Rambler's Top100
2009-11-05
BestFemida

BestFemida

Другой мир 

Глава 18.
«Не буди во мне зверя»

Предыдущая глава
Дик гулял в джунглях, но это объяснение, которое Андерсен получил из уст Дика. Голые слова, подтверждения которым не нашлось. Был ли Дик в джунглях, или нет – как это проверить? Ведь все были в бунгало. За исключением Сергея, конечно.
Последний, к слову, после всех этих нападений озлобился еще больше, а поскольку виновника наказать не представлялось возможным, Сергей начал срывать свое зло на первом, кто подвернулся ему под руку. Как и следовало ожидать, таким оказался Дик. Сергей начал обвинять его в том, что он не проявляет особого рвения в поимке зверя, что не ходит просматривать ловушки, что мастерски владея оружием, не желает сам поохотится на него. А Дик и не мог этого сделать, потому что во дворце происходила чистка, со своих постов летели многие видные сановники и поэтому ему было не до поимки какого-то зверя. По крайней мере, так говорил он сам, и такое мнение складывалось у Андерсена, Константина и Дэнниела. Что же касается Глеба, то что думал он по поводу Дика – это никто так и не узнал.
Надо сказать, в последнее время Глеб вообще вел себя странно: с тех пор, как у Дика начались странные сны и объявился зверь, Андерсен не видел, чтобы он хоть раз побеседовал с Диком. Глеб прекратил общаться с ним. Почему? Дик не говорил, сам Глеб молчал, а спрашивать Андерсен не решался. Сергей тем временем продолжал распекать Дика, но тот с того первого дня, как задира объявился в бунгало, дал себе слово не обращать на него внимание. Он знал, что нельзя отвечать таким людям, что Сергею только это и нужно, что он только и ждет, когда Дик не выдержит и сорвется, однако время шло, а Сергей не унимался, и Дик, без того находившийся весь на нервах из-за объявления странного зверя и внезапно свалившихся проблем во дворце, не выдержал. Он не мог сосредоточится из-за нападок Сергея, он устал от его криков, его насмешек, его ехидных замечаний и улыбок. Незаметно для себя, Дик замкнулся, с его губ пропала улыбка и исчез смех. А его взгляд, и без того всегда серьезный, стал вдруг мрачно-холодным. И все это произошло в один вечер. Поэтому когда следующее утро после второго нападения на Сергея, он появился в гостиной, друзья удивились произошедшей в нем перемене.
-Дик… Дик, с тобой все в порядке? – с тревогой спросил его Андерсен, когда он пристроился возле окна.
-А то ты не видишь! – вместо него ответил Сергей – насмешливо, как всегда.
Он подскочил к Дику и принялся, как всегда, отпускать колкие замечания в его адрес, однако не успел он толком начать, как Дик вдруг вскочил с места, стиснул пятерней его горло и рывком прислонил спиной к стене. Взгляд его был страшен.
-Не буди во мне зверя, - прорычал он.
Не сказал, а именно прорычал. И разжал пальцы. Сергей тут же отбежал прочь, и хотя лицо его было белее снега, он разразился тонким смехом.
-Надо же, наш немой заговорил! Ты мне что же, угрожать надумал, Дикарь?
Но Дик уже не слушал. Накинув на плечи плащ, он вышел из дома.
Оказавшись на улице, Дик пришел в себя, и ему стало страшно. Тот, кто приказал Сергею не будить в нем зверя, был не он. Эти слова произнес другой, и этот же другой управлял тогда телом Дика, этот другой схватил Сергея за шею. И этим другим был волк-оборотень, сидящий в нем. Он снова взял вверх над его человеческой натурой, но теперь уже не во сне, а наяву. Однако все уже прошло, Дик больше не чувствовал над собой власти своей животной натуры.
Дик задумался. Он становится все более опасным, но он же не виноват в этом! Это Сергей его разозлил и наверняка разозлит вновь, а чем все это кончится – неизвестно. Что же делать? Попросить Сергея не злить его? Бесполезно, он вряд ли внемлет его словам.
Внезапно он вспомнил о звере – а что, если в этот момент кому-нибудь вновь приспичит выйти из бунгало и зверь нападет? Не известно, смогут ли друзья отразить его атаку, вдруг им потребуется именно его помощь? Нет, он должен вернуться домой, в бунгало, он должен оставаться с ними! И Дик поспешил в обратно бунгало. Он очень торопился – его воображение рисовало ему картины одна страшней другой: ему казалось, что зверь уже напал, что на этот раз он не ограничился одним человеком, а искалечил нескольких… или вообще убил… а что если он убил всех? Андерсена, Константина, Сергея, Дэнниела, беспомощного Глеба? Что, если на месте пятерых улыбающихся мужчин он найдет пять трупов?
Но когда Дик вошел в дом, он не увидел ни одного растерзанного тела, и не почувствовал тлетворного запаха смерти. Андерсен и Константин, Дэнниел и Сергей, как обычно, болтали в гостиной, А Глеб, наверное, сидел у себя в комнате. Все было в порядке. Однако Дик на всякий случай все-таки спросил:
-Зверь не появлялся? Нападений больше не было?
Ему хотел ответить Андерсен, но не успел.
-Нет, - усмехнулся, вставая, Сергей. – Зверь не появлялся. Но тебя, я вижу, это сильно беспокоит, Дикарь? Почему? Интересуешься необычными созданиями вроде этой твари? Хочется взглянуть на него? А может, - он коварно прищурился, - тебе хочется взглянуть не на него, а на меня? Хочешь увидеть, как он на меня нападет, не желаешь пропустить этот очаровательный момент?
С каждым словом он подходил к Дику все ближе, и взгляд его становился все развязнее и наглее.
-Ну, что ж ты не отвечаешь? Язык проглотил? Ах, нет, я же забыл: ты же со мной не разговариваешь, не…
-Сергей, - сердито окликнул его Андерсен, - отстань от Дика!
-А чего это ты за него заступаешься? - ухмыльнулся он. – Дикарь у нас не немой, язык у него есть, так что если я ему так противен, пусть он сам мне и велит прекратить? Ну давай, Дикарь, скажи… не скажешь, нет? А мы тогда вот так с тобой поступим, - с этими словами Сергей взял одну из попок с документами, которые лежали перед Диком, и, вынув из нее один листок, смял его и получившийся шарик запустил Дику прямо в лицо.
-Сергей, ты что себе позволяешь? – еще больше возмутился Андерсен. – Немедленно прекрати!
Но Сергей будто оглох. Один за другим он брал листки из папки Дика, мял их и швырял в него. А поскольку стоял Сергей очень близко к Дику (он находился всего в полушаге от него), а сам Дик не пытался уйти из-под обстрела или как-то закрыть свое лицо - то бумажные шарики попадали прямо в цель.
-И еще один, - веселился Сергей, - и еще, и еще, и…
Внезапно Дик вздернул голову, и черные глаза его, до этого мрачно упертые в листки на столе перед собой, сверкнули дьявольским огнем. В мгновенье ока он вскочил с места, круто повернулся к Сергею, схватил его рукой за шею – и тот вскрикнул от ужаса, увидав его лицо. Потому что было не лицо Дика. Всегда начисто выбритые щеки покрыты неизвестно откуда выбившейся черной щетиной, черные волоски покрыли и уши, а сами уши вытянулись вверх, заострились и больше походили на волчьи, нежели на человечьи. Изменения претерпела и ротовая полость – на месте белоснежных ровных зубов сверкали острые волчьи зубы. Дрожа, как осиновый лист, Сергей скосил взор на руку, которая стиснула его горло – густая черная шерсть покрывала руку вплоть до кончиков пальцев, которые оканчивались острыми когтями.
Все это Сергей подметил в один миг, но прежде, чем он осознал увиденное, он почувствовал, как пальцы еще сильнее сжали его горло, а потом его ожгла боль от плеча до пояса: свободной когтистой рукой Дик распорол ему рубашку, и на нежной коже Сергея проступили четыре кровавых полосы. Сергей заорал благим матом и забился, пытаясь вырваться – в ответ раздалось чудовищное рычание. Сергей понять ничего не успел, как его отбросило, причем сделано это было с такой силой, что он пролетел через всю гостиную и рухнул возле лестницы. Движимый инстинктом самосохранения, Сергей вскочил на ноги и, не смотря на саднящую боль во всем теле, бросился вверх, на второй этаж. Но достичь он его не успел. Увидев, что его добыча ускользает, Дик испустил такое рычание, от которого зазвенело в ушах. Он прыгнул за Сергеем прямо с того места, где стоял. В прыжке ботинки соскочили с его ног, а на пальцах ног серые носки пробили пять острых когтей. Дик приземлился на перила пятью ступенями выше. Острые когти его ног тут же впились в дерево, а Дик развернулся, причем сделал это с такой уверенностью и легкостью, будто разворачивался на земле, а не на узком поручне. Развернувшись, Дик нагнулся и обеими пальцами обеих рук обхватил поручень, после чего, глухо рыча, медленно двинулся на Сергея.
Это был не человек, это был зверь. Чудовище, которое жаждало плоти и которое уже предвкушало кровавое пиршество. Сергей побледнел, как полотно и в свою очередь медленно попятился назад. На каждый шаг зверя, сделанный по перилам, он спускался на одну ступеньку ниже, - одна, вторая, третья. На четвертой глаза зверя яростно сверкнули и Сергей, испустив отчаянный крик, бросился бежать, но не успел. зверь прыгнул на него, и оба – один рыча, другой вопя – полетели на пол одним большим комком. От удара об пол зверя оторвало от Сергея, он опрокинулся на бок и его понесло по гладким доскам на противоположную часть гостиной, однако подобное перемещение было недолгим - не доехав до стены каких-то пары миллиметров, зверь прекратил скольжение. Почувствовав это, он сию же секунду вскочил на четвереньки, встряхнулся, как пес, только искупавшийся в речке, отыскал взором Сергея, присел, и оттолкнувшись от пола всеми четырьмя конечностями, прыгнул. И в тот самый миг, как он оторвался от земли, а Сергей, растянувшийся у подножия лестницы, в ужасе вытаращил глаза, готовясь к неминуемой гибели, справа от зверя сверкнуло чем-то белым и в тот же миг на чудовище налетел какой-то мужчина.
Это был Леонид. Обхватив зверя руками, он своим весом налег на него, тот издал яростное рычание и оба, борясь друг с другом, грузно рухнули на пол. И тут – о чудо! – едва коснувшись пола, зверь начал на глазах преображаться. Черная шерсть, покрывшая его с ног до головы, вдруг стала пропадать, она бледнела на глазах и ее словно втягивало обратно в кожу, пока она не обрела свой изначальный вид – вид тонких, едва заметных человеческих волосков. Уши укоротились, заостренность их пропала, с пальцев рук и ног исчезли страшные когти, а зубы вновь стали ровными и небольшими.
К Дику вернулся его человеческий облик. Рычанье затихло, перейдя в тяжкий стон. Дик прекратил оказывать сопротивленье Леониду и подняв голову, затряс ею, после чего тусклым, ничего не понимающим взором обвел гостиную, а заодно и друзей.
Андерсен, Константин и Дэнниел были настолько шокированным всем случившимся, что от страха не смогли в свое время оказать какой-либо помощи Сергею. Вместо этого все трое распластались вдоль стен и оттуда оцепенело наблюдали за происходящим. Все трое желали на тот момент слиться со стенами, и теперь, когда все закончилось, они тупо глядели на Дика, не в силах придти в себя.
Зато Сергей живо опомнился.
-Оборотень! – выпалил он, бешеным взором уставившись на Дика. – Он оборотень!
-Успокойтесь, ради бога, успокойтесь, - умолял Леонид, - ничего страшного не случилось…
-Не случилось, говорите?! – взревел, поднимаясь на ноги, Сергей. – Он напал на меня! Это чудовище, он чуть не убил меня! Смотрите, я весь в крови!
-Это всего лишь несколько царапин…
Сергей жаждал мести. Завидев на столе ножницы, он схватил их и с яростным воплем кинулся на Дика.
-Держите его! – испуганно вскрикнул Леонид.
Андерсен с Константином еле успели перехватить Сергея и оттащить его Дика.
-Пустите меня! Я убью его! – брызжа слюной, орал Сергей.
-Да успокойтесь же, - умолял его Леонид, - пожалуйста…
-Успокоится?! – делая не человеческую попытку вырваться из рук Андерсена и Константина, ревел Сергей. – Это ты мне говоришь – успокоится? Он оборотень!
Тут он залился грязным, истеричным смехом.
-Нет, ну надо же, кто бы мог такое подумать, - захрипел он, - мы так долго гадали, что за зверь на меня напал, пытались его поймать, черт знает куда капканы ходили ставить, а зверь - вот он, оказывается, здесь, среди нас! Далеко и ходить не надо! Что, сбросил свою личину, а Дикарь? Долго же ты нас дурачил, все вежливеньким прикидывался, хорошеньким, добреньким, а на самом деле ты кто? Зверь! Чудовище! Монстр! Это ведь ты напал на меня тогда в джунглях, и потом, возле сараев – это тоже был ты?
Он буквально давил словами, шел напролом, как танк, так что даже Андерсену стало не по себе от его нападок, а каково Дику? И без того расстроенный и встревоженный тем, что он натворил, он опустил глаза в пол и выглядел подавленным и страшно уставшим.
-Нет, - не поднимая глаз, низко произнес он, - это был не я, я не виноват…
-Нет? А кто же тогда? Тебя ведь не было вместе со всеми, верно? Ты оказался в джунглях, когда на меня напали…
-Но он не сам туда пошел! – Андерсен не выдержал и вступился за Дика. – Я предложил Дику сходить прогулять, я, а не он! Он даже не хотел…
-Да, а потом? – не сдавался Сергей. – Что он делал, когда на меня напали во второй раз? Где он был тогда, а? Где ты был?
Андерсен взглянул на Дика…
-Я… я гулял в джунглях - тот же подавленный голос и взгляд в пол.
-А кто это может подтвердить? Кто-нибудь может это сделать?.. ну?
Он скажет да. Андерсен был в этом уверен. Ведь Дик ни в чем не виноват, вот он сейчас скажет, и Сергей отстанет от него… по крайней мере, больше всего она свете ему хотелось, чтобы все произошло именно так. А вышло иначе.
-Нет, - прозвучал глухой ответ.
-Что я вам говорил! – Сергей взорвался в злорадстве. - Все улики говорят против него! Его никто не видел, когда на меня напали в первый раз, никто не может сказать, где он был, когда на меня напали во второй!
-Но это же еще ничего не означает! – Леонид пытался защитить своего господина – напрасно!
-Нет? А как тогда вы объясните, что он не желал охотиться на зверя? Он ведь был единственным, кто отказался это делать, верно? Ну конечно, а зачем ему ловить зверя, если зверь он? Он не хотел ловить зверя, потому что знал, что это бессмысленно, потому что зверь – это он. А ловушки? Мы ставили их на зверя, надеясь, что он не распознает их и попадется, а зверь так и не попался. Почему? Не был голоден? Не ходил теми тропами? Да все ведь очевидно, он не попался, потому что знал об этих ловушках, знал, где они стоят, знал, потому что был одним из нас. Оборотень! Ваш проклятый Дикарь и есть тот зверь! Поэтому он не попался! Не сейчас, ни тогда, у Бузиновых. Ведь тот зверь, что напал на Федора и Павла, тоже был ты, верно? И на Глеба напал тоже ты? Ведь тебя же нашли тогда в джунглях, голого, и рана у тебя была именно в том месте, куда Глеб пырнул ножом зверю – и ли что, будешь отпираться? Давай, скажи нам правду, Дикарь! Ведь если ты невиновен, тебе нечего скрывать. Что ты делал в те ночи, когда были совершены нападения на надсмотрщиков? Ты превращался в волка?
Еще одна напряженная минута. Андерсен был уверен – здесь все, даже Глеб хотел услышать, чтобы Дик сказал «нет», а он поднял на них свои глаза и…
-Да, я превращался в волка.
-Вот видите, видите! – вскричал Сергей.
-...но я не помню, что я делал в это время, когда я становлюсь волком, я не могу себя контролировать, а потом не помню, что происходило…
-И ты думаешь, что мы тебе поверили?!
-Но это правда!
Дик воскликнул и впервые за то время после превращения, его голос обрел былую твердость и решительным огнем засверкали глаза. Но Сергея уже было ничем не остановить. Он лишь больше взбеленился после его слов.
-Правда? Да проще простого, поняв, что все улики против тебя, списать все на свою неуправляемость и провал в памяти! Ты скрывал от нас всех, что ты оборотень, до последнего, ты и твой Леонид – что, будешь возражать? Ты не сказал нам, что ты оборотень - ни когда жил у Дэна, ни здесь, хотя тебе прекрасно было известно, что ты можешь быть опасным. И проще простого было поставить об этом всех в известность, но нет, ты предпочел все скрыть, а ведь честные люди никогда так не сделали бы Дикарь! А ты сделал и сделал это нарочно!
-Нет! – протестующее воскликнул Дик и взор его гневно сверкнул. Еще бы, как смеют обвинять его во лжи! Однако если с другой стороны взглянуть на сказанное Сергеем, то правда находилась и в его словах, и Андерсен увидел, как воодушевление схлынуло с оборотня. Дик был поражен обратной стороной медали, и явно огорчился этому, а еще больше – огорчился и поразился тому, что его друзья (включая Андерсена – он же тоже, в конце концов, не знал его правды) сочли его виноватым. Они поверили в правду Сергея, а не в его. Поэтому, когда он снова предпринял попытку объяснить им свою правду, он был печален – понимал, вероятно, что они ему все равно не поверят…
-Я не нарочно, я хотел скрыть, сознаюсь…но только потому, что я не опасен в обычное время.
-А то, что ты сейчас чуть не убил меня, это так, мелочи жизни, да?
-Нет, - затряс головой Дик, -это не мелочи, разумеется, но вы должны признать, что в этом вы тоже виноваты, если не сказать, что вы…
-Что я единственный виновник того, что ты чуть не убил меня, да?! Ты это хочешь сказать, оборотень? Что я виноват, что ты – тварь, которая меня едва не угробила?!
-Я не стал бы этой тварью, если бы вы не разозлили меня!
Он не сказал – рыкнул, вероятно, потеряв всякое терпение логично, аргументировано что-то обсуждать, что-то доказывать, устав оправдываться. Андерсену было жалко его, ведь с одной стороны, Дик был прав: Сергей сам разозлил его и это привело к тому, что Дик на мгновение стал почти оборотнем, что он напал на него. Но вместе с тем, Андерсен понимал, что нападения вообще не могло быть, если бы Дик был человеком, а не оборотнем, а значит, рассуждал он, Дик все-таки виноват… виноват, что родился таким…
Пока он думал, Сергей кричал:
-Ах, «если бы»?! Нет, вы гляньте, теперь он решил свалить все на меня! Он, оборотень, он сознался, что оборачивался волком у Бузиновых, он сознался, что намеренно скрыл все от нас, и он едва не убил меня здесь, причем алиби у него нет у единственного. Не правда ли, странное совпадение? А зверь, который орудовал у Бузиновых, появился именно тогда, когда появился он. Что это? Еще одно совпадение? А может, нашему Дикарю пришла пора сознаться, что это был он? Он убил тогда тех надсмотрщиков…
-Но это все голые предположения! У вас нет доказательств! – воскликнул Леонид.
-Нет, говоришь? – Сергей повернулся к нему. – А сны твоего драгоценного Дикаря? Ты в курсе, что пару дней назад его начали мучить кошмары, в которых – странное дело! – ему в подробностях привиделось, где и как зверь напал на Федора и Павла.
Сергей оглядел друзей презрительным взглядом.
-Неужели вы ничего не поняли? Да он, рассказав нам эти сны, сам, считай, признался во всем! Ведь кому как не убийце может присниться сон, в котором столь подробно видно убийство. Дикарь видел эти сны, видел, как зверь убивал Федора и Павла потому, что он сам и был тем зверем. Что, Дикарь, совесть замучила? Совершенные убийства тебя стали преследовать во сне? Да только, видать, тебя и это не остановило, потому что не дождавшись своего очередного полнолуния, ты решил напасть на меня! Это ты напал на меня в джунглях, только я вырвался и чтобы на тебя не подумали, ты забежал вперед и приняв человеческий облик, изобразил удивление! А потом, не сдержавшись, напал на меня у сараев – и я даже знаю почему! Небось, все еще злишься, что мы тебя навозом накормили, а? Не смог у Бузиновых мне отомстить, так теперь решил взять реванш здесь!.. слушай, а может, ты и с домом Дэна тогда все подстроил, а? Может, это ты поджег его?
До сего момента Андерсен, под давлением мыслей об источнике зла, которое, как он рассудил, заключалось именно в том, что Дик родился оборотнем, уже готов был склонить чашу весов в пользу Сергея: в конце концов, он же невиноват, что встретился на пути Дику, виноват Дик, что родился таким чудовищем и не сумел сдержать себя. Однако теперь, когда на Дика посыпались столь нелепые обвинения, Андерсен не смог молчать – он же знал Дика, и знал, что тот на это не способен!
-Сергей! – воскликнул он. - Что ты такое мелешь?
-А что я? Вы подумайте сами: мы над ним так измывались, а он потом взял нам все и простил? Да как бы не так! Небось, как вернулся сюда, так только и думал, как бы нам отомстить! Обрел власть и теперь пожалуйста, можно безнаказанно чинить расправу, так ведь удобнее! Небось, пронюхал, что я гощу у Дэна и прокравшись ночью, подговорил негров поднять восстание, а сам поджег дом. Ну а когда я все-таки с Дэном спасся, ты на этом не успокоился и решил добить меня здесь. Ну а Дэна… Дэна ты просто пожалел, наверное, или решил оставить на потом…
-Да ты спятил! – Андерсен был вне себя. – Дик ничего не поджигал! Он никого не подстрекал! Он вообще все это время был с нами!
-Ну, значит, кого-нибудь из слуг подослал – так ведь безопаснее: зачем же самому светиться?
-Да? Значит, по-твоему, это Дик все подстроил? Он дом поджег и всех хотел убить? Тебя, Дэнниела, надсмотрщиков? А почему же он спас тогда одного из них? Почему вытащил из огня Глеба? Ведь по твоей идее, он не должен был бы этого делать.
-А ты, значит, думаешь, что он благородное дело сделал, Глеба из огня вытащив? А мне это по-другому видится: он нарочно это сделал, он же видел, наверное, что Глеб калекой останется, и поэтому решил изменить свои планы и вместо того, чтобы дать ему там расплавиться, вытащил. Так ведь лучше: в огне он был минут пять всего жарился, а так до конца дней мучится будет, разве нет?
-Сергей… ты… ты не в себе… - пробормотал Андерсен.
-Это я не в себе? Это вы все не в себе! – зло выкрикнул Сергей. – Вы все слепые идиоты! Вы все позволили ему втереться к себе в доверие, сделали из него чуть ли не святого, а когда он показал свое истинное лицо, стали все рьяно защищать его! Еще бы, он ведь такой милый, добрый, любезный, да еще и принц к тому же, богатый! А кто ж с мешком с деньгами дружбу водить не будет! Ну а Глеб из вас вообще смешней всех: то вдруг ненавидел Дикаря, едва ли не убить его хотел, а как калекой сделался, живенько на его сторону переметнулся.
Здесь Сергей повернулся в закрытой двери, ведущей в комнату Глеба, и прокричал туда:
-Что, Глеб, не сладко инвалидам живется? Понял, что теперь тебя любая муха обидеть может, так живо решил покровителя подыскать? Ну а кого ж на такую роль не взять, как не нашего Дикаря! И богатый, и знаменитый, и оборотень к тому же. Образовали союз двух дьяволов. Долго же вы с этим тянули! Но теперь-то ведь все встало на свои места, так?
И, повернувшись к Дику, Сергей мерзко улыбнулся.
-Ну, что ты на меня так уставился? Может, хочешь сказать, что я не прав? Ну ты скажи, давай, докажи нам всем здесь и сейчас, что вовсе не злой, а добрый и пушистый. Да ты самый натуральный оборотень, все это время только и делал, что изображал из себя благородного, добродушного, веселого, отзывчивого человека, а на самом деле этой ангельской маской прятался душегуб и злодей! Ты убийца, злой и расчетливый, ты рассчитал все до мелочи, устроил все так, чтобы никто не подкопался, чтобы никто ничего так и не узнал! Да ты самое настоящее чудовище! Тварь! У тебя и имя-то подходящее – Дик! Вот уж действительно, нарекли так нарекли! Прямо в самую суть ударили! Дик! Да ты действительно дик, да так, что дальше уж и некуда! Кстати, а в королевстве-то твоем поганом, там хоть в курсе, что ты из себя на самом деле представляешь? Они знают, что за отродье у них на престол взойдет? Ах, нет, наверное, твой благоразумный папаша наверняка от всех это утаил – ну еще бы, зачем ему пугать свой народ? Зачем сообщать, что ими скоро будет руководить убийца, оборотень, который в любую секунду может выйти из себя? А то ведь разбегутся еще с перепугу, или восстание, чего доброго, поднимут. Хотя, - хмыкнул Сергей, - что-то я не вижу, чтобы о тебе даже твой собственный родитель особенно беспокоился. По правде сказать, я вообще не вижу, чтобы он проявлял к тебе хоть какой-нибудь интерес. Ты ж у Бузиновых сколько рабом отжил – месяца три, как минимум? И что, думаешь, если бы твой отец действительно беспокоился о тебе, он бы не нашел тебя за этот срок? Да если бы ты ему был нужен, тебя бы в три дня нашли с его-то связями, тем более что далеко-то ты не ушел, а тебя нет, не искали… О, я смотрю, что-то мы опечалились? Не нравится, что я говорю? А это ведь правда, Дикарь! Тебя не могли найти столько времени не потому, что у них не получалось, а потому, что они нарочно тебя не искали. А действительно, зачем им тебя искать? Кому ты нужен такой, волк в человечьей шкуре? Да твой папаша, небось, был рад, когда избавился от тебя – все меньше напоминаний, что произвел на свет такого урода. Он ведь даже теперь с тобой не особенно-то общается, верно? Что ж он не пишет тебе, не звонит? Ведь если бы он действительно любил тебя, он бы наверняка интересовался, как у тебя дела, как тебе тут живется, а он – молчком. Не любит тебя? Забросил совсем? Ну что ты глаза опустил, правда глаза колет? Тебя не только я ненавижу, тебя все, все, кто только знает, кто ты на самом деле, все тебя ненавидят! Тебя даже собственный отец ненавидит. Забросил совсем, видеть не желает. Поэтому он разрешил тебе жить здесь. Потому что он не любит тебя. Он ненавидит тебя. Слышишь? Ненавидит!
Дик терпел Сергея долго и Андерсен видел, какие страдания испытывает оборотень, слушая его безумные речи. Его словно сжигали заживо, он опустил глаза, а Сергей все не унимался, он хотел добить жертву и чтобы сделать это, он нарочно подкрадывался к Дику все ближе и ближе, как змей, источая свои гадкие речи. На его губах уже показалась ядовито-сладкая улыбка, и когда он оказался у самых ног оборотня и крикнул ему «ненавидит», Дик, видимо, не выдержав, сорвался со своего места и метнулся к дверям. Под громкий хохот Сергея.
-Дик! – воскликнул Андерсен, бросаясь за ним. – Подожди!
-Постойте! –Леонид выбежал следом. – Ваше высочество! Принц!
Но Дика уже и след простыл. Потрясенный бурной сценой, Леонид повернулся к Сергею.
-Что вы наделали, - только и смог прошептать евнух.
-А что наделал он? – оскаблившись, злобно выкрикнул Сергей. – Он напал на меня!
-Потому, что ты довел его! – выпалил Андерсен. – Он никогда бы не напал на тебя, никогда, но ты, ты сделал все, чтобы это случилось! Ты только и делал, что измывался над ним все эти дни, однако тебе этого показалось мало, ты решил в него и бумажными шариками пострелять! Ну как же, забавно ведь! А он не выдержал и напал на тебя! И правильно сделал, кстати! Да только видишь ли, он все-таки добрый, он хороший, не смотря на то, что он оборотень, он не успел нанести тебе серьезных увечий, он сразу пришел в себя, а ты вместо того, чтобы спокойно все выяснить, взялся орать на него, обвинять во всех грехах, ты даже оправдаться ему толком не дал! И что теперь? Вот где теперь его искать? Где?
-Ой-ой-ой! – картинно качая головой, с притворным испугом пропел Сергей. – Как трогательно! Бедного мальчика обидели, правду ему рассказали, а он возьми и расстройся! Деру дал, чтобы в укромном уголке поплакать. А вы сейчас все искать его кинетесь, чтобы утешить... да ему пулю в лоб вогнать надо, этому оборотню! Он убийца, зверь и ничего другого не заслуживает!
-Да как вы можете такое говорить! – напустился на Сергея Леонид.
-Как я могу? – едко переспросил Сергей. – Да вот так! Могу, хочу и буду! А что касается тебя, то тебе я вообще советую заткнуться, дерьмо кастрированное!
Бац! Сергей, зашатавшись, с кровавой пеной, хлынувшей изо рта, вдруг рухнул прямо к ногам, красного как мак Леонида. А затем мимо слуги и друзей, оторопевших от бесстыдной выходки Сергея и его неожиданного падения, проковылял Глеб. Это он стал виновником того, что хам оказался распростерт у ног евнуха. Он ударил его своим костылем прямо в зубы едва с поганого языка сорвалось неприятное для Леонида слово. И теперь этот Глеб спокойно перескочил через оглушенного Сергея, после чего остановился и взглянул на него.
-Давно мечтал это сделать, - неприязненно произнес он. – Мразь.
А потом повернулся к остолбеневшим друзьям.
-Ну, чего встали? Я знаю, куда он побежал. Пошли за мной, если хотите его найти.
Друзья не знали, чему дивиться: его спокойствию после бурной сцены или осведомленности о том, где находится Дик. А главное – его желание проводить их к оборотню. Это Глеб-то?! Но не было времени на раздумья. Глеб мог в любой момент передумать, а им каждая секунда дорога: ведь неизвестно, куда подался Дик и каких дел он может натворить. Только бросить Сергея одного, да еще в таком состоянии – нет, все-таки их сердца не были столь жестоки. Поэтому Андерсен и Леонид пошли за Глебом, а Константин и Дэнниел остались рядом со своим потерявшим сознание приятелем.

Продолжение

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
войдите или зарегистрируйтесь для добавления темы
анонсГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ, ЗАВТРА, НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ НЕДЕЛИ ОТ ОЛЬГИ ТАЕВСКОЙ
анонсОчки Весна-Лето 2019. Фото дизайнерских моделей солнцезащитных женских очков с модных показов на сезон Весна-Лето 2019
анонсСамые модные и красивые прически Весна-Лето 2019 от стилистов модных домов - 85 фото
анонсГод Свиньи 2019: как и в чем встречать, что приготовить
анонсМодные женские сумки 2019 - главные тренды от мировых дизайнеров
анонсМодные женские брюки 2019 - фото с модных показов
анонсМодные платья 2019 - на зиму, весну, лето, осень. Тенденции и фото
анонсМодная женская обувь Осень-Зима 2018/2019 - главные тенденции, фото
анонсИгры для взрослых
анонсМода для пожилых
Copyright (c) 1998-2018 Женский журнал NewWoman.ru
Rating@Mail.ru