных фраеров… и еще покойник вон, я пока бежал, видел, как его накрывали, так там такое! – глаза мальчика вспыхнули от ужаса и восторга. – Представляешь, у него все брюхо разорвано! Все-все, кишки наружу, мяса нет, только ребра торчат! А кровищи сколько! И лицо, ты бы видел его лицо! Глаза выпучены, рожа бледная, перекошенная – ну и намучился он, видать, перед смертью!... слушай, а кто это? Ты не знаешь?
С той минуты, как Дик пришел в себя, ему не удалось увидеть, что же стало с Сент-Джоном – его тело было накрыто курткой Андерсена, а потом подскакал Лаевский и ему снова было не до него, поэтому он не знал, как, будучи оборотнем, он разделался с бедным племянником герцога. Но теперь благодаря Герону, он узнал это, только вот его восторга от подобного зрелища разделить не мог, и по мере того, как ни о чем не подозревающий Герон описывал, что же стало с почтальоном, веселье покидало Дика, он бледнел, черты лица становились суровее, а из глаз пропал веселый блеск. Не стало и улыбки.
-Так что, - весело настаивал беззаботный Герон, - ты не знаешь, что тут случилось? Кто этот мертвяк?
-Это Сент-Джон, наш почтальон, - совладав с собой, спокойно ответил Дик. - Сегодня ночью на него напал хищный зверь.
-А что это был за зверь? Ты видел его?
-Видел.
-Да? И как он выглядел? Ты можешь его описать?
При этом наивно-веселом вопросе оборотень мягко улыбнулся и ласково взглянул на серого мальчика.
-Когда-нибудь, я обязательно тебе его опишу, Герон. Обязательно. А сейчас пойдем домой, хорошо?
Герон тряхнул головой и побежал в сторону бунгало. О том же, что Дик уезжает, он узнал лишь когда прибыл туда, и очень расстроился.
-Ну как же так? – скулил он, глядя, как Леонид собирает чемоданы. – Я только пришел, и вот, пожалуйста, выясняется, что он уезжает! Дик, мы же с тобой даже толком поговорить не успели! Ну скажи, зачем ты уезжаешь? К чему такая спешка? Останься хоть до вечера!
-Извини, я не могу, - мягко отвечал Дик. – Правда, не могу, Герон. Если бы я мог, я бы обязательно остался, но я должен ехать.
-Ехать, - убито повторил мальчик, и, тоскливо взглянув ему прямо в глаза, горько спросил: - Но ты ведь вернешься еще, да? Вернешься? Когда ты вернешься?
-Не знаю, Герон. Может быть, я приеду к вам на следующую осень.
-Следующую осень? – ахнул мальчик. – Только через год? Дик!
-Я все понимаю, Герон – мне тоже жалко расставаться с тобой, но ничего не поделаешь, так надо. Я должен ехать, но я обещаю тебе, что обязательно вернусь.
Герон громко вздохнул, а Дик улыбнулся и повернувшись в сторону дверей, спросил у вошедшего Леонида.
-Ну что там, Леонид?
-Все готово, ваше высочество, - отвечал тот. – Можно ехать.
Дик кивнул и повернулся к мальчику.
-Мне пора, Герон.
Герон вздохнул еще громче и тоскливее, а Дик улыбнулся.
-Не кисни. Дай пять, - попросил он, протягивая ему ладонь.
Герон сначала медлил, но потом натура взяла свое, и в его очах сверкнула радостная искра, и мальчик протянул ему ручку, которую Дик с чувством пожал.
-Ты только не забудь меня, - попросил мальчик напоследок. – Ладно?
После чего Дик вышел на улицу. Перед домом уже стояли оседланные жеребцы, которых держал под уздцы Леонид. Последовало короткое прощанье с Андерсеном и Константином, пожелавшим ем у счастливого пути. Дэнниел прощаться не вышел, Глеб – тоже, зато вышел Сергей. Скрестив на груди руки, он уставился на него своим наглым взглядом.
-Ну что ж, я тебе тоже кой-чего пожалю, - в своем презрительном тоне произнес он и злобно прибавил: - Что б ты шею себе по дороге сломал, или нет, лучше ноги – тогда сможешь составить компанию своему Глебу. Кстати, а он-то тебя чего провожать не вышел? Не встать бедняжке или вы с ним успели разругаться?.. ну, чего вылупился? Или, - насмешливо фыркнул он, - ждешь чего-нибудь? Ах, ну да, наверное, хочешь, что б я тебе подарочек на дорожку завернул? Слушай, а давай, я тебе сейчас сбегаю, дерьма принесу….
-Ну, - спокойно произнес Дик, глядя ему прямо в глаза, - если ничего другого у вас больше нет…
Удар попал прямо в цель. Все, что было у Сергея, сгорело вместе с домом Бузиновых, поэтому теперь у него не было ничего, кроме той одежды, что была надета на нем, ничего, даже документов, подтверждающих его личность, и это выводило его из себя. Как же так, иметь все и в раз всего лишиться, сделаться беднее нищего и жить за чужой счет, в чужом доме! И теперь это замечание Дика. Он надавил ему на больную мозоль и лицо Сергея исказилось от бешенства. Прорычав грязное ругательство в его адрес, он ушел в дом, хлопнув дверью.
-Он тебе этого не простит, - с улыбкой произнес Константин.
-Знаю, - тоже улыбаясь, сказал Дик, - но я ни о чем не жалею, ведь все, что я сказал, было истиной правдой. У него действительно ничего больше нет – если не считать его ненависти ко мне. Правда, это только пока, поскольку уже завтра или послезавтра, он, как и вы, впрочем, получит все необходимые документы.
-Но ведь они еще не готовы, - возразил тот, - откуда такая уверенность?
-Боюсь, здесь вы не правы, Константин, ваши документы готовы, причем очень давно.
-Как так?
-Помните, что говорил Лаевский? Ему были нужен был Глеб и Сергей, чтобы они жили рядом со мной, в бунгало? Так вот, я думаю, нет, я уверен, что когда они поселились здесь и послали запрос на восстановление документов, он узнал об этом и приказал сделать все, чтобы вы получили их как можно позднее.
-Чтобы мы не смогли отсюда уехать! – воскликнул Константин, восхитившись своей догадливости. – Теперь я понимаю! Так значит, это он виноват, что мы так долго не могли получить наши паспорта и все остальное? Он боялся, что едва мы это сделаем, то тут же покинем бунгало и поэтому затормозил процесс?
Дик кивнул.
-Ну и сволочь же он, все-таки!.. так что же, выходит, мы сможем теперь получить свои документы?
-Хоть сегодня, - улыбнулся Дик. - Теперь ему больше не требуется удерживать вас здесь, да и я не дам в случае чего ему это сделать, и как только приеду во дворец, распоряжусь, чтобы вам их немедленно выслали.
-Вам! – Константин с улыбкой поморщился. – Дик, вот знаешь, хоть ты и прикончил этого почтальона, заодно потрепав всем нервы и порядком попортив мне кисть, а все-таки в облике оборотня ты мне больше нравился, честно. И знаешь чем? Тем, что пока ты еще не успел обрасти шерстью и обзавестись волчьей пастью, ты меня на «ты» называл, хотя ты этого, наверное, и не помнишь.
-Нет, - улыбнулся Дик.
-И, конечно, менять свое отношение на этот счет не собираешься?
-Нет, - еще шире улыбнулся Дик.
-Дик, ну, знаешь… - тщетно пытаясь изобразить оскорбленный вид, выпалил с улыбкой Константин.
-Всего хорошего, Константин, - с учтивым легким поклоном, мягко произнес наследник Коэра.
После чего, пожав подошедшему Глебу руку, вскочил на подведенного Леонидом жеребца.


-Ну вот, все и закончилось, ваше высочество, - сказал Леонид, когда бунгало осталось далеко позади.
-Да, - согласился Дик, - все закончилось. Но как печально! Мой двойник-оборотень, оказывается, не существовал, а во всем виноват оказался бедный Сент-Джон, действовавший по указке Лаевского, и теперь этот Сент-Джон мертв, а Лаевскому тоже ничего не предъявишь…
-Но вас тревожит не Лаевский, - сказал слуга и проницательно посмотрел на Дика. – Я наблюдал за вами, ваше высочество, и не мог не заметить, что во всей этой истории с вашим двойником-оборотнем и Лаевским вас интересовал совсем не герцог. Не он был главной вашей целью, не его разоблачение, а другое – поимка оборотня. Все это время вы так отчаянно пытались поймать его, потому что считали, что раз он оборотень, то скорее всего, испытывает те же чувства, что и вы – чувства, которые непонятны нам, обычным людям, и которые испытываете только вы, не человек и не волк… вы хотели найти его, потому что считали его родственной душой, надеясь, что вы сможете с ним подружиться, и что тогда он сможет понять вас, понять то, что не может понять и принять в вас обычный человек… ведь я прав, ваше высочество? Вы так хотели разобраться в этой истории, потому что хотели найти похожего на вас, надеялись подружиться с ним, чтобы найти понимание, которого вам не достает среди людей?
Дик взглянул на него, но ничего не ответил.


Конец романа

Начало романа "Другой мир"

авторизация
Регистрация временно отключена
напомнить пароль
Регистрация временно отключена
Copyright (c) 1998-2021 Женский журнал NewWoman.ru Ольги Таевской (Иркутск)
Rating@Mail.ru