Rambler's Top100
2009-10-30
BestFemida

BestFemida: Другой мир

Глава 17. 
Появление зверя.

Предыдущая глава 

Сложно было сказать, кого Сергей ненавидел больше всех – Дика или Глеба. Герон считал, что Дику доставалось от него больше, но это происходило лишь потому, что Дик чаще попадался на глаза Сергею, в то время как Глеб предпочитал большую часть дня бродить где-нибудь в одиночестве в джунглях или сидеть в своей комнате. Лишенный, таким образом, надсмотрщика в качестве объекта для насмешек, Сергей переключался на другую свою жертву – Дика, заодно обрушивая на него ту порцию зла, что предназначалась Глебу. К чему он только не цеплялся! Внешний вид Дика, его жесты, его слова, его вкусовые предпочтения – Сергей высмеивал все, до последней мелочи, но Дик не поддавался на провокации и ни разу не снизошел до того, чтобы ответить обидчику, чем бесил его еще больше. Его и Герона, который, в отличии от своего друга, не мог равнодушно смотреть на выходки нахала, и всякий раз, когда Сергей, полив Дика грязью, уходил прочь, мальчик разражался гневной тирадой, суть которой сводилась к призыву намять ему бока. 
-Ну как ты можешь его терпеть? – возмущался он после очередной нападки Сергея. – Дик, на тоем месте я бы давно пошел и переломал бы ему все кости! 
Но Дик, как всегда, едва заметно улыбнулся и мягко произнес: 
-Вот поэтому, Герон, я очень рад, что ты не на моем месте. 
-Дик, это не смешно! Тебе что, в самом деле приятно слушать этого мерзавца? Скажи, приятно? Дик, ты просто обязан пойти и наломать ему бока! 
-Зачем? 
-Как – зачем? Чтобы заставить его извиниться! Ты должен сходить и выбить у него прощение! 
-Выбить-то я могу, конечно, Герон, только надо же чтоб понял он не этим, - с этими словами Дик указал себе на ребра, - а вот этим, - Дик указал на голову. - А иначе выбивание, как ты выражаешься, пройдет впустую – по давлением боли, он, может быть, и извиниться, но потом лишь озлобится еще больше и снова возьмется за свое, потому что в голове-то у него никаких изменений не произойдет, он же не поймет, что так вести себя нельзя. 
-А почему не поймет? – искренне удивился мальчик. – Потому, что у него там пусто? 
-Если б у него было там пусто, туда бы что-то влезло, Герон. Нет, у него еще хуже: у него голова всякой дрянью забита, по самое некуда, и пока эта дрянь оттуда не выйдет, ничего новое туда войти не сумеет. 
Герон не нашел, что ответить, и убежал на улицу, а на губах Дика показалась улыбка. Он очень любил мальчика, но порой рассуждения друга казались ему до того наивными, что он волей-неволей забавлялся, слушая его речи. Ту, что Герон произнес только что, Дик относил как раз к таким речам, но, впрочем, не все было так однозначно. С одной стороны, смешно, конечно, было слушать заявления Герона о том, что Дик должен отомстить Сергею, наказать за его дерзость. А с другой Дик прекрасно понимал пса, поскольку ему самому стоило усилий, чтобы не поступить точно так же. Впрочем, за себя Дик не беспокоился, он знал, что он не позволит выйти себе за рамки, его тревожило другое – Герон. Ведь если Сергею не удается вывести из себя его, Дика, а на Глеба юноша никогда не рискнет напасть, поскольку все равно продолжает побаиваться его, то в таком случае, Сергею рано или поздно наскучит цепляться к ним. Ведь какой интерес нападать, затрачивая неимоверные усилия, если не получаешь желаемого результата, если жертвы, вместо того, чтобы отвечать агрессией или просить о пощаде, полностью игнорируют его? Дик не сомневался, что в один прекрасный день Сергей прекратит нападать на него и Глеба, а себе найдет новую жертву, которая будет отвечать его требованиям. И Дик даже догадывался, кто ею станет. 
Импульсивный, наивный мальчик, Герон, в отличии от него, не блещет ни особым умом, ни выдержкой. Да он уже сейчас готов самолично порвать Сергея на куски, и это при том, что Сергей его не задевает. А что же будет, когда заденет? Дику не пришлось долго ждать ответа на свой вопрос – не прошло и нескольких дней, как догадка его полностью подтвердилась и Сергей переключился на пса, избрав его мишенью для своих насмешек. И тут такое началось! Сергей не давал проходу несчастному Герону, ставил ему подножки, обзывал на все лады, передразнивал - в общем, пустил в ход весь свой арсенал. Андерсен, Леонид и Константин, конечно же, пытались оградить его от нападок, они одергивали Сергея, а Дик старался убедить мальчика, чтобы тот как можно меньше обращал внимание на задиру, а сам делал все, чтобы Герон и Сергей можно реже виделись друг с другом, но их усилия не принесли желаемых плодов. Сергей медленно, но верно изводил Герона, а выставить его Андерсен не мог – юноше до сих пор не сделали документы и у него не было ни гроша в кармане, к тому же тот не желал никуда съезжать. В итоге же кончилось все тем, что Сергей остался, а Герон, после недели тирании, запросился домой и ушел домой, в Коэр, к своему отцу Михаилу. 
После его отъезда Дик приуныл и вечером отправился к себе в комнату раньше обычного, не раздеваясь лег на кровать. На глаза ему попалась книга – накануне вечером он остановился на самом интересном месте, и сегодня планировал дочитать, что же стало с героями дальше. Дик протянул к ней руку, стащил с тумбочки, открыл, но не прочел и нескольких строк: Герон не шел из головы, и слова в тексте расплывались, так что он никак не мог уловить смысл. Вздохнув, Дик захлопнул книгу и вялым движением оттолкнул ее от себя. Блям! – и книга очутилась на полу. 
Послышался шорох шагов – это в комнату вошел Леонид. Он поставил на место стул, загораживающий проход, начал наводить порядок на столе. Дик без всякого интереса наблюдал за ним, глядя, как тот раскладывает на аккуратные стопки журналы, газеты и исписанные листки. Закончив с этим, слуга подошел к кровати, на которой лежал Дик, и, наклоняясь, поднял оброненную им книгу, ладонью стряхнул возможную пыль и бережно положил на тумбочку, после чего собирался отойти, но в последний миг задержался и внимательно посмотрел на Дика. 
-Скучаете? 
Дик поднял взор и грустно улыбнулся Леониду. Из груди вырвался тоскливый вздох. 
-Не беспокойтесь, все образуется, - мягко улыбнувшись, утешил его слуга. 
-Это Сергей во всем виноват, - не отрывая головы от подушки, печально произнес Дик, уткнувшись взором в стену напротив. – Если бы он не донимал его, Герон бы никуда не уехал. И я тоже виноват, не смог ничего предпринять, чтобы оградить его от нападок. 
-Ну что вы, - возразил слуга, - вы ни в чем не виноваты, напротив, вы сделали все, что могли… ну-ну, - ободряюще прибавил он, заметив унылое лицо Дика, - не кисните, все будет хорошо. Ему скоро восстановят документы, он уедет и ваш Герон снова вернется... 
-Скорей бы, - вздохнул Дик. 
Его глаза слипались, он зевнул и на мгновенье смежил веки, однако тут же поднял их и увидел улыбающегося Леонида. 
-Ложитесь, поспите, вы сегодня устали. Заодно грусть прогоните. 
Дик не был уверен, что сон – лучшее лекарство от грусти, однако желание выспаться становилось непреодолимым и он вяло приподнялся, перевернулся на спину. Лежа, расстегнул на себе рубашку, с помощью Леонида снял ее с себя и отшвырнул прочь. Вскоре туда же последовали штаны и обувь с носками. Освободившись от одежды, Дик нырнул под одеяло и провалился в сон. 
Ему приснился мужчина. Он шел, насвистывая, по узкой тропинке, жадно вбирая в себя ночные запахи и все поглядывал на луну, освещавшую ему путь. Позади него, справа, неожиданно закричала, вспорхнув, птица. Мужчина вздрогнул, оборвал песнь, обернулся – и Дик увидел его лицо. И сразу узнал. Павел, надсмотрщик, который служил у Бузиновых. Положив руку на кобуру, в которой лежал револьвер, Павел принялся озираться по сторонам, пытаясь понять, что же такое напугало птицу. Он посмотрел вперед, назад, направо, налево, снова направо, но никого не увидел. Облегченно вздохнув, надсмотрщик снял руку с кобуры, и в этот самый момент на него налетел зверь. Он прыгнул на него справа, так быстро и внезапно, что Павел не успел даже выхватить оружие. Зверь повалил его на бок и принялся драть когтями огромных лап. Первый же такой удар раскроил на нем рубашку, второй распорол ему кожу, оставив вдоль груди и на спине четыре длинные кровавые полосы. Павел истошно заорал, попытался скинуть с себя зверя – в ответ тот нанес еще несколько мощных ударов по лицу своими длинными когтистыми лапами. Павел вскрикнул и схватился за лицо – оно у него все закровоточило, будто по нему прошлись граблями. Скорчившись, он попытался отползти в сторону, но зверь настиг его … 
Дик вскочил, весь трясясь, точно в лихорадке. Стремительно огляделся – зверь, он должен быть где-то рядом, и Павла, истекающий кровью… но он никого не увидел. Он был один, он сидел на кровати, у себя в комнате, и только часы тихо тикали, стоя на крае тумбочки. И тут до Дика стала доходить суть происходящего. Он вспомнил, что накануне слишком устал, и рано лег спать, и что потом из комнаты не выходил, а значит, в джунглях он сейчас находится никак не может, а что до Павла, то надсмотрщик, к тому же, давным-давно мертв, поэтому его он тоже никак не может увидеть. Так что же, выходит, ему все это приснилось? Павел, гуляющий по джунглям, страшный зверь, напавший на него – это всего лишь сон, его сон? Но все ведь было так реально, что Дику до сих пор казалось, что он чувствует запах пота надсмотрщика – кисловатый, с примесью дешевого табака. А запах крови? А разорванное брюхо? У Дика до сих пор стоит перед глазами изуродованное тело с выпущенными внутренностями и его передергивает от страха и омерзения. И тот загадочный зверь, крупный, с длинными лапами, как у человека, весь покрытый черной шерстью… постойте! Да не то ли самое убийство надсмотрщика ему приснилось? Тогда никто так и не узнал, кто и как убил Павла, ясно было одно – он погиб в полнолуние, а растерзал его какой-то зверь… Дик похолодел. Неужели он видел, как сам убивает Павла? Ранее он не был уверен, что он был как-то причастен к смертям, происходящим у Бузиновых, но привидевшийся сон в корне менял дело. Почему он увидел этот сон, да еще в таких подробностях? Почему он увидел того зверя, который напал на Павла? Да потому, что этот зверь – это был он, и это он убил Павла. А теперь ему, как и всякому убийце, снится совершенное когда-то преступление. 
Внезапно раздались голоса. Дик вздрогнул - но это оказался всего лишь Константин, вместе с Дэнниелом спускающимся вниз по лестнице. Всего лишь! А он вздрогнул, как убийца, застигнутый у трупа. 
В дверь стукнули. 
-Дик, кончай спать! – крикнул Константин. 
-Уже иду, - отозвался Дик, и торопливо одевшись, вышел в гостиную. 
-Доброе утро, ваше высочество, - улыбнулся ему Леонид, подходя с чашкой утреннего чая. – Вы сегодня долго спали. 
-Да, - рассеянно кивнул Дик, плюхаясь в кресло. 
Протянув руку, взял с подноса чай, однако он чувствовал себя таким разбитым, что у него не хватило ни сил, ни желания пить горячий напиток, и Дик с полпути отправил кружку на стол. 
-Что с вами? – удивленно спросил Леонид, с беспокойством глядя на него. – У вас такой вид… вы хорошо спали, ваше высочество? 
-Отлично, - убитым голосом соврал Дик. 
Но, заметив, что взор слуги по-прежнему тревожен и недоверчив, Дик добавил: 
- Не обращай внимание, со мной все в порядке. 
-Точно? Вы уверены в этом? 
-Satis.* 
Обычно между ним и слугой никто не было секретов, Дик всегда делился с Леонидом всеми своими бедами, однако в этот раз он изменил себе. Ни к чему было знать слуге о причинах его неважного самочувствия – еще расстроится, начнет вопросы задавать, а у него и без того хлопот хватает, чтобы еще из-за кого-то сна все бросать и переживать, портить себе только что начавшийся день. Рассудив таким образом, Дик не рассказал Леониду про свой сон и тревоги, связанные с ним. В конце концов, это был всего лишь сон, а мало ли что может присниться? Не паниковать же теперь, а что до тех мыслей, что его посетили, так это все потому, что он только что проснулся тогда, сон-то из головы не вышел, вот и лезли тогда эти думы. Такое не в новинку, часто бывает: присниться ночью что-нибудь, а утром вскочишь – и мысли все на ту тему, что сон был. 
Дик даже обрадовался. Выходит, он зря разволновался, ничего необычного не обычного тут нет, сон как сон, забыть его надо, вот и все. И к середине дня Дик действительно думать забыл про ночной кошмар, вместо этого он занялся другой проблемой – необходимостью Леонида приехать во дворец. Как выяснилось к обеду, в Кабинете министров наметились перестановки, король желал сместить Зотова-старшего с поста министра здравоохранения, которой он занимал, отдав его в ведомство его сыну, Зотову-младшему, однако не все этим, по-видимому, были довольны: Дику доподлинно было известно, что на это место метили сразу двое: граф Серпухов и граф Поляновский. Обоим было уже далеко за шестьдесят и оба только и ждали, когда семидесятилетнего герцога попросят с его поста. 
-Серпухов и Поляновский? - с улыбкой вскинул брови Дик, заслышав об их кандидатурах. 
-Вам они не нравятся? – тоже улыбаясь, спросил Леонид. 
-Леонид, ты прекрасно знаешь мое мнение о них: разумеется, я их уважаю, в прошлом они многое сделали для Коэра и я ценю их, но сейчас – ты взгляни, во что они оба превратились? Их взгляды на жизнь остались теми же, а между тем в Коэре многое переменилось, появились новые проблемы, которые при всем желании нельзя решать старыми методами, а те проблемы, что остались с прошлых лет, тоже требуют пересмотра и нового подхода к ним. А Поляновский и Серпухов не желают даже слушать об этом, и продолжают нести старые идеи в новый мир, и у обоих вдобавок полное отсутствие инициативы. Они же не умеют мыслить на шаг вперед, и могут разгребать только то, что видят у себя под носом, да и то не всегда успешно. И как, скажи, после этого, я могу согласиться с тем, чтобы кто-нибудь из них занял пост министра здравоохранения? Коэр только-только начал идти в ногу со временем, внутренний рынок наводнили отечественные препараты, доступные по цене, а по качеству ничуть не уступающие заграничным, и теперь мне предлагают зарубить все на корню, посадив в кресло Поляновского или Серпухова! 
-Словом, вы не согласны с их назначением и ратуете за молодого Зотова? 
-Разумеется, за него – Зотов умен, полно новых идей, к тому же, он прекрасно знаком с делами своего отца, а значит, вводить его в курс дела не придется, и к тому же, я сам частенько общаюсь с ним и по-правде сказать, мне в любом случае куда приятнее иметь дело с ним, чем с этими двумя замшелыми пнями, которым уже столько лет, что обоим впору завещание составлять, а не по заседаниям таскаться. 
Леонид усмехнулся. 
-Зло, но справедливо. 
-Да ведь все так и есть, Леонид, - пожал плечами Дик и перешел на серьезный тон: -Так, насколько я понимаю, заварушка там сейчас из-за этого начнется не шуточная: наверняка, помимо графов, найдутся еще противники назначения Зотова, так что кому-нибудь из нас необходимо присутствовать во дворце, чтобы проконтролировать процесс. К тому же меня беспокоит, что далеко не одного министра король намерен сместить со своего поста – Левицкий в последнее время тоже шатается, у него что-то не пошли дела с его новой программой, она не устроила коэрцев, да и среди других министров идет роптание. В общем, мне кажется, что вокруг него начинают сгущаться тучи, и что еще чуть-чуть – и его вышвырнут с поста, как гнилой, мешающий зуб. А прозевать этот момент мне не хочется, претендентов на его пост тоже хватает, и абы кто мне не нужен. 
-Тогда вам следует лично приехать во дворец. 
-Чтобы во всем разобраться? Я бы с удовольствием, Леонид, но ты прекрасно понимаешь, что как только я там появлюсь, обстановка накалится еще больше, потому что я для наших вельмож все равно что спичка, брошенная в бочку с порохом. Ведь наши драгоценные вельможи наверняка попытаются использовать меня, чтобы заполучить желаемый пост – начнут доказывать, как идеально они туда подходят, своих противников будут поливать грязью, а мне все это ни к чему. И именно поэтому, дорогой Леонид, во дворец отправлюсь не я, а ты – как ты сам мне несколько минут тому назад и предлагал. 
-Но это займет некоторое время, ваше высочество, - заметил слуга. 
-Знаю, - кивнул Дик. – Тебе придется задержаться во дворце на пять-шесть дней. Ну так что, идешь поковать чемоданы? 
Леонид улыбнулся и удалился к себе в комнату, и через полчаса вернулся, полностью готовый к поездке. Дик вручил ему письмо для короля, в котором сообщал, что он желает видеть посту молодого Зотова, и объяснения – почему. 
-Отдашь его отцу, - сказал он, - ну а что делать потом, тебе, я думаю, объяснять не требуется: осмотришься на месте, поглядишь, кто там что будет говорить, что делать, и в случае чего – поставишь меня в известность. Хотя если ничего такого происходить не будет, ты все равно держи меня в курсе, – подмигнул он ему. – На всякий случай. А то мало ли что. 
Леонид улыбнулся. 
-Я буду докладывать вам обо всем каждый вечер. 
-В таком случае, - весело сказал Дик, мне и беспокоиться не о чем. 
При этих словах Леонид нахмурился и недоверчиво покосился на Сергея, прогуливающегося во дворе. Дик заметил его взгляд. 
-Не волнуйся, - весело произнес он, - если он меня убьет, Константин и Андерсен вышлют тебе мое тело. 
Леонид метнул на него сердитый взгляд. 
-Ладно тебе, - рассмеялся Дик, - я пошутил. Ну ты сам подумай: ну что такое может со мной случиться за какие-то шесть дней?.. Все, давай, езжай, а я, так и быть, обещаю тебе вести себя прилично, на Сергея не кидаться, матом не ругаться, и вообще каждый вечер отчитываться о своем времяпрепровождении. 
На этой веселой дружеской ноте Дик простился с верным слугой и вместе с Константином и Андерсеном проводил его до жеребца, поджидающего его на улице. 
После отъезда Леонида Дик вернулся в гостиную, где и провел весь остаток дня, беседуя с Андерсеном и Константином. Беседа вышла удачной, ужин, состоявшийся сразу после нее – тоже, так что когда пришло время сна, он отправился в кровать в отличном настроении – если, пожалуй, не считать того, что его расстроил отъезд слуги. Все-таки Дик привязался к нему, этому милому, доброму, вечно готовому придти на помощь Леониду, так что ложась спать, Дик, зевая, мысленно пожелал ему хорошо добраться до дворца и поскорее вернуться обратно. За окном зашумела листва. Ночь! Как Дик любил ее! Когда Леонид вернется, он непременно устроит ночную прогулку, пройдется с ним по густым зарослям джунглей, они посмотрят на жуков, выползших из своих нор в поисках корма, спустятся к реке, послушают журчанье воды меж камней… погодите, а отчего это вдруг задрожала листва на противоположном берегу? 
-Проклятые заросли… 
Раздвинув листву, на берег вышел мужчина с ружьем на перевес. Едва завидев реку, он обрадовано улыбнулся и осмотрелся – но никого не узрел. Тогда мужчина скинул снял с плеча явно тяготившее его ружье и, приставив его к стволу дерева, еще раз осмотрелся и поспешил к реке. Едва он ступил на каменистый берег, лунный свет прыснул ему в лицо, осветив его с ног до головы. Надсмотрщик. Надсмотрщик Федор из владений Бузиновых. Федор был весел. Приблизившись к одному из гладких камней, он уселся на него, а затем, достав флягу, открутил крышку и опустил ее в реку, чтобы набрать воды. Фляга булькнула и стала постепенно наполняться. Федор смотрел на нее, но поскольку фляга заполнялась водой медленно, он заскучал и чтобы развлечь себя, начал корчить рожи своему собственному отражению. Он улыбнулся, пару раз подмигнул надсмотрщику, продемонстрировал ему свои зубы и удовлетворенно хмыкнув, хотел уже высунуть язык, как вдруг увидел, что мужчина в воде не один. На темной, с рябью, воде, было отчетливо видна огромная черная волчья голова с парой желтых глаз и двумя рядами острых зубов. 
-Это еще что за чертовщина? – проворчал Федор и несколько раз шлепнул рукой по водяной волчьей морде. 
Морда не пропала. Зато за спиной послышалось глухое рычание. Федор побледнел и спрыгнул в воду. В этом месте река была мелка, и он что есть мочи побежал по каменистому дну, а затем резко свернул в сторону берега и понесся к джунглям. Счет шел на секунды. Одна, другая, третья, четвертая, как вдруг он споткнулся о корягу. Уже падая, Федор выбросил вперед руку, чтобы схватить ружье, но вместо ружья его пальцы схватили воздух - зверь настиг его. 
-Н…не… нет… не.. не надо…нет.. не… Нееет!... 
-Дик… Дик, проснись, Дик! 
Весь дрожа, Дик вскочил, огляделся – около него стоят Андерсен и Константин. 
-Где… где я? – недоуменно пробормотал Дик и тут же, вспомнив про захлебнувшемся в крике Федора, которого принялся на его глазах раздирать зверь, быстро добавил: - Ему надо помочь, его надо спасти! 
-Кому помочь? – тревожно спросил Андерсен. – Кого спасти?..Дик, это был, всего лишь сон… 
-Правда? Всего лишь сон? И никого не было? 
-Да, да, успокойся, тебе, наверное, просто приснился кошмар… 
Все еще надрывно дыша, Дик перевел взгляд с Андерсена на Константина –сонные, взъерошенные, полуодетые, они с беспокойством смотрят на него. Скорее всего, оба только что вскочили со своих кроватей и прибежали к нему. 
Ох, - облегченно выдохнул Андерсен, с нервной улыбкой опускаясь на край его кровати. – Ну ты и напугал нас, приятель! А то сплю я у себя, как вдруг слышу – крик, причем громкий такой, ужасный. 
-Да уж, - усмехнулся Константин, - я сам от него чуть с кровати не свалился, проснулся – аж кровь от него в жилах застыла, думал – режут кого-то. Ну я одел первое, что под руку попалось, и бегом вниз, на крик, а это ты, оказывается, кричал. 
-Я? – удивился Дик. – Но это был не я, это Федор кричал… 
-Федор? Какой Федор?.. нет, приятель, это ты кричал, да так громко, что полдома перебудил. Кстати, ты как, нормально себя чувствуешь? Тебе ничего не надо? Может, воды принести или… 
-Нет, спасибо, - сказал Дик, - мне ничего не нужно, мне уже лучше. 
-Ну как знаешь…. Кстати, а что за Федор тебе снился? – вдруг заинтересовался Андерсен. – Это человек? Из твоего сна, да? Из этого кошмара? Что тебе приснилось, Дик? Отчего ты так кричал? 
-Мне приснилось… - Дик замолчал, но друзья уже навострили уши и ждали ответа. Дик нахмурился. – Не важно, - быстро сказал он. – Ничего особенного. 
-Ну как это – ничего особенного? – удивился Андерсен. – Ты что, ничего не запомнил? 
-Нет, - соврал Дик. 
-Но ты же сам только что говорил про 0 какого-то Федора, ты говорил… 
-Это было спросонья, тогда все было отчетливо и ясно, а сейчас все размыто и я ничего не помню… да и вообще, как вы сами говорите, это же был всего лишь сон… 
-Дик, - строго произнес Андерсен, - не надо меня обманывать. Ты прекрасно все запомнил, а сейчас просто пытаешься скрыть от нас правду. Ты что-то видел в своем сне. И это что-то очень сильно тебя напугало. Что это было, Дик? Что тебе приснилось? 
Дик промолчал и Андерсен отошел от него. 
-Не хочешь говорить? Ну как знаешь, я всего лишь хотел как лучше, однако если ты считаешь, что лучше нам не знать, что тебе снилось… мы тогда пойдем, - и он кивнул Константину, после чего оба ушли к себе. 

Весь остаток ночи Дик не сомкнул глаз – мужчина и странный зверь не шли у него из головы. Мужчина был надсмотрщиком, служившим у Бузиновых, его звали Федор и Дик узнал его сразу. В том, что он видел именно его – не было сомнения. Однако его пугало, при каких обстоятельствах он видел этого человека. Еще накануне ему приснился кошмар, в котором зверь убивал надсмотрщика Павла, и теперь все в точности повторяется – с той лишь разницей, что вместо Павла зверь убивал Федора. И главное, оба ведь именно так и погибли, они были растерзаны зверем, каким – тогда выяснить не удалось, но оба погибли в полнолуние, а Дик убыл оборотнем. Еще тогда, живя у Бузиновых, он опасался, что это он повинен в смерти обоих надсмотрщиков, но тогда ему удалось отвязаться от этой мысли, ведь он не помнил, что творилось с ним в полнолуние, а прямых улик не нашли. А теперь вот эти кошмары. И если от первого еще можно было откреститься, то от второго… Дик видел, как погибли надсмотрщики. Видел их на том самом месте, где их в последствии и нашли – почему, спрашивается? Откуда такие сны, да еще с такими подробностями? Его воображение? Или он видел самого себя, как он, превратившись в волка-оборотня, загрыз обоих мужчин? И эти кошмары ни что иное, как улики, которые он искал. Он видел эти кошмары, потому что он был там, потому что он убил этих людей, он был тем чудовищем, который прикончил Павла и Федора. 
Мысли, одна чернее другой, осаждали его до утра, сводясь к одному: он – убийца. И не мудрено, что когда забрезжил рассвет, Дик не только не пришел в себя от ночного кошмара, а напротив, утомился и разнервничался еще больше. А еще он ужасно хотел спать. 
-Паршиво выглядишь, - заметил Константин, когда он вышел в гостиную и уселся там на диван. – Ого, да у тебя и круги под глазами… ты что, так больше и не заснул? 
-Нет, - сонно буркнул Дик и поискал глазами поднос с чаем. 
Чая не было. 
-Леонид! – позвал он, но тут же вспомнил, что еще вчера собственноручно отправил его во дворец. 
-Да, - с улыбкой проговорил Константин, – придется самообслуживанием заняться. Оторваться от дивана, потопать на кухню и самому заварить себе чай… хотя, если ты вежливо попросишь, я могу тебе принести чашечку – я как раз туда сейчас собираюсь. Ну так что, принести тебе? 
Дик мрачно взглянул на него и снова закрыл глаза. 
-Да, -расслышал он мелкий смех Константина, - что-то в самом деле раскис. Спать хочется? Ну так не мучай себя, ложись. 
Дик лег – прямо здесь, на диване. Примастерил под голову подушку, свернулся калачиком и тут же уснул.. На этот раз ему приснилось сразу два кошмара – те самые, что привиделись ему накануне, один в один, в той же последовательности, только урывками – Дик увидел лишь те моменты, в которых зверь напал на мужчин. И снова эти вопли, снова треск раздираемой плоти, пьянящий запах крови… 
Дик проснулся от того, что его сильно трясли за плечо. Вскочил – встревоженные Константин и Андерсен окружили диван. Позади них маячит любопытное лицо Дэнниела и насмешливое – Сергея. Заметив, что он пришел в себя, Андерсен и Константин наперебой заговорили: 
-Дик, ты как? С тобой все в порядке? 
-У него глаза ненормальные… Дик, что это было? Тебе опять привиделся тот кошмар, да? 
-Тебе принести воды, Дик? 
-Дик, объясни, что с тобой происходит! 
Но Дик не отвечал, его взгляд скользил по комнате, пока вдруг не упал на спинку дивана, на котором лежал он сам. Дик вздрогнул. Спину дивана покрывали узкие полосы, как будто какой-то зверь, вцепившись в диван когтями, начал рвать, нанося удары. Зверь! Но на диване никого, кроме него, не было! Зато Дик отчетливо видел крохотные острые коготки на пальцах своей правой руки. 
-Что-то с рукой, Дик? – это через плечо ему пытался заглянуть Константин. 
Побледнев, Дик быстро спрятал руку в карман. 
-Нет, - ответил он, однако краем глаза все же заметил, что Андерсен увидел его руку… 
-Все в порядке, - сказал он и с этими словами вскочил с дивана и побежал к себе в комнату. 
Оказавшись один, он вытащил из кармана руку и включив лампу, внимательно ее осмотрел на свету. Так и есть, черные крохотные коготки, острые, как бритва, на каждом пальце. А на второй руке? Нет, эта нормальная. Зато эта… хорошенько приглядевшись, Дик увидел, что светлые волоски, покрывающие кожу его руки, почернели. 
Из комнаты он вышел лишь спустя час – к этому времени волоски на руке вновь посветлели, а ногти обрели свой изначальный вид. Андерсен не озвучил своего наблюдения, так что Константин, Сергей и Дэнниел ничего не узнали, однако он посмотрел на него столь многозначительным взглядом, что Дик не выдержал и отвел взор. 
-Не знаю, что за сны там тебе сняться, - проговорил меж тем Константин, - но чтобы это ни было – это не нормально. 
-Да он сам ненормальный, - насмешливо бросил Сергей, - не видишь, что ли? Тоже мне, нашли припадочного! Сначала ночью с криком вскочил, всех перебудил, теперь вот днем заорал – кошмары, ему, видите ли, сняться! А вы спросите у него, с чего это вдруг он по ночам кричит, а как заснет – диваны в клочья раздирает? 
-И правда, - произнес Константин, - диван весь в полосах… Дик, это ты его так порвал? 
-А кто ж еще! – насмешливо продолжал Сергей. – Кроме него ведь никто на нем не валялся, это он заснул тут, а потом заорал и начал его руками драть. 
И, зло ухмыльнувшись, Сергей посмотрел Дику прямо в глаза и спросил: 
-Ну так что, может, все-таки объяснишь, как это у тебя вышло? Как это ты умудрился разорвать руками диван, когда его не всякий нож взять может? 
-Отстань от него, - приказал Андерсен, протиснувшись между ним и Дэнниелом. – Не видишь что ли, что ему и без того нехорошо?.. Дик,, не слушай его, - обратился он уже к Дику, - ты лучше скажи, что ты теперь будешь делать? Может, тебе стоит врача вызвать?  
-Ага, неотложку! - вставил Сергей. – А еще лучше – наряд из психушки, чтобы вместе с ним заодно и тебя забрали, а то больно уж ты о нем печешься, прыгаешь тут вокруг да около: ох бедненький, ох родненький – ну прямо помешался на своем Дикаре! 
Андерсен метнул в него негодующий взгляд – в ответ Сергей рассмеялся и отошел прочь. Андерсен повернулся к Дику. 
-Не обращай внимания, - сказал он. 
-А я и не обращаю, - произнес Дик, глядя ему в глаза. 
-Ну и правильно. Ты лучше скажи – тебе, может, таблетки какие-нибудь дать? Или против этого… - он, вероятно, подумал про неожиданно начавшийся процесс превращения Дика в оборотня, но сказал иное: - против твоих кошмаров ничего не поможет? 
Дик покачал головой и молча побрел на кухню. Он пропустил завтрак, а час был уже обеденный, однако голода Дик не чувствовал и ел вяло, с неохотой. Сначала кошмары, теперь вот – волчьи когти. Правда, они красовались на его руке всего мгновенье, но, однако же, они все-таки были! Зачерпнув ложкой суп, Дик не глядя отправил порцию в рот. Он знал, как опасны эти неожиданные всплески его волчьей натуры. Стоит только немного не доглядеть, расслабиться – и сидящий в нем волк вырвется на свободу, ему только дай почувствовать волю. А ведь именно эта возможность ему и была предоставлена сегодня. И что делать? Эх, если бы рядом был Леонид! Дик был уверен – вдвоем со слугой он наверняка что-нибудь придумал, а так он был один на один с волком, сидящим в нем, один на один с гложущим его страхом, из-за которого ничего путное не лезет в голову. Да и какие возможны варианты решения этой проблемы? Снизить агрессию? Но как? Просить короля об увеличении числа занятий по фехтованию он не посмеет, король слишком занят для этого, а снизить количество потребляемого мяса – так он и так уже почти на одной траве сидит. Дик вздохнул и бросил ложку. 
Вечером пришло письмо от Леонида и читая его, Дик повеселел: в отличии от него, у слуги были хорошие новости. Он передал королю его письмо и уже утром этого дня было объявлено о назначении молодого Зотова на пост министра здравоохранения. Но после прочтения письма Дик снова омрачился. Нужно было что-то написать в ответ, а что? Рассказать обо всем, что приключилось, было проще и вернее всего, но в тогда Леонид наверняка бросит все и примчится к нему, а он сейчас нужен Дику во дворце. И Дик решил умолчать обо всем, поэтому записку, которую он оставил для посыльного, несла в себе одобрение и веселье. Он искренне надеялся, все что все обойдется. Но не обошлось. Этой же ночью его снова привиделся кошмар и он снова не спал потом до утра, а когда днем задремал, кошмар повторился. Друзья всполошились не на шутку. Ладно раз, ладно – два он вскакивает среди ночи, но просыпаться с криком среди бела дня, едва смежив очи? Да что такое ему снится? Они так настаивали на ответе, что Дик не выдержал и рассказал им про содержание снов. Константин недоумевал, Андерсен встревожился еще больше (ясное дело, он ведь знал, что Дик оборотень и наверное, тоже понял, почему Дик видит эти сны), Дэнниел остался равнодушен к подобной новости, а Сергей начал высмеивать Дика. 
-Вы только гляньте, какие сны снятся нашему Дикарю! Он видит, как какая-то зверюга поедает наших надсмотрщиков! И мучается этим, бедняжка!.. слышь, дуралей, ты что, такой впечатлительный: увидел однажды в клочья разорванный труп, и теперь по ночам домысливаешь себе всю картину убийства? Мучаешься от собственной фантазии? 
Именно под эти замечания Дик, усевшись за стол, написал письмо Леониду, в котором поведал слуге обо всем, что с ним происходит, но при этом запретил слуге приезжать сюда, пока во дворце не будет все спокойно. Письмо он оставил на столике для почтальона, а сам отправился к себе и странное дело, оказавшись в комнате Дик вдруг почувствовал себя крайне умиротворенно – почему-то Дик был уверен, что когда Леонид получит его письмо, то наверняка даст ему какой-нибудь дельный совет, и все наладится. С этим он и уснул. А наутро его поджидал приятный сюрприз – кошмары больше не повторились, и он великолепно выспался в эту ночь. Дик ликовал. Кошмары прекратились, волчья натура не дает о себе знать, и во дворце все складывается самым наилучшим образом, а в довершении всего Андерсен подкинул ему замечательную идею – прогуляться в джунглях, пользуясь свободой. Разумеется, Дик позвал его с собой, но Андерсен отказался, и довольный Дик отправился один. Гулял он пешком и без какой-либо цели, просто бродил по джунглям, наслаждаясь одиночеством, пока не начало смеркаться. Тогда Дик повернул домой, пытаясь угадать, что же подадут на стол, и вот уже джунгли кончились, осталось пройти совсем немного и… 
Бум! Что-то крупное с силой ударило его в плечо, поскользнулось и рухнуло подле его ног. Сам с трудом удержавшись на ногах, Дик взглянул вниз. 
-Сергей? 
Сергей, но какой! Одежда разорвана, грязная, и сквозь зияющие прорехи на плече и спине видны кровавые раны, в глазах - ужас… 
-Сергей! Дик! – послышались впереди мужские голоса и через минуту Дика и лежащего около него Сергея окружили Андерсен, Константин и Дэнниел. 
-Что случилось? 
-На меня напали! – задыхаясь, выкрикнул Сергей. – А знаете, кто? Это зверь, зверь из снов вашего Дикаря! Тот самый, что прикончил Федора и Павла! Я… я никогда бы не поверил, но эта тварь в точности как та, что описал Дикарь… громадный, черный, лапы длинные, весь покрытый шерстью и полная пасть зубов! Это он, тот зверь, что рыскал в округе у Дэна, он жив, он никуда не делся! Эта тварь перебралась сюда и теперь ошивается здесь! 
-Не может быть, – побледнев, прошептал Андерсен и взглянул на Дика: вопросительно, беспокойно, почти обвинительно. 
«Это не я, - одними беспокойными глазами ответил ему Дик, - это не я, я не виноват, я не нападал на него, это не я…» 
Он не узнал, поверил ли ему Андерсен – Сергей застонал и Андерсен вместе с Константином и Дэнниелом поспешили проводить его в дом, чтобы обработать раны. Андерсен провозился с Сергеем почти целый час, после чего, оставив с ним Константина и Дэнниела, спустился вниз. И первое, что он сделал – это отыскал глазами Дика, все это время сидевшего в гостиной. Увидев Андерсена, Дик вскочил. 
-Это был не я, - твердо произнес он, глядя ему в глаза, - я не знаю, кто это сделал, но это был не я, клянусь вам. Я даже не видел его, я столкнулся с ним лишь когда подходил к дому… 
-Ты видел зверя, который напал на него? 
-Зверя? Нет… я увидел его лишь возле дома… 
Андерсен отошел в сторону, прошелся взад-вперед. 
-Вы не верите мне? – негромко произнес Дик. 
-Нет, нет, что ты, - торопливо произнес он, - я верю тебе, ты не мог этого сделать, но… 
-Что – но? – спросил Дик. 
-Ну, - замялся Андерсен, - понимаешь… ты же сам говорил, что у тебя бывают всплески агрессии, вдобавок, я сам видел, как у тебя на днях среди бела дня полезли когти, и ты был в джунглях, когда на Сергея напал. А с ним ты был явно не в ладах… нет, я не хочу тебя обвинять, Дик, - торопливо произнес он, поймав его взгляд, - но согласись, все эти совпадения кажутся весьма странными и наводят на определенные мысли… 
-Выводы – хотите сказать вы, - холодно произнес Дик. – Ведь все указывает на меня, верно? Но я прекрасно себя контролировал всю прогулку, я был в ясном сознании и могу дать вам полный отчет о том, как я провел каждую ее секунду… 
-Дик! – испуганно оборвал его Андерсен. 
Дик осекся и взглянул на него. 
-Дик, я ни в коей мере не обвиняю тебя, я верю тебе, я всего лишь высказал свое мнение, я не хотел тебя обидеть… 
Он выглядел крайне смущенным, потому что, очевидно, чувствовал себя виноватым за то, что посмел высказать предположение, которое так рассердило Дика. 
-Простите, я погорячился, - произнес Дик. – Но все это так неожиданно и странно… 
-Ну что ты, - улыбнулся ему Андерсен своей доброй улыбкой, - это ты прости меня, я не должен был так говорить, я же фактически обвинил тебя в нападении, вот ты и вспыхнул… мир? 
-Мир, - улыбнулся Дик, и хотя от души у него отлегло, легче ему не стало. Он опустился в кресло. 
-Как он? – спросил он у Андерсена. – Как Сергей? 
-Да как обычно: злится, ругается, посылает всех матов. Единственное, что появилось новое – так он вместо тебя теперь требует убить ту тварь, что напала на него, кричит, что если этого не сделать, этот зверь не успокоится, пока не убьет нас всех. 
-А как же его раны? – удивился Дик. – Он же был весь в крови… 
-Раны незначительные, так, легкие царапины, можно сказать. Кожа продрана в нескольких местах, но ничего опасного в этом нет. Он, - улыбнулся Андерсен, - скорее потерпел большой урон от самого нападения чудовища, нежели от тех ран, что тот нанес ему. Но, - уже серьезно прибавил он, - следы, которые тот зверь оставил ему… 
-Они похожи на те, что я подарил вашему дивану? – нахмурился Дик. 
-Больше того, друг мой: если бы ткань дивана не отличалась от кожи, я бы заявил, что они одинаковы. Но ткань дивана крепче, чем человеческая кожа, а значит, заявлять такое я не могу: не факт, что зверь, порвавший кожу на плече и спине Сергея, смог бы порвать обшивку дивана. 
Сергей показался в гостиной ближе к вечеру – злой, как никогда, он спросил, что все теперь собираются делать. Он предложил устроить охоту на зверя, Дэнниел его поддержал, однако Константин с Андерсеном не одобрили этой затеи – ведь никто из них четверых не достаточно хорошо владеет для этого оружием. Да и вообще неизвестно, какое оружие годится против зверя – ведь Сергей не мог точно сказать, кто на него напал. К тому же, не ясно, а бегает ли зверь поблизости до сих пор, или, быть может, покусав Сергея он куда-нибудь убежал – в таком случае поиски вообще теряют смысл. 
Да, многое было здесь не ясно, однако Сергей гнул свое: зверя надо уничтожить и как можно скорее. А что до его происхождения, то здесь он выдвинул следующую гипотезу: по его мнению, это был тот самый зверь, что терроризировал когда-то Бузиновых и появление его здесь объясняется очень просто – дом Бузиновых сгорел, еды зверю не стало, вот он и перебрался в эти края. Андерсен с Дэнниелом, конечно, взялись оспаривать эту версию, ссылаясь на то, то после нападения на Глеба – а это было очень давно – зверь не нападал больше ни на кого, а если верить Сергею, он должен был это делать, чтобы питаться. Выходит, здесь Сергей не прав. Однако – и друзья вынуждены были признать это – они не могли предложить своей версии появления зверя. 
Дик не знал, радоваться ему или огорчаться, что зверя, напавшего на Сергея, и зверя, орудовавшего у Бузиновых, сочли одним и тем же. Зато он точно был рад тому, что Андерсен ни в чем его не подозревает, но вся эта история с загадочным зверем обеспокоила его не на шутку. Слишком много в ней было не ясного, слишком… Эх, и надо ж было такому случится! Стоило ему написать Леониду, что у него появились кошмары и волчья натура попыталась взять вверх – и на тебе, нападение на Сергея! Да еще когда он так не во время оказался в джунглях, один… 
Пока Дик переживал, не зная, что и думать, его друзья перешли к действиям. Не рискнув отыскать зверя самим, они расставили вокруг бунгало ловушки и капканы с приманкой, а чтобы случайно самим не попасться в них, Андерсен вечером собрал всех, включая Дика, в гостиной и сообщил, именно они поставлены. 
-Ну вот, теперь все знают, - довольно сказал он. – Остается только Леонид, но его, я думаю, Дик предупредит сам… ты ведь предупредишь, Дик? 
Дик кивнул. 
-Тогда все в порядке, можно расходится, - улыбнулся Андерсен, и уже сам собрался вставать, чтобы уйти. 
-Погодите! – вдруг раздался голос Константина. 
-Что еще? 
-А мы же не всех предупредили. Мы забыли еще одного человека. 
-Да? И кого же это? 
-А почтальон? 
-А ведь действительно, про него-то я и забыл, а ведь он ежедневно приносит нам почту… - пробормотал Андерсен. 
-Так он же по одной и той же дороге ездит, - возразил ему Константин, - а мы там капканы не ставили, каким же образом он сможет попасться? 
-А черт его знает, что ему в голову взбредет? Сейчас, может, действительно ездит строго по дороге, а завтра вот возьмет и надумает свернуть куда-нибудь в сторону – и все, хватайся потом за голову. Угодит, чего доброго, в наш капкан и что мы ему потом скажем? «Ах, извините, мы про вас и не подумали… мы же и не знали, что вас туда понесет..». Нет, надо и ему сказать. 
-Так ты тогда и скажешь, наверное? 
-Ну да, почту буду у него завтра принимать, тогда и скажу. 
Таким образом, оповещены были все, однако ни в этот вечер, ни в следующий зверь не попался: большая часть ловушек не сработала, а те, что закрылись, поймали совсем не того, кого они ожидали. Одна мартышка, штук пять грызунов, молодая пума и даже обыкновенная ветка. Но никаких следов того загадочного зверя. Почему? Потому, что слишком хитрый и острожный, или потому, зверь просто не был голоден? А может, он и вправду ушел из этих мест? На последнее предположение друзья надеялись больше всего, однако оно разлетелось в пух и прах, когда сразу после того, как Сергей, Андерсен и Дэнниел вернулись с проверки ловушек, было совершено еще одно нападение. И снова жертвой стал Сергей, которому вздумалось задержаться у сараев. К счастью для него, сараи эти располагались рядом с домом, так что когда Сергей закричал, друзья сразу услышали его крик и быстро пришли на помощь, поэтому на этот раз он отделался лишь испугом. 
Все бы ничего, да только Сергей от повторной стычки со зверем рассвирепел еще больше – он ведь и не думал, что тот осмелится напасть на него вновь, да такой близко от дома. 
А еще - на момент нападения у Дика опять не оказалось алиби. Он не находился ни с Глебом в его комнате, ни с Константином, Андерсеном и Дэнниелом в гостиной. Его вообще не было в доме. 


*Довольно, достаточно (лат.)

Продолжение

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
войдите или зарегистрируйтесь для добавления темы
анонсГоловные уборы Весна-Лето 2019 - какие женские головные уборы модные в сезоне Весна-Лето 2019 - 79 фото
анонсКрасивые новогодние прически - 150 фото
анонсМодные платья 2019 - на зиму, весну, лето, осень. Тенденции и фото
анонсПлатья для пышек Осень-Зима 2018-2019 - повседневные и нарядные
анонсДемисезонная мода для полных девушек и женщин Осень-Зима 2018/2019 - верхняя одежда
анонсКакие зимние женские куртки модные в 2019 году - тренды и фото
анонсВосточный гороскоп 2019 по году рождения: Крыса, Бык, Тигр, Кролик, Дракон, Змея, Лошадь, Коза, Обезьяна, Петух, Собака, Свинья
анонсНовогодний корпоратив 2019 - что надеть на новогодний корпоратив
анонсЖенские туфли Осень-Зима 2018/019 - самые модные модели
анонсЖЕНСКАЯ МОДА - ПОСЛЕДНИЕ НОВИНКИ
Copyright (c) 1998-2018 Женский журнал NewWoman.ru
Rating@Mail.ru