Rambler's Top100
2009-01-22
irinanik

Ирина (irinanik), Лондон

О женоненавистниках-мизогинистах
Часть 2: Почему многие женщины терпят?

 

Начало
Здравствуйте! Предлагаю Вашему вниманию еще один отрывок из заинтересовавшей меня книги Susan Forward «Men who hate women and the women who love them». В прошлый раз я перевела для вас введение к книге Susan Forward («О женоненавистниках-мизогинистах и о женщинах, которые их любят»), сегодня перевожу для вас новый отрывок той же книги - на тему «Почему многие женщины терпят?» (прошу вас учесть, что я не профессиональный переводчик).

Хочу сделать три предварительные ремарки, необходимые для понимания публикации. Во-первых, здесь рассматриваются только психологические аспекты. Ничего не говорится о материальной зависимости и тому подобном. Это тоже важные факторы, но это - тема другой статьи. Во-вторых, речь идет о среднестатистических тенденциях. То есть, если у кого-то в семье было по-другому, это никак не опровергает основных выводов - в жизни бывает всякое. Да и с каждым конкретным случаем надо разбираться индивидуально. То, что лежит на поверхности - не всегда отражает суть происходящего. В-третьих, и самое главное: то, что здесь написано, - никак не оправдание и не сигнал к тому, что нужно опустить руки. Это просто объяснение причин происходящего. Понимание причин - это первый шаг к выздоровлению. Что делать дальше и как с этим бороться - это следующий вопрос, которого я здесь не касаюсь.
Спасибо.
Ирина, Лондон.


Перевод очередного отрывка из книги Susan Forward «Men who hate women and the women who love them»:
__
Чем лучше мы понимаем, чтО нас сформировало как личностей, тем больше у нас средств освободиться от угнетающего нас поведения.

Почему так важна семья?

Семья заботится об основных жизненных потребностях ребенка и является самым важным источником его информации о мире. В семье мы учимся думать и ощущать себя и других. Наша эмоциональная жизнь формируется тем, как родители обращались с нами, как они относились друг к другу, какие сигналы они нам посылали и как мы их перерабатывали.

(1) Самооценка

Маленькие дети обычно считают, что их родители имеют монополию на правду и мудрость. Что бы ни говорил родитель - это правда. Дети не считают, что родители могут быть не правы, и верят всему, что они говорят. Когда родитель высказывает суждение о ценности ребенка, это суждение надолго остается в его голове. Если родители дают ребенку понять, что он хорош, самоценен и достоин любви, они формируют в нем позитивную самооценку. Такой человек будет ожидать, что и другие люди будут к нему хорошо относиться, потому что он верит, что заслуживает хорошего отношения.

Но если маленькому ребенку часто говорить, что он плохой, неадекватный и нелюбимый, когда он вырастет, он будет строить свою жизнь так, чтобы подтвердить эту точку зрения. Негативное мнение родителей становится фактом, на котором ребенок основывает свою самооценку. Негативная самооценка, сформированная у детей, обычно переходит во взрослую жизнь. Женщины, которые состоят в тяжелых отношениях с мужчиной, обычно с детства несут этот глубоко негативный взгляд на самих себя. Раненая самооценка является одним из важнейших факторов, почему женщины позволяют мужчинам агрессивно к ним относиться.

(2) Моделирование

Семья не только формирует нашу самооценку, но и учит нас - через идентификацию с нашей матерью - чтО значит быть женщиной и как женщины "должны" вести себя с мужчинами. С другой стороны, наши отцы показывают нам первый пример того, как ведут себя мужчины и как они обращаются с женщинами. Кроме того, отношения между нашими родителями показывают нам пример того, как люди взаимодействуют в паре. Ничто не является более эффективным примером, чем наша собственная семья, в которой мы проводим большую часть своей детской жизни, и брак наших родителей - ни фильмы, ни программы ТВ, ни книги, ни школа. Маленькие дети не понимают, что есть много разных моделей семьи. Модель наших родителей становиться моделью, на которой строится основа наших взглядов на взаимоотношения мужчины и женщины.

(3) Сигналы

Один из путей того, как мы учимся у наших родителей, - сигналы , которые они нам посылают. "Сигналы" здесь означают не прямое вербальное сообщение, а интерпретацию ребенком поведения родителей. Например, девочке может никто напрямую не говорить, что ее точка зрения не принимается во внимание, но если родители будут ее постоянно прерывать и говорить, чтобы она помолчала, она довольно быстро выучит, что ее мнения для них не важны.

Сигналы, которые получают дети, являются очень важной для них информацией о них самих и их месте в мире. Эта информация может оказывать влияние на всю дальнейшую жизнь, хотя зачастую мы даже не осознаем, что она существует.

(4) Повторение моделей поведения

Когда мы вырастаем, мы часто ищем отношения и ощущения, которые являются для нас привычными и комфортными. Несмотря на то, что мы можем обещать себе не повторять жизнь наших родителей, мы часто неосознанно копируем ее. Например, для женщины, отец которой был алкоголиком, высока вероятность выйти замуж за алкоголика. Она как бы воссоздает то, что для нее знакомо. Кроме того, она убеждает себя, что, будучи взрослой, она имеет контроль над ситуацией. В детстве она страдала от недостатка любви отца. Во взрослом возрасте она надеется, что завоюет любовь другого мужчины, склонного к алкоголю.

Стремление повторить знакомую модель в соединении с надеждой, что в этот раз все получится лучше, создает опасную ловушку, в которую попадается множество женщин. Несмотря на их искреннее стремление создать отношения лучше, чем у их родителей, они оказываются в очень похожей ситуации.


Вот конкретные примеры того, как это происходит.

(1) Мать может показывать пример подчинения

Часто матери не способны постоять за себя. Девочка видит, что мать страдает от агрессивного мужа (отца ребенка), возможно, плачет втихомолку, жалуется дочери или еще кому-нибудь о том, что она несчастна и что она не может ничего сделать. Тем самым она показывает очень важный пример для дочери. Сигнал, который усваивает дочь, таков: единственный способ противостоять мужской агрессии - сдаться и подчиниться. А из поведения отца девочка выучивает, что мужчинам позволяется вести себя так, как они хотят: женщина все стерпит.

Другой сигнал, который усваивается дочерью, следующий: если мама не может защитить себя, она наверняка не сможет защитить меня. Иначе говоря, девочка не сможет обратиться к матери за помощью, если гнев отца обернется на нее.

Для ребенка имеет значение поведение, а не слова. Поведение родителей формирует картину мира ребенка. Девочка видит, что мать подвергается психологическому и/или физическому абьюзу, и выучивает, что нет границ тому, что мужчина может сделать с женщиной. В ее подсознании остается идея, что мир - опасное место для женщины. Что женщины беззащитны и зависят от мужчин. Что мужчины имеют больше силы и власти в отношениях. Такие девочки вырастают с уверенностью, что женщина должна состоять в отношениях с мужчиной любой ценой - даже если этой ценой является ее собственное достоинство и чувство самоценности. Они могут достичь финансовой самостоятельности и успеха в карьере, но в глубине души будут относиться к себе как к чему-то второстепенному и позволять партнеру унижать себя. Таких примеров множество.

(2) Страх потерять любовь отца

Отец - это первый мужчина в жизни девочки. Он становится моделью, на которой она основывает свои ожидания в отношении мужчин. Любые отношения отец-дочь имеют свои конфликты, но если основной тон в этих отношениях задают нежность и уважение, девочка вырастет с чувством доверия и безопасности по отношению к мужчинам.

Но бывает и наоборот. Если отец постоянно критикует девочку, подвергает ее вербальной атаке, грозит ей, она воспринимает это как свою собственную оценку. Она не понимает, что это его собственные проблемы, и считает, что гнев отца вызван ее неадекватностью. Ей приходится постоянно регулировать свое поведение, чтобы избежать родительского гнева или добиться родительской похвалы.

Поскольку дети полностью зависят от родителей в своем физическом и эмоциональном выживании, их потребность в родительской любви является абсолютной. Эта нормальная потребность становится ненормально сильной, если родитель не демонстрирует любовь и становится причиной гнева и тревоги для ребенка. У ребенка, который считает, что он потерял любовь родителя, боль очень сильна. Дети обычно не видят дальше настоящего момента, и это усугубляет боль. Они считают, что страшное чувство, которое они испытывают в данный момент, будет длиться вечно.

Агрессивные отцы не всегда ведут себя таким образом. Иногда они показывают любовь и заботу о ребенке. Но это еще больше путает ребенка. Переход от любящего нежного отца к гневному тирану в одном и том же лице создает для девочки фигуру мифологических пропорций. Чем чудеснее отношения с отцом, когда он в хорошем настроении, тем больше ужаса и отверженности чувствует девочка, когда он в гневе. Чем страшнее родитель, чем больше он грозит, что не будет любить ребенка, чем больше он его наказывает, тем отчаяннее ребенок будет цепляться за него в попытке снова обрести родительскую любовь. Такой отец контролирует жизнь девочки с помощью страха и манипуляции любви.

Сигнал, который девочка здесь получает таков: твои чувства не важны; ты обязана любить мужчину, независимо от того, как он с тобой обращается.

(3) Как девочки учатся чувствовать себя виноватыми

Бывает, что в семье с несколькими детьми, один из детей выполняет роль семейного козла отпущения. Агрессивные родители, которые не хотят принять ответственность за собственные недостатки и собственную фрустрацию, обычно выбирают самого беззащитного члена семьи, чтобы обвинять его в своем дискомфорте. Дети - и особенно девочки - являются идеальными кандидатами из-за их зависимости, ранимости и ограниченного понимания мира.

Такие девочки принимают на себя ответственность за все и считают, что когда родители сердятся, они должны стараться им понравиться. В результате, энергия, которая должна была бы тратиться на эмоциональное развитие ребенка, тратится на то, чтобы поддерживать видимость хорошего настроения у родителей. Девочки вырастают с идеей, что они виноваты во всем, что происходит в их жизни.

Интересно, что это может не распространятся на других детей. С детьми, растущими в одной и той же семье, родители могут обращаться очень по-разному. В результате у них может выработаться очень разный взгляд на себя, и это может иметь последствия для драматической разницы в их взрослой жизни.

(4) Как девочки учатся не показывать гнев

Любой ребенок, с которым плохо обращаются, испытывает огромный гнев. Да и как можно не чувствовать гнев, если с тобой поступают так несправедливо? Гнев свойственен многим детям, но не все родители умеют правильно его направить. Часто они ошибочно воспринимают выражение ребенком гнева как указание на их недостатки как родителей. Когда ребенок сердится, многие родители считают, что они потеряли над ним контроль, и чувствуют себя беспомощными.

Но дети должны уметь выражать свой гнев - в разумных пределах, разумеется. Их надо научить, что чувство гнева является нормальным человеческим чувством. Хотя это не означает, что можно в гневе пихать собаку, ударить кого-то или разбить что-то. Родители должны научить ребенка правильно выражать недовольство.

Однако, в нашем обществе существуют культурные ограничения на то, как можно выражать гнев женщинам. Мальчиков поощряют выражать агрессивность с помощью соревновательных видов спорта, драк и других способов конкуренции, но для девочек таких способов гораздо меньше. От девочек ожидают, что они должны быть вежливыми и нежными; выражать гнев с помощью крика, ссоры или соревновательных видов спорта считается "неженственным". В результате девочки могут "выпустить пары" только с помощью сплетен, злословия, плача или сердитого молчания.

Но когда человек не производит достаточно вербальной агрессии, сердитые чувства застревают в нем надолго. Даже если мы внешне блокируем сильные эмоции, они не исчезают навсегда. Они находят другой выход. И этим выходом можем стать мы сами.

Мы направляем сердитые чувства на себя самих, как бумеранг. Мы начинаем чувствовать себя виноватыми за то, что испытываем такие сильные запрещенные эмоции, и убеждаем себя, что мы испытываем их, потому, что мы плохие. Такой гнев оборачивается ненавистью к себе. Это заколдованный круг: чем более покорной является девочка, тем более игнорируются ее чувства, и тем больше гнева она от этого испытывает. А чем больше гнева она испытывает, тем покорней она становится, чтобы как-то пережить этот гнев.

Когда ребенку не позволяют выражать сердитые чувства, сигнал, который он получает таков: если ты чувствуешь себя плохо - это твоя собственная неадекватность. В результате женщины начинают бояться любого противостояния, боятся выразить недовольство или закончить тяжелые отношения.

[А от себя могу добавить следующее. Мне кажется, что такие типично женские "болезни" как истерия и кликушество тоже с этим связаны. Вспомните, например, мать Алеши в "Братьях Карамазовых". Достоевский, со своим безошибочным художественным и психологическим чутьем, правильно заметил, что кликушество развивается у женщины, которая подвергается абюзу со стороны агрессивного мужчины. Правда, как явный мизогинист и типичный мужчина своего времени (да и нашего тоже, чего греха таить) он считал, что лучшее, что женщина может сделать в такой ситуации - молчать и страдать.]

(5) Драма как способ жизни

Если один из родителей является непредсказуемым в своих настроениях, в семье царит эмоциональный хаос. Все боятся проявлении его темперамента. Имеют место слезы, крики, уговоры и угрозы, которые могут сменяться периодами покоя. Климат исключительно напряженный. В таких семьях дети получают сигнал, что драма является основным компонентом любви.

Дети, которые вырастают в таких семьях, зачастую принимают эмоциональный хаос за любовь. Когда они вырастут, они будут нуждаться в похожей атмосфере в своих отношениях с противоположным полом. У них вырабатывается зависимость от драматических сцен.

Такая драма маскирует деструктивные и инфантильные аспекты отношений. Эмоциональный хаос держит участников в таком напряжении, что они не могут об"ективно оценить ситуацию. Зачастую оба участника так устают от борьбы, что не могут как следует думать.

Девочки, которые вырастают с идеей, что напряжение является неот"емлемой частю любви, становятся идеальными партнерами для агрессивных мизогинистичных мужчин. Такие женщины воспринимают колебания между отчаяньем и радостью, между нежностью и ненавистью, между насилием и сексом как доказательство любви.

--
Из книги Susan Forward «Men who hate women and the women who love them».
Перевод: Ирина (Лондон)

Предыдущая публикация Ирины:
Ирина (irinanik), Лондон: О женоненавистниках-мисогинистах. Часть 1: О женщинах, которые их любят

 

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
войдите или зарегистрируйтесь для добавления темы
анонсКакие шарфы, палантины, платки модные в 2019 году - тренды и фото
анонсГлавные модные тенденции в женской одежде на сезон Осень-Зима 2018/2019
анонсМодные тенденции для полных Осень-Зима 2018/2019 - фото с подиумов
анонсЖенский деловой костюм 2019 - какие деловые костюмы для женщин модные в 2019 году, разбор тенденций, фото
анонсВерхняя осенняя одежда для полных - фото с модных показов на осень 2018 года
анонсПредсказания на Год Свиньи 2019
анонсНовогодний корпоратив 2019 - что надеть на новогодний корпоратив
анонсКаталог причесок
анонсПрически и стрижки 2018 для пожилых женщин
анонсМода для пожилых. Новинки 2018 года - фото
Copyright (c) 1998-2018 Женский журнал NewWoman.ru
Rating@Mail.ru