Rambler's Top100
2017-10-22
svetlanatall

Светлана Володина: *Harmonie*. Рассказ

  «Harmonie» - небольшой австрийский отель, 10 минут автобусом от центра Вены, расположен на одноименной улице - «Harmonie».
  Если еще вспомнить, что квартира-музей знаменитого психоаналитика Фрейда находится поблизости, то аура района действительно необычная и в этом месте Господь Бог точно услышал ее и позаботился о ней. 
  Почему он так долго не слышал ее? Или она его не слышала?
  Наталья позавидовала сама себе сразу, как только услышала в туристическом агентстве название отеля.
  Если кто-то спросит: «Что я буду делать в январе в Вене?», я отвечу: «Жить в Гармонии».
  Хотя до последнего дня она не верила, что именно она полетит на медицинскую конференцию, одна, сама с собой.
  Ну, вот, - улыбнулась она своему отражению в зеркале отеля, а говорят, что у блондинок мыслей нет в голове!
  А может этот пшеничный оттенок не рассеивает мысли? Еще тон светлей надо?
  Но такая уж родилась. К 45 она выглядела так, что незнакомые люди постоянно подозревали, что она только что сошла с подиума. И это было правдой, если под подиумом понимать кабинет главврача большой городской больницы, кем она и была уже много лет.
  Почему она стала именно врачом? А не пошла в актрисы, например, имея столь яркие внешние данные? 
  Все дело было в ее детском страстном желании – вылечить больную маму. 
  Валентина Сергеевна когда-то тяжело переболела туберкулезом, выздоровела. А во время одного проверочного рентгена попала под облучение – аппарат был неисправен. 
  Словом, Наталья выросла, видя ежедневную борьбу с болезнью, порой бессилие перед ней, и дорогого страдающего человека.
  После института ее рабочие дни проходили так же, как в детстве – только больных стало больше и болезней тоже. И мама, при ее поддержке, была жива и бодра, пусть и не совсем здорова.

  На 5 курсе она стремительно вышла замуж - Юрий тоже учился в медицинском институте, на курс старше.
  Однокурсники недоумевали – чем же он ее взял? Столько красавцев добивалось ее внимания, а тут – ну просто никакой внешне парень, правда, при разговоре мог легко очаровать, широкий кругозор, умница, прочили в аспирантуру. А зачем ей его красота? У нее и своей хватало. Ей хотелось опоры и надежности – что он как раз и обещал ей.
  Конечно, она не подозревала, что Юрий уже тогда был болен, и болезнь будет проходить через всю их жизнь, днем за днем пожирая любовь, радость, надежду и уважение. И избранник ее тоже был в неведении, да и потом он не сразу согласится с этим диагнозом.
  А ведь они уже тогда были без 5 минут врачи, и алкогольную зависимость они изучали.
  Неужели подсознательно она из всех людей выбрала больного? 
  Сегодня Наталья считает эту болезнь страшнее рака – тот съедает человека физически и очень быстро, как правило. А алкоголизм пожирает душу, ценность человека, его Я, не оставляя, конечно, в целостности и физическое тело. И так долгие- долгие годы. Не щадя и близких людей тоже.
  В этом выросла дочка, первокурсница, и тоже медицинского института.
  Наталья расставалась с Юрием неоднократно. Потом что-то опять происходило – и они снова жили вместе. Если это можно назвать жизнью. Скорее, крест – опять медицинский, или еще какой? Верно одно - очень тяжелый крест.

  К Наталье обратились за помощью, когда жене Владимира потребовались сильные болеутоляющие средства. Она умирала от рака. Надежд уже не было никаких, нужно было облегчить уход человеку. 
  Она давно знала Владимира, его семья многие годы дружила с семьей родителей ее мужа. Вместе работали, собирались по праздникам. Обычная стабильная семья, две дочери и обе уже замужем.
  Потом было еще несколько встреч с Владимиром – он благодарил ее за помощь, потом она прописывала ему успокоительные препараты после смерти жены. 
  В 62 года он так и остался живчиком – энергичный, жизнелюб, весь в движении. Высокий пост в дирекции завода и привычная роль руководителя тоже придавали ему особый шарм в глазах женщин.
  Женщин он любил и отмечал всегда, ну как можно пройти и не восхититься красотой, грацией, кокетливостью? Как не ответить на призыв глаз, полунамек, полутон?
  А может восточная кровь такая горячая, татарская материнская кровь?
  Когда отношения заканчивались или он заканчивал – щедро благодарил подарками, расставались дружески, если не без обид, то уж без мщения или огласки точно.
  Конечно, это был серьезный повод для недовольства жены. Хотя, собственно, всей правды она не знала – но догадывалась и слухи доходили.
  После какой-то ссоры с женой на эту тему, он, устав оправдываться, предложил ей:
  - Хочешь, чтобы мы с тобой расстались? Я – не против развода.
  Жена испугалась, это было предложено ей в первый раз, она почувствовала, что это не просто слова, а выбор – или любящий женщин муж, или одиночество.
  - Нет, не хочу.
  - Тогда не будем больше возвращаться к этой теме. Я – твой муж, ты – моя жена. Я люблю тебя и дочерей, ценю семью. А слабости есть у всех.

  А Наталья настолько привыкла к вниманию мужчин и своему ответному кокетству, что и внимание Владимира отнесла ни к чему не значащему и не обязывающему флирту, мимолетному.

  В семье у нее шел очередной круг: запой мужа – депрессия – раскаяние – помощь – сбой и снова запой. Причем, никогда нельзя было предугадать – когда это начнется, и что послужит причиной. Бывало, что Юрий не пил больше года, и тогда все начинали верить, он больше не вернется к алкоголю. Бывало, что запои шли друг за другом. Медицинские методы были испробованы все – что-то на время помогало. 
  Как при всем этом они оба достаточно успешно работали - Наталья иногда просто не понимала. 
  Последним ее шагом помощи Юрию была покупка толстого, забавного щенка кавказской овчарки – Ары, но и занятия с собакой вскоре были переложены на нее.

  Владимир пригласил Наташу к себе на субботний ужин – покормить, побаловать, как он выразился.
  Она попросила разрешения прийти с подругой – Надеждой, он не возражал.
  Ужин был настоящим пиршеством – Владимир любил готовить, и это очень вкусно у него получалось. Бар тоже был полный – и предложения так и сыпались – «Это к мясу, а это непременно к закуске…»
  Подругу Наташа захватила не случайно, Надежда была вдовой. Тоже доктор, красивая и цветущая женщина.
  Когда прощались, уходя от Владимира, ей даже показалось, что она сделала доброе дело, познакомив двух одиноких людей.
  Потом они долго не пересекались с Владимиром, жизнь у каждого шла своим чередом, со своими заботами и напряженной работой в том числе.
  Встретились они случайно – в аэропорту. Только начинал таять снег, и робко светило солнышко, еще не весеннее, но уже и не зимнее. Скорее, это межсезонье можно назвать предчувствием весны.
  Наталья провожала дочку, а Владимир прилетел из командировки в Японию.
  Он тут же вызвался довести ее в город – его встречала служебная машина.
В дороге без умолка разговаривали, Владимир поделился, что чуть не сошел с ума в Японии.
 - Почему? Это же такая необычная и интересная страна!
 - Там нет красивых женщин.
 - Не может быть!
 - Я бы и сам не поверил! Да и не поехал бы так надолго!
 - А мужчины?
 - Мужчины - как мужчины, и работа – как работа. И сакура цветет действительно красиво. Никого нет прекрасней наших женщин. Уже в Москве я вздохнул с облегчением и порадовался, увидев красивые женские лица.
 - Владимир, неужели это так важно для тебя?
 - Конечно, я же живой. И мужчина. Ты не представляешь, как я рад, видя тебя! Ты – самая красивая!
 - Это комплимент?
 - Это – правда! Давно хотел тебе сказать это еще раз, да так, чтобы ты меня поняла, а то ты все отмахиваешься от моих слов! И еще подругу привела знакомиться – только ты мне нужна и никто другой!
 - Владимир, ну как так можно говорить? Это, наверное, Япония так повлияла на тебя!
 - Нет, дорогая моя, не Япония! Или Япония – не важно, я так скучал там по тебе - и часто вспоминал тебя. Как я обрадовался, увидев тебя в аэропорту.
 - Так неожиданно слышать такие слова!
 - Просто я молчал, думал, что тебе и так понятны мои чувства к тебе. А, наверно, ошибался – ты просто об этом и не думала! 
 - Абсолютно не думала.
 - Поехали ко мне, я сварю восточный кофе, а к нему я привез всякие сладости! Да и ликер всегда в доме найдется. Соглашайся!

  Наташа молчала. И смотрела на него. Ночью они с дочерью опять просили пристанища у соседей, Юрий устроил настоящий разгром. Хотя начиналось все с празднования в домашнем кругу Дашиного приезда.
  Уезжали они с дочкой утром, наскоро собравшись. Даже завтракали в аэропорту.
  Она собиралась приехать и сделать полную уборку, если удастся попасть домой, конечно. Хорошо хоть суббота сегодня, а завтра можно отоспаться. В груди начала сжиматься пустота – ей казалось, что она задыхается, и перед дочкой так стыдно.
  «Почему не с тобой мы вошли в золотую от солнца аллею? Почему не с тобой?» – всплыли слова из песни Леонтьева, когда она смотрела на ждущего ее ответа Владимира.
  - Ладно, отгадал ты мое желание! Хочу крепкий кофе, с пенкой и с ликером! 
 И чтобы ты меня побаловал!
  - Ну и ладушки! Еще как буду баловать!
  Все было, как и обещано. Наташа купалась во внимании, мужской галантности и чудесной смеси – праздника, предвкушения, обожания.
  - А не позавтракать ли нам вместе? - спросил Владимир.
  - Сегодня? – удивилась Наталья.
  - Нет, дорогая моя, завтракать мы будем завтра,- ответил он, обнимая Наташу. Я утром напеку блинчиков, и принесу тебе в постель.
  - Только не рано, ладно? От завтрака в постели просто грех отказываться, - ответила она, и тоже обняла Володю.
  Ночь была любовной, нежной и чудесной. Они любили и наслаждались друг другом, с радостью обнаружив одинаковый страстный темперамент.
  Проснулась Наташа от запаха кофе и блинчиков, они стояли рядом, на тумбочке и восхитительно пахли.
  - Доброе утро! Рад тебя видеть такой проголодавшейся!
  - Доброе утро, Володя! Я же столько сил потратила ночью!
  - А я и снова готов тратить!
  - А можно я хоть кофе выпью?
  - Конечно, моя дорогая, я же тебе его варил!
  Владимир выглядел свежим, глаза блестели, и радость просто била из него.
Таким, пожалуй, она его не видела.
  А он не видел ее такой – расслабленной, с распущенными волосами, в глазах - нежность и удовольствие.
  - Господи, да я согласен слетать еще раз в Японию или куда еще, чтобы иметь такое возвращение!
  Владимир хорошо знал Натальину жизнь. Знал не от нее, оказавшись поневоле наблюдателем этой истории. Много раз он удивлялся – что связывало ее с Юрием? Умница, красавица – и кто рядом? Зачем ей такая жизнь? Ну ладно, что-то еще можно было понять, когда дочка была маленькая, да и то...
  Ведь вчера они обе выглядели такими расстроенными. Он даже не рискнул спрашивать – почему? Владимир догадывался, что причиной мог быть, как обычно, пьяный концерт мужа.
  Он подвез в обед Наталью домой, удостоверился, что она вошла в квартиру.

  Теперь они стали строить жизнь с оглядкой друг на друга, выкраивая время для встреч.
  Пьяные загулы ее мужа он теперь, можно сказать, полюбил. Тогда Наталья, взяв собаку, приходила к нему пережидать.
  Самое интересное, что Юрий ни о чем не догадывался. 
  Потом Наташа стала приходить к Владимиру в гости и с дочкой во время ее приездов.
  И он баловал их обоих. Ему было тепло оттого, что он им нужен. 
  Не раз, и не два, то, замаскировав свое волнение шуткой, то совершенно серьезно он предлагал Наташе жить с ним. Не в тайне, и не иногда. 
  Наташа только отшучивалась, неплохо зная и его жизнь.
  - Все женщины тогда обидятся на меня!
  - Почему?
  - Сейчас на тебя очередь, ты – завидный жених, и вдруг – я!
  - Но мне-то что с того?
  - Ты ведь всех их можешь любить! И ты всегда любил женщин – погуляй вволю!
  - Но сейчас я люблю тебя и мне никто не нужен!
  - Сейчас?
  - И завтра, и послезавтра тоже.
  - Володя, но разве нам плохо сейчас?
  Он терялся от ее вопроса. Он боялся потерять ее, хотел помочь ей, хотел быть с ней каждый день. Он радовался каждому ее приходу и чувствовал пустоту, провожая ее.
  Кстати, он перестал замечать красивых женщин, и просто женщин. 

  Зима выдалась суровая и снежная, такая, какая и должна быть. Прошел почти год с их встречи в аэропорту.
  В этот вечер они гуляли с Арой дольше обычного.
  Наталья все глядела в окна своей квартиры, у Юрия шел очередной праздник, и она надеялась переждать его.
  Они даже заходили пару раз в подъезд погреться.
  К концу второго часа Владимир расхохотался. Наташа с удивлением посмотрела на него.
  - Наташ, я со стороны посмотрел на нас – ну просто два идиота и собака. Ночь, мороз, а мы ждем, когда третий идиот навеселится всласть. Я беру Ару и иду домой. Ты с нами?
  - Может, еще 5 минут подождем?
- Наташа, мы ждем почти год, можно ждать всю жизнь. Пошли, дорогая, хватит издеваться над собой!
  И уже отогревшись у Владимира, начала хохотать Наталья.
  - Что с тобой?
  - Володя, я посмотрела на себя в зеркало.
  - И что там смешного?
  Он подошел и стал рассматривать ее отражение.
  - Я представила, как завтра утром приду на работу – в двух свитерах и теплых штанах.
  - И в шерстяных носках, - добавил он. Я шучу, пошли, наконец, отдыхать. Утром заедем в магазин и купим тебе полную экипировку. На Аре сэкономим – у нее шуба при себе.
  Так они и сделали поутру, чем немало повеселили продавщиц.
Владимир с удовольствием выбирал Наталье наряды, причем «глаз-алмаз» - ей все шло, и размерами он не ошибался. Хотя она с детства выбирала всю одежду сама, и требования у нее были строгие.

  Юрий очнулся через 3 дня, устроил жуткий скандал. Сначала – ей, потом Владимиру. И сразу получил жесткий отпор от Владимира. Сделали попытку вмешаться и родители Юрия – Владимиру они напомнили, сколько ему лет, а Наталье – что нельзя бросать человека в беде (читай в болезни).
  А они просто стали жить вместе.

  А потом стало все непросто.

  Она снова начала думать про свою прошлую жизнь, расстраиваться и корить себя. 
  - Может я что-то не доделала? Может, как-то по-другому надо было?
  Звонки Юрия еще более выбивали почву из-под ее ног, он жаловался на депрессию, одиночество, просил ее вернуться и обещал не пить – как, впрочем, он всегда и раньше обещал.
  Совсем неожиданно для себя она начала плакать на работе, дома она пока держалась.

  Как-то в таком состоянии ее застала близкая, еще с детского сада подруга.
  - Дорогая, я что-то не понимаю, ты что – от счастья ревешь? Я уж сто лет не видела тебя в слезах!
  - Нет!
  - Натуль, ты сошла с ума? Ты оплакиваешь свое прошлое?
  - Я не знаю. Жизнь так резко изменилась, мне жалко Юру – я так и не смогла ему помочь. Я оставила его больным, как будто не поставила на ноги.
  - Наташа, Наташа, перестань быть врачом всем и всюду! Личная жизнь – это не больница, а ты в ней – не врач, хотя столько лет ты им была. И чего ты этим добилась? Твой Юра – взрослый мужик, а что он тебе дал, как муж? Дочке – как отец? Себе, наконец? Поставь точку, наконец, в своей несчастной жизни. И начни счастливую жизнь, у тебя такой мужчина есть! Чего тебе не хватает сейчас для счастья?
   - Спасибо тебе, я действительно запуталась. И не привыкла даже жить нормальной жизнью, а не то, что счастливой.
  Они еще долго-долго разговаривали, как привыкли делиться друг с другом еще со школы, под разговоры пили чай. Наташа любила хороший черный чай, и он всегда был у нее в кабинете. Не говоря уже про вкусные шоколадные конфеты – но это уже было заботой благодарных пациентов.
  На какой-то момент душа успокоилась и затихла, стало все просто и ясно.

  Как-то, гуляя с собакой в парке, и крутя свои мысли по кругу, она забылась и пошла назад к себе домой. Ара радостно бежала по знакомому маршруту. Вернул ее к действительности пьяный шум из-под двери ее квартиры, с ней или без нее там шла все та же жизнь.

  Отогрев и утешив ее, Владимир предложил ей куда-нибудь поехать, побыть одной, сменить обстановку. Почувствовать, что она хочет, и кого. 
  - Расслабься, а не гоняйся по кругу за собственным хвостом! – сказал он. Я – за любое твое решение!
  Наутро воскресенья ее, как обычно, разбудил запах кофе и блинчиков. 
  - Теперь уже за мной ухаживают, а не я хлопочу! - отметила она про себя.
  А потом они долго гуляли с Арой в парке, катались на ледяных горках и дурачились, упав в сугроб.

  В понедельник Наталью вызвал директор больницы и поручил кого-нибудь из персонала направить в Вену на медицинскую конференцию.
  - Надо быть в курсе европейских веяний, - как он выразился. - Кто у нас давно никуда не выезжал?
  - Я!
  - Ты же никогда никуда не ездишь! Откуда у тебя столько времени лишнего?
  - Времени нет, но есть желание.
  - Видишь, как тебя новый муж изменил! Ладно-ладно, не строй удивленные глаза, слухами земля полнится. Езжай, но не входи во вкус загранпоездок, ты мне здесь нужна!

  И вот она в Вене. Живет на улице «Harmonie» в отеле «Harmonie», который существует здесь лет 100, а может, и больше.
  Люди приезжают-уезжают, просто проходят мимо. И, наверное, мало кто задумывается об этом названии. И о состоянии души – гармонии. А может это просто у нее такой период – размышления? Или ей так не хватает этого состояния?
  - А что это для меня? Тишина, красота? И никто не нарушает это? Благополучие близких людей? Здоровье? Любовь и разделенность чувств? Понимание? Возможность быть в мире с самой собой и миром?
  Как много составляющих в одном понятии. 
  И ты в этом живешь, дышишь, и ты – это ты.
  И ты счастлива. Значит, гармония – это счастье?

  То ли Наталья давно никуда не выезжала – то ли все было действительно хорошо. 
  Она с удовольствием слушала о новых медицинских препаратах на конференции, не с меньшим удовольствием гуляла по морозному городу, с голубым небом и ярким солнцем. Запах горячего вина, подчеркнутая одеждой респектабельность австрийцев, грандиозные памятники архитектуры…
  Ну, и, конечно не последнее удовольствие сидеть в кафе за столиком у окна, разглядывать прохожих, держа в руках чашку венского кофе, а перед тобой на тарелке - фирменный яблочный штрудель*.
  Она втянулась в это неспешное удовольствие жизни. Плакать не хотелось, и искать какие-то ответы тоже. Все было просто и ясно.
  Как будто она открыла дверь в новую жизнь.

  Владимир встречал ее розами. Взволнованный. И соскучившийся.
  - Послушай, когда ты уехала, то и в России не осталось красивых женщин!
  - Как же ты жил?
  - Я просто ждал тебя.
  - А мой самый лучший мужчина наоборот остался в России!
  - И кто он?
  - Это – ты!
  - И почему же мы до сих пор стоим в аэропорту? Едем домой, и празднуем твое возвращение!

  - Я просто буду держать в душе это слово – гармония, и чувствовать – она во мне? Я – в ней? И визитку отеля поставлю на стол в кабинет – пусть напоминает, и охраняет как талисман.

  Она улыбалась, сидя в машине рядом с Владимиром. И он улыбался, не задавая ей никаких вопросов. Да и какие вопросы задавать – она была рядом, и все было хорошо.

*Яблочный штрудель - рулет из тонкого теста с яблочной начинкой, национальное австрийское блюдо. 

Светлана Володина (svetlanatall)
Эстония, Таллин

Дата первой публикации: 2010-01-12

Предыдущие рассказы этого автора:

Счастливое совпадение
Мужчина и женщина
Бабушкин Париж

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
войдите или зарегистрируйтесь для добавления темы
Copyright (c) 1998-2018 Женский журнал NewWoman.ru
Rating@Mail.ru