Rambler's Top100
2008-09-23
nata_klin

nata_klin

Надо жить...
Рассказ


- Вам надо уже выходить из своего состояния, это становится просто опасно! - Врач пристально посмотрел на свою пациентку.

- Доктор, дорогой мой Александр Иванович! - вдруг совсем по-домашнему обратилась к нему пациентка. - Поймите, я уже слишком стара, мне уже ничего не хочется. Мне умирать пора, а я вот…

- Не смейте так говорить! Зоя Петровна, прошу вас, не надо таких мыслей! - Доктор вздохнул. - Давайте сделаем так. Вы сейчас пойдете домой, примете лекарство и ляжете спать, а завтра утром вы позвоните мне и расскажете, как прошла ночь и что у Вас нового.

…Зоя Петровна вошла в квартиру; к ней сразу же подошел кот и стал важно тереться о ноги. «Расскажете, что у вас нового…» Она усмехнулась, вспоминая слова врача… Что может быть у нее нового? Дом-работа, работа-дом - вот и вся ее жизнь. Нет, она ни на что не жалуется. Ей нравится то, чем она занимается вот уже почти сорок лет - преподает в университете. Ей нравится общаться со студентами. Они все такие разные: старательные и не очень, хамоватые и просто прекрасно воспитанные. Есть такие, которые сами зарабатывают себе на учебу, а есть и те, кому все оплачивают папы-мамы; таких видно сразу - уж очень они надменны... Только вот... может ли быть работа смыслом жизни? Да и что такое смысл жизни? Это то, без чего не можешь ТЫ - или то, что не может БЕЗ ТЕБЯ? Может ли она жить без работы? И да и нет. Наверное, даже может. Может ли существовать университет без нее? Конечно, может! Значит, работа - не смысл жизни? А что тогда? Кот!? Может ли кот быть смыслом жизни? Наверное - ведь если она умрет, он окажется на улице и тоже погибнет…

Кот замяукал, и Зоя Петровна заторопилась на кухню - налить ему молока…

…Она умирала. Он знал, что это конец, но он ничего мог поделать. Ему оставалось только смотреть на ее мученья. Сначала он пытался сдерживать слезы, но они сами катились из его глаз и капали на посиневшие губы Наташи.

- Не надо… - прохрипела женщина. – Не плачь. Я люблю тебя… - Она попыталась улыбнуться, но на это ей уже не хватило сил. Ее глаза потемнели от боли. В какой-то миг ему показалось, что это он сейчас умрет от такой же боли, которая разрывала Наташкины легкие.

- Наташенька! Нет! - закричал он и схватил ее на руки.

В палату вбежали люди. Он не понимал - чего же они хотят? Зачем они пытаются отобрать у него жену и сделать ей укол? Просто он-то знал, что она уже умерла. Он чувствовал ее смерть почти физически - ему вдруг стало очень одиноко и холодно в этом мире. Он разжал руки. То, что прежде было его любимой – нет, его обожаемой женой - теперь лежало на кровати. Смерть стерла все следы боли и мучений с лица женщины. Перед ним снова была его жена. Такая, какой она была при жизни - красивой и совсем еще юной, ведь ей буквально через месяц было бы только двадцать два… В какой-то безумный миг ему показалось, что она просто уснула. Он встал на колени перед постелью и, уронив голову на руки, громко зарыдал…

Кто-то тронул его за плечо. Он поднял голову. Перед ним стоял врач, что-то говоривший на непонятном для Него французском языке, И Он не мог разобрать ни слова. Его Наташа хорошо знала французский, и английский, и немного немецкий, а вот он так и не сподобился выучить хоть что-нибудь.

- Я не понимаю вас… - пробормотал он по-русски. Он глянул в окно: там - так же светило солнце, и было слышно, как щебечут птицы. Ему вдруг стало страшно. Он остался один. Умер самый близкий и родной ему человек, а мир НЕ ИЗМЕНИЛСЯ. Никто ни в этой стране, ни в целом мире - так и не заметил, что на одного человека стало меньше, что Он остался один, и никому нет до этого дела…

…Настя открыла глаза.

- Что случилось? - спросила она.
- Ты… ты потеряла сознание… - пробормотала Юлька.
- Что? Я - потеряла сознание? - Настя рассмеялась.
- Как ты себя чувствуешь?
- Нормально, только странно как-то - я никогда таким не страдала…

Настя попыталась встать.

- Нет, полежи еще немного, - удержала ее подруга.

…Ей было обидно, до слез обидно - заболеть так глупо! И что за болезнь-то такая?.. Ничего вроде и не болит, только сил совсем нет. Даже на то, чтобы просто пробежаться за автобусом или подняться по лестнице… Вот и сегодня. Все ушли на дискотеку, а она, Настенька Перова, должна остаться дома – вернее, в общаге художественного института. Бред какой-то. И все оттого, что она в очередной раз просто потеряла сознание. Конечно, ее подруги оставили ей ноут и предложили погулять в Интернете, пока они сами будут гулять на дискотеке… Настя вздохнула и открыла крышку ноута. Что ж, придется довольствоваться всемирной паутиной…

…Зоя Петровна отвела глаза от монитора. Статья для научного журнала была уже почти готова - теперь можно и отдохнуть. Кот промурлыкал и мягко вскочил ей на руки.

- Ну, что, Пуся - пойдем пить вечерний кефир? - спросила женщина, поглаживая мягкую, шелковистую спинку кота. Кот довольно заурчал.

- Сейчас-сейчас… я только сохраню, а то потеряется опять - что делать будем? Не будет статьи, не будет денег… а не будет денег - не будет тебе твоей рыбки. - Женщина нежно опустила кота на пол и вернулась к работе.

…Он снова зашел на страничку в Интернете, посвященную его жене - Наташеньке Рум. Когда Наташа заболела, и они узнали ее диагноз, и сколько может стоить ее лечение, то - скорее от отчаяния, чем в надежде на реальную помощь - он и создал эту самую страничку. Он честно рассказал о себе и своей жене, о том, как они любят друг друга и как хотят быть вместе. Неожиданно и для него, и для Наташи - нашлись люди, готовые помочь им с лечением. Но… времени оказалось очень мало. Это страшно - когда у тебя кончается время… Он успел тогда привезти Наташеньку во Францию; вот только врачи уже были не в силах что-либо сделать - им просто не хватило времени. Со дня смерти Натальи Рум прошло уже десять лет, а Он каждый вечер заходил на ее страничку - и все никак не мог ее удалить.

Кот потерся о ноги Зои Петровны и обиженно мяукнул.

- Знаю, Пуся, знаю, потерпи, сейчас проверю почту - и пойдем, - тихо проговорила женщина.

Она открыла страничку электронной почты. Писем не было... Выскочил рекламный баннер. Женщина щелкнула по нему - и вдруг на экране возникла надпись: «Здравствуйте! Меня зовут Настя. Все мои подруги на дискотеке, а я вот – болею. Жалко!» Смайлик в конце предложения выражал обиду. Зоя Петровна улыбнулась. Ей вдруг очень живо представилась эта болеющая девочка. Наверное, она простыла и лежит с температурой, и посылает приветы всем и вся в Интернете…

«Здравствуй, Настя! Ты обязательно поправишься и пойдешь на дискотеку!» - набрала она и нажала кнопку «ввод».

Буквально тут же пришло новое сообщение: «Спасибо за поддержку! Я очень на это надеюсь! Ты кто?!»

Зое Петровне вдруг понравилась эта игра - общение вслепую. Ей вдруг захотелось пообщаться с этой девочкой, ей вспомнилась вдруг молодость - когда пропуск танцев был равен трагедии… Ей снова захотелось быть молодой. Она прекрасно понимала, что там, в Интернете, она может быть на равных с любым человеком.

«Меня зовут Зоя», - просто написала она.
«Чем занимаешься?»
«Пишу статью.»
«Ты журналист?»
«Нет. Я просто преподаватель...»
«Тогда, наверное, надо на «Вы»?»
«Нет.»

Зоя Петровна усмехнулась, представляя, как отреагировали бы студенты, если бы она попросила их называть ее на «ты»!!!

«Ладно, будем на «ты», - легко согласился кто-то там, в инете.
«Чем ты болеешь? Простыла?»
«Не знаю, просто нет сил! Слушай, напиши мне на «мыло»! Давай?»

Зоя Петровна растерялась - она еще не так давно начала осваивать пространство «паутины» и не знала, что такое «мыло».

«Что значит «мыло»?
«Электронная почта». И снова – улыбающийся смайлик.
«Хорошо, напишу; давай адрес…»

- Как дела у моей любимой пациентки? – услышала Зоя Петровна, когда сняла трубку телефона.
- Спасибо, Александр Иванович, вроде все нормально. - Женщина улыбнулась своему отражению в зеркале.
- Голосок бодренький - это хорошо…
- Я познакомилась с одной милой девушкой.
- Вот как? Очень хорошо. И кто она?
- Я… я не знаю. Она из Интернета.
- Из Интернета? - удивился врач. - Ну что, ж, пускай будет из Интернета. Когда Вы придете для беседы?
- Может, завтра? Как обычно?
- Хорошо, я буду ждать вас. До свидания. – И Александр Иванович положил трубку.


«Здравствуй, Настенька! Как твое здоровье?»
«Спасибо, сегодня была на лекции.»
«Где ты учишься?»
«В художественном училище.»
«Значит ты рисуешь?»
«Да; хочешь, пришлю тебе свои рисунки?»
«Хочу; присылай.»

…Казалось, что болезнь прошла. Настюша снова ходила на лекции, бегала с подругами на дискотеки - иногда только начинался непонятный кашель, но девушка старалась не обращать на это внимание. Ей очень нравилось жить. Встать рано утром и, пока спят соседки по комнате, схватить альбом и ручку - и быстро нарисовать их, спящих. Девчонки просыпались - и у каждой уже лежал рисунок. То, что у Насти самый настоящий талант художника-портретиста, признавали все - и педагоги, и сами сокурсники. На ее рисунках все выходили красивыми… нет, она рисовала все правильно: если у человека был большой нос или очень маленький рот, она так и рисовала - но это не мешало людям на ее рисунках быть просто красивыми. Она любила рисовать глаза. Ей казалось, что глаза никогда не могут соврать, только в них можно прочитать правду…

Настенька перебирала рисунки, раздумывая - какой же послать своей новой знакомой? Нет. Ей решительно ничего не нравилось из того, что было у нее в папке. Ей хотелось послать что-то особенное. Переписка с этой неизвестной женщиной затягивала ее все больше и больше. Ей так не хватало мамы… человека, с которым можно просто поболтать. Ни о чем - и в то же время обо всем на свете... Настя открыла альбом, новый лист - и задумалась. Ей вдруг явно представилась немолодая, одинокая женщина, которая сидит вечером одна, нет… кажется, у Зои есть кот. Значит, она сидит с котом. Так… У Насти вдруг зачесались ладони. Так было всегда, когда она точно знала, что и как сейчас нарисует... Чуть торопливым движением она быстро накидала несколько линий - и вот уже на листе бумаги была изображена женщина с котом в руках. Настя сначала никак не могла решить - в какой же позе должна быть Зоя?.. И как-то само собой получилось, что женщина сидела перед монитором. Вполоборота. Да, именно так она и должна сидеть, - подумала про себя Настя, - когда читает мои письма, сидит и гладит своего кота…

…Удивительно, но Зоя Петровна тоже ждала Настиных писем. Она слишком долго жила одна и привыкла обходиться обществом своего кота. Конечно, были подруги, но что подруги! У них, семейных - забот много! То дети женятся, рожают детей; то дети разводятся и делят все, кроме детей; потом дети пускаются в новую жизнь, а детей своих подкидывают бабушкам. И бабушки воспитывают теперь уже внуков, и ждут своих непутевых детей… «Нет, - думала Зоя Петровна, - «уж лучше быть одной, чем вот так переживать за кого-то.»


«…Здравствуй, Настенька! Ты прислала мне чудесный рисунок, Кот - просто вылитый мой Пусик! Ты никогда не рассказывала о себе. Почему? Мне интересно, с кем же столкнула меня судьба?»

«Здравствуй, Зоя. Что может рассказать о себе двадцатилетняя девушка? Меня так редко называли Настенькой… Учусь, пытаюсь как-то жить, рисую, хочу нарисовать много красивых людей.»

«Почему тебя редко называли Настенькой? Ты была непослушным ребенком? Как же звали тебя мама и папа?»

«У меня нет мамы и папы, я росла в детдоме.»

«Прости, я же не знала…»

«Ну, ты же не виновата, что все так случилось. Зато я стала просто суперживучей…»

Зоя Петровна задумалась. Бедная девочка! Как должно быть трудно ей в этом огромном мире, совсем одной... Ей вдруг захотелось просто обнять и защитить эту девочку от всех невзгод и напастей.

…Настя опять потеряла сознание. Это произошло, когда она выходила из училища. Подошел автобус, и все девчонки побежали на остановку. И Настя побежала со всеми. Девчонки добежали, а она - нет. Она даже не поняла, что произошло. Просто в какой-то момент земля быстро-быстро побежала ей навстречу, а потом стало вдруг темно…

…Она открыла глаза и огляделась. Она лежала в машине, и машина эта была не «скорой помощью»! Она видела только затылок и часть спины водителя.

- Кто Вы? - Настя села на сиденье.

Водитель резко затормозил и остановил машину.

- Это хорошо, что вы пришли в себя, - сказал он, оборачиваясь.

Девушка улыбнулась - мужчина был немолодым, но очень привлекательным.

- Кто Вы? И почему я здесь? Куда Вы меня везете? - задала Настя кучу вопросов.
- Давайте по порядку, - улыбнулся мужчина. - Меня зовут Вадим Николаевич. Но можно просто Вадим.
- Лучше Николаевич… - Настя робко улыбнулась.
- Как хотите, - рассмеялся Вадим. - Вы здесь потому, что упали буквально под колеса моей машины, и я решил отвезти Вас в больницу.
- Спасибо, но, наверное, не надо… – Настя взялась за ручку двери, чтобы выйти.

- Послушайте - как Вас зовут?
- Настя.
- Настенька, - мягко сказал Вадим, - я думаю, вам надо к врачу.
- Пройдет! Это часто бывает со мной.
-?!.
- Трудное детство, деревянные игрушки, табурет, привинченный к полу… - Настя грустно засмеялась.
- Вы росли в тюрьме? - принял игру Вадим.
- Нет, не в тюрьме… - уже по-настоящему рассмеялась Настенька.
- А давайте пообедаем вместе?

…Насте просто безумно нравился этот мужчина. Она боялась, что это просто сон, и сейчас она проснется - и все пропадет… Ей вдруг захотелось, чтобы этот Вадим был ЕЕ МУЖЧИНОЙ. Она сама испугалась своих таких смелых мыслей.

- Ну так как? Едем?

Она не могла вымолвить ни слова - только кивнула…

********************************************************************
…Ему показалось, что он сходит с ума. По дороге бежала ЕГО НАТАША. На какой-то миг он даже зажмурился, и тут же открыл глаза. Нет, все точно: там, на улице - его Наташка!!!.. Он стал притормаживать машину - и тут увидел, как Наташа падает. Вадим резко остановил машину и выскочил. Он подбежал к девушке, лежавшей на тротуаре. Ну, конечно же, усмехнулся он про себя. Никакая это не Наташа… Мимо равнодушно проходили люди. Он слышал, как какая-то старуха, проходя мимо, зло прошипела: «Такая молодая, а напилась - вон, даже ноги их уже не держат, и как только такую пьянь земля носит?»

Вадиму стало жаль девушку. Он бережно поднял ее на руки и отнес в машину. Он внимательно осмотрел незнакомку. Да, она была очень похожа на его умершую десять лет назад жену. Такой же высокий, чистый лоб, светло-русые волосы, собранные в хвост. Маленький ротик, чуть посиневшие губы. Впервые со дня смерти жены ему вдруг захотелось где-то побывать с женщиной… И поэтому, когда Настя согласилась на его предложение пообедать вместе, он был просто неприлично счастлив.

«Я опять сегодня потеряла сознание, но я познакомилась с таким мужчиной!» - Настя торопилась рассказать Зое о Вадиме.

«Ты опять потеряла сознание? Ты была у врача?» - Зоя Петровна не на шутку встревожилась: уж очень часто болеет эта девочка! Нет. Надо спросить у Александра Ивановича - что это может значить?

«К черту врачей! Они ничего не понимают!!! Я же выжила в детдоме - неужели же ты думаешь, что со мной может что-то случиться сейчас, когда я познакомилась с Вадимом!»

«И кто же он?»

«Он очень хороший! Правда, он не молод, ему чуть за сорок, но… какой толк в юных мальчиках? Мне очень интересно с ним! Он такой… он такой… Я не могу рассказать, какой он. Я тебе его нарисую!! Ты сама все увидишь!!!»

…Вадим зашел в квартиру. Разделся, щелкнул выключателем, прошел в комнату. С портрета, висевшего на стене, улыбаясь, на него смотрела Наташа.

- Ты осуждаешь меня? - спросил он, обращаясь к жене. - Я сам не понял, как привязался к этой девочке. Она такая, она…. Она - живая, и рядом с ней хочется жить. Просто жить. И любить ее хочется, она как маленький котенок… ласковая и пушистая… У нее никогда не было родителей - и как в детдоме мог вырасти такой славный человечек?.. Прости меня, Наташа. - Он посмотрел на портрет жены… И вдруг ему показалось, что она - улыбается…

- Да вас просто не узнать! Что случилось, Зоя Петровна? - доктор не мог скрыть своего удивления.
- Что случилось? - растерялась пациентка. - Вы знаете, Александр Иванович – я, кажется, нашла смысл жизни. - Женщина улыбнулась.
- Нашли смысл жизни? И что же это? - заинтересованно спросил врач.
- Помните, я говорила вам, что в Интернете познакомилась с девочкой? - Начала рассказывать Зоя Петровна.
- А вы точно уверены, что это девочка? - осторожно спросил доктор.
- Что?.. Я не поняла - что Вы хотите сказать? - растерялась Зоя Петровна.
- Милая Зоя Петровна… Боюсь, что ваша - как бишь ее там?..
- Настя… - пролепетала сбитая с толку пациентка.
- Так вот, эта самая Настя, может быть, и не Настя вовсе, а какой-нибудь… - Врач неопределенно махнул рукой, - маньяк Раскольников. - Он закончил свою мысль и улыбнулся собственной шутке.
- Но это просто глупость! Зачем человеку врать? Она же меня не знает!
- Вот именно, Зоя Петровна. Вот именно - она вас не знает. И вы ее - тоже. Бывает, что вот таким образом мошенники втираются в доверие, а потом, назначают встречу и… - Александр Иванович сделал многозначительную паузу.
- Нет, нет. Мы не договаривались о встрече. Пока, во всяком случае… - неуверенно произнесла женщина. Она никак не ожидала такого поворота событий. Ей хотелось рассказать своему врачу о новом для нее, но уже таком важном в ее жизни человеке - но вышло все не совсем так, как она предполагала.
- Меня беспокоят ее частые обмороки, - вдруг произнесла она.
- Обмороки? Что еще за обмороки? - удивился врач. – Она просит денег на лечение? Вот видите…
- Послушайте, не надо так! – перебила доктора Зоя Петровна. - Почему же - то, что эта девочка пишет мне про себя, не может быть правдой? Нет, она не просит денег. Мы просто общаемся. Мне интересно с ней переписываться. Она очень хорошо рисует. Она присылала мне свои рисунки. Она очень добрый и светлый человечек…
- Так что там с обмороками? – торопливо спросил врач.
- Знаете, я, пожалуй, пойду сегодня. Давайте я приду в другой раз. - Зоя Петровна встала.
- Вы не обижайтесь на меня, я просто хочу оградить Вас от обмана. В нашем мире столько мошенников и пройдох! - Врач тоже встал, чтобы проводить пациентку до двери. – Вы узнайте у нее, что ее беспокоит. Кроме обмороков. И тогда я, может, сумею помочь Вашему смыслу жизни…

- Я хочу нарисовать тебя, Вадим.
- Нарисовать меня? - Он растерялся.
- Ты очень красивый. - Настя улыбнулась. - И когда мы расстанемся…
- Почему мы должны расстаться? - перебил он девушку.
- Мы из разных миров, Вадим. Я же это понимаю… - Настя грустно вздохнула.
- А я не понимаю, почему ты так решила? И что это значит - из разных миров?
- Кто я? Маленькая бездомная девочка, которую родная мать выбросила однажды в мусорный бак. Спасибо добрым людям - вовремя услышали мой крик о том, что я хочу жить. Кто-то вытащил меня из мусорного бачка и отнес в детский дом.
- Это ужасно! - Вадим обнял Настю и крепко прижал ее к себе.
- А ты…ты вон, красивый. Видный. И богатый. Я же понимаю, что мы не пара… - тихо продолжала Настя.
- Ты – маленькая дурочка! Неужели ты не понимаешь, что я просто тебя люблю? - Вадим развернул голову девушки к себе и поцеловал ее в щеку.
- Любишь? Ты… меня... любишь?.. - Настя прижалась к мужчине.
- Маленькая моя, славная моя девочка, я очень хочу, чтобы ты стала моей женой. Моей женщиной. Согласишься ли ты на этот неравный брак?
- Неравный брак? - чуть слышно спросила девушка.
- Я старше тебя на целых двадцать лет, и очень боюсь, что ты мне откажешь…
- Нет, - тихо произнесла Настя.
- Что - нет? - испугался Вадим.
- Не откажу. Я никогда еще никого так не любила… - Она вдруг заплакала.

* * *
«Зоя! Он сделал мне предложение!»
«Что ж, поздравляю! Искренне рада за тебя!»
«Я хочу, чтобы ты была на моей свадьбе!!!»

Зоя Петровна с удивлением прочла последнюю фразу. Ее приглашают на свадьбу?.. Да нет, не может быть...

- Почему ты никогда не рассказываешь о себе? - как-то спросила Настя у Вадима.
- Что ты хочешь узнать?- улыбнулся он.
- Ну…- девушка пожала плечами, - не знаю… Что бы ты сам про себя рассказал? У тебя есть родственники? Друзья?
- Друзей - много, ты еще успеешь познакомиться с ними. А родственников - нет. Я был женат - давно, десять лет назад, но жена умерла. Я не люблю говорить об этом, - Вадим вздохнул.
- Ладно, не будем, - согласилась Настя.


«Скажи мне, Зоя, а где ты живешь?»
«В …ске.»
«А улица?»
«Ленина.»
«Слушай, так мы живем всего в часе езды друг от друга!»
«Не может быть!»
«Давай встретимся?!»
«Встретимся?»
«Да! Я тебя нарисую...»
«Настя, я довольно…взрослая женщина. Ты даже не представляешь, на сколько я старше тебя…»
«Мне все равно - я хочу познакомиться с тобой в реале!»
«Договорились. Надо придумать место и время…»

Она волновалась – конечно, волновалась. Много раз она представляла, как может выглядеть эта Настенька. Конечно, они почти сразу же обменялись фотографиями, но… Снимок, он и есть снимок. Просто карточка - просто миг. Маленькая смерть… Зоя Петровна улыбнулась своему отражению в зеркале: « Ну, что? Пора?!»

…Настя торопилась. Она не любила опаздывать - и как раз сегодня, сейчас она опаздывала. Она все никак не могла решить, что же ей надеть. А потом ей вдруг вспомнился детский дом. Те моменты, когда приходили выбирать детей «в семью». Все старались надеть самое красивое платье, причесаться, сделать все, чтобы новые родители могли их заметить. Когда ей было лет семь-восемь, она тоже верила в сказку, что однажды за ней придут мама и папа и заберут ее в большой красивый дом. Она не выходила «на смотрины»; она боялась - вдруг ее заберут, и мама с папой не смогут ее найти?.. Все детдомовские дети ждут родителей - своих или тех, кто хочет и может их заменить. Никогда не забудет она Славку Сидорина, ее первую любовь. Он был счастливчиком… Однажды приехала красивая красная машина, и из нее вышли красивые мужчина и женщина. Они выбрали Славку… и забрали его домой…. А через полгода Сидорина «вернули». Славка после того случая два дня ни с кем не разговаривал, а потом… А потом его нашли мертвым на чердаке. Он повесился. И было ему тринадцать, а Насте - двенадцать лет…

Это воспоминание так расстроило Настю, что она разрыдалась. И пока успокаивалась - упустила время. Вот поэтому-то она сейчас и бежала на встречу с незнакомой, но такой близкой и желанной женщиной по имени Зоя Петровна.

Зоя Петровна немного растерялась, когда в назначенный день и место никто не пришел. Она долго сидела на лавочке, перебирая в руке маленький платочек. Ей было обидно, до слез обидно. Ну, никак не ожидала она от этой - такой милой и открытой в общении, как ей казалось - девочки такого обмана.

Она честно прождала полчаса. Потом еще полчаса - а потом просто пошла домой…

- Вы были правы, доктор, - Зоя Петровна горько вздохнула. - Все это - не настоящее.
- О чем вы говорите?- не понял доктор. - О той девочке из Интернета?
- Да. - Женщина горько вздохнула. - Я говорю о Насте. Мы ведь договорились встретиться в Центральном парке. Я пришла, а она нет. И телефон ее молчал, я звонила… - На ее глаза сами собой навернулись слезы.
- Я ведь пытался тогда предостеречь вас, - произнес доктор. - Но вы решили все по-своему…
- Что мне делать, доктор?
- А вы не задавались вопросом - почему она не пришла?

- Здравствуйте. Это Зоя Петровна? - вежливо спросил мужской голос в трубке.
- Да, это я. А кто это?
- Вы меня не знаете. Меня зовут Вадим Николаевич. Но мне кажется, что для вас можно - просто Вадим. Я... мы с Настей…
- Ах, с Настей? Тогда, мне кажется, я вас знаю…
- Настя не смогла придти - я знаю, вы собирались встретиться, но…
- Она опять потеряла сознание? - испуганно спросила Зоя Петровна.
- Да.
- И?..
- Я отвез ее в больницу…Вы не могли бы приехать? Она очень переживает, что так вышло.
- Конечно, конечно, я приеду! В какой она больнице?..

…Зоя Петровна сразу узнала Вадима. Настенька много раз присылала его портреты. Какие-то зарисовки - она все же была замечательным портретистом!

- Здравствуйте. Вадим, - подошла она к мужчине. - Что говорят врачи? Это…

Вадим кивнул головой и отвернулся.
- Послушайте, Вадим! - женщина тронула мужчину за плечо. - Вы должны спасти ее! Вы должны помочь ей! Почему вы молчите, черт бы вас побрал?!!

- Я… я не знаю, как сказать ей об этом. – Мужчина обернулся, и Зоя Петровна увидела, что он плачет. - Я пережил все это десять лет назад. Моя первая жена, Наташа, умерла точно так же. Эта редкая болезнь, и лечение очень дорогое, и…и шансов очень мало…
- В какой она палате?
- В седьмой.

Зоя Петровна решительно подошла к закрытой двери, на которой было написано «7». И вдруг она поняла, что просто-напросто не может войти в палату. Еще вчера она злилась на эту девчонку за то, что та не пришла, за то, что ей пришлось так долго прождать ее на улице - и вот теперь она стоит около двери, за которой лежит, наверное, самый важный и дорогой человек в ее жизни - и не может открыть дверь… Она волновалась - как тогда, когда самый первый раз шла в аудиторию… только там было сорок человек, а здесь лежала одна-единственная девочка, которая слишком прочно вошла в ее одинокую, размеренную жизнь. Зоя Петровна глубоко вздохнула... и открыла дверь палаты.

…Она сразу узнала ее. Она была точно как на фотографии - только чуть бледнее лицо, чуть синее губы. Огромные зеленые глаза настороженно смотрели на вошедшую.

- Здравствуй, Настенька, - поздоровалась Зоя Петровна, подходя к кровати.
- Это Вы? Вы… пришли ко мне? - Столько искреннего восхищения, столько неподдельной радости было в этих простых словах, что Зоя Петровна закусила губу, чтобы не разрыдаться прямо тут, при Настеньке.
- Ну что ж ты - назначаешь встречу, а сама не приходишь? - Попробовала пошутить она.

- Я торопилась, бежала - и вот, очнулась уже тут... - Настя попыталась сесть в постели. - Я Вас …разочаровала? Вы думали, что я - другая? - робко спросила она.
- Какая другая? Ты такая, как я себе и представляла... - Зоя Петровна села на край кровати.
- А вы… - начала было Настя, но Зоя Петровна перебила ее.
- Почему вдруг «Вы»? Мы с тобой давно перешли на «ты» - разве не так?
- Так, - улыбнулась девушка. - Вам…..тебе…. Вадим позвонил?
- Точно.
- Ну и как он тебе?
- Мне кажется, что он просто супер! И очень любит тебя…

* * *
- Вы же понимаете, Вадим - мы не можем скрывать от нее диагноз, - вздохнула Зоя Петровна.
- Вы хотите, чтобы я сказал ей, что она умрет? - Вадим резко развернулся к женщине.

Они стояли в длинном больничном коридоре и старались не смотреть друг на друга.

- Вы думаете, будет лучше, если это ей скажет врач? - Тихо спросила Зоя Петровна и пристально посмотрела Вадиму в глаза.
- Я …Я не знаю, как я могу сказать ей это?
- Может, мы пойдем вместе? - вдруг предложила женщина.

* * *
- Расскажи мне, как это произошло? - тихо попросила она.
- Тебе не надо об этом знать. Это страшно, поверь мне, но…
- Что «но», Вадим?
Он посмотрел в ее глаза. В них было столько надежды, и в то же время столько безысходности и отчаяния, что он тихо - скорее для самого себя - произнес:
- Я обязательно помогу тебе, Настенька. Я не перенесу этого во второй раз. Ты будешь жить!
- Жить? - Она ухмыльнулась. - А вдруг мне тоже не хватит времени? Ты знаешь, сколько мне осталось? Знаешь?!.
- Этого никто не знает, - прошептал Вадим. - Это знает только Бог.
- Бог? Бог знает? Почему? Почему твой Бог должен решать, когда мне умереть? Я не хочу!! Вы понимаете! НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ! Сейчас, когда у меня появился ты, Зоя, я… я не могу умереть!!!!! Что, что мне надо делать? Я буду пить самые горькие таблетки, я все-все перетерплю, я не хочу умирать, Вадим! Мне страшно!! Господи, кому я помешала? Почему я должна умереть?!

Настя задыхаясь упала на подушки. Лицо ее побледнело, ей стало тяжело дышать. Зоя Петровна бросилась за врачом…

- Это истерика, просто истерика, но это лучше, чем ступор. Я скажу медсестре - пусть она сделает ей успокоительный укол, - буднично произнес врач, которого позвала Зоя Петровна. И вышел из палаты.

***

…Вадиму было страшно. Нет, это был даже не страх в его первородном состоянии - а какое-то новое, мерзкое чувство… Он понимал, что теперь от него зависит Настина жизнь. И в то же время он знал, что ничего не может БОЛЬШЕ сделать для этой маленькой славной девочки. Он пытался вспомнить то, что так долго старался забыть: адреса, телефоны, имена людей, к которым обращался десять лет назад, когда отчаянно пытался спасти Наташу. Странно, но впервые за много лет он думал о ней, не испытывая угрызений совести от того, что старается для другой женщины… Он воспринимал это как знак свыше, откуда-то с небес: раз все у него получается как надо - значит это Наташа помогает ему и ЕГО Настеньке…

Он связался с клиникой - той самой клиникой, где десять лет назад не успели спасти Наташу. Он так и не выучил толком французский, но тут ему на помощь пришла Зоя Петровна: французский она знала просто в совершенстве. Она была счастлива помочь СВОЕЙ Настеньке. В любую минуту она была готова сорваться и приехать к Вадиму, чтобы вести бесконечные телефонные разговоры, договариваться, рассказывать, просить о помощи…

- Пожалуйста, выполни мою просьбу, - попросила однажды Настя, когда они с Вадимом ехали за город.
- Любую просьбу... - улыбнулся Вадим.
- Я… Я хочу, чтобы ты отвез меня на кладбище.
- Куда?! - Вадим резко затормозил, машина остановилась. Он сидел, не слыша сигналов машин, проезжавших мимо. Медленно, очень медленно он повернулся к Насте.
- Куда? - снова спросил он.
- На кладбище, - тихо повторила девушка.
- Зачем? - Голос его вдруг стал хриплым и к горлу подступил предательский комок… Он понял, что сейчас просто заплачет. Он завел машину и попробовал было сосредоточиться на дороге, но это не получалось. Он съехал с дороги и остановился.

- Зачем? – снова спросил он.
- Я хочу побывать на могиле твоей жены. Пожалуйста. Прошу тебя. - Настя умоляюще посмотрела на мужчину.
- Нет, - твердо сказал Вадим. - Нет, и не проси. Давай договоримся... Может быть, потом, когда все будет закончено, мы съездим… Но сейчас - нет, прости, но я не смогу…
- Обещай мне, что если я умру, ты не бросишь Зою Петровну одну. И…пожалуйста, девчонок моих… подружек,… на … поминки…
- Господи!!! Настя, да что же ты говоришь такое!! Ты будешь жить, будешь!! – Вадим сжал кулаки, так, что побелели пальцы. Он ударил по рулю – машина протяжно засигналила.
- Жене ты тоже так говорил? - прошептала Настенька.
- Говорил,- горько ответил мужчина.

Настя усмехнулась.

- Вот видишь…

* * *
- Я прошу Вас, Зоя Петровна - только не говорите сразу «нет»!..
- Вадим, что случилось? - Зоя Петровна была в растерянности: впервые со времени их знакомства Вадим, не поздоровавшись, делает такое заявление…
- Прошу Вас. Помогите мне.
- Да, да, конечно. Надо куда-то позвонить? - озабоченно спросила женщина.
- Нет. Звонить никуда не надо… Настя…
- Ей хуже?!
- Дело не в этом. - Вадим покачал головой. - Она собралась умирать…
- ?!
- Да. Уже и распоряжения начала отдавать, что и как после ее смерти сделать…
- Но… чем же я могу помочь? - изумилась Зоя Петровна.
- Поговорите с ней.
- Хорошо, конечно же…- Никогда еще Зоя Петровна не была так растеряна…

* * *

- Ну, Настенька - сейчас будем пить с тобой чай. - Зоя Петровна хотела казаться веселой, но это ей плохо удавалось, и она злилась на себя.
- Чай - это хорошо. - Голос Насти не выражал никаких эмоций.
- Так нельзя, Настенька. Тебе сейчас нужно столько сил. А ты опускаешь руки. Не смей! - Зоя Петровна подошла к девушке, сидевшей на стуле, и погладила ее по голове.
- Зоечка! За что?.. - Настя подняла голову - и в ее огромных, полных слез, зеленых глазах Зоя Петровна вдруг увидала столько боли и отчаяния, что, повинуясь самому старому, самому женскому инстинкту - инстинкту матери - крепко прижала Настю к себе. Настя обхватила ее руками - и вдруг заплакала… нет, не заплакала, просто зарыдала.
- Почему так, Зоя? - всхлипывала она. – Почему, когда я была никому не нужна, я была здорова? Почему сейчас я должна умереть? Как же так?..
- Настенька, девочка моя, милый ты мой человечек! Поплачь, тебе будет легче. Пусть с твоими слезами выйдут все твои страхи, Все у тебя будет хорошо. Ты же теперь не одна…- тихо шептала женщина, прижимая к себе девушку.

* * *

- Что же мне делать, Александр Иванович? - Зоя Петровна растерянно посмотрела на врача.
- Н-да… - задумчиво протянул доктор. - Просто чудеса какие-то, впервые такое в моей практике. - Он покачал головой. - Как мало, оказывается, в принципе надо человеку…
- Я не понимаю вас, доктор. О чем вы сейчас говорите?
- А говорю я, уважаемая Зоя Петровна, что как только Вы нашли себе эту виртуальную девочку, Вы… вы забыли про свои депрессии! Для вас жизнь обрела совсем иной смысл - вам просто стало ради кого жить… Вы ЗАХОТЕЛИ жить.
- Как быть теперь с Настей? Как заставить ее не думать о смерти?
- Я думаю, что это невозможно, - вздохнул доктор,- ибо она прекрасно понимает, что у нее за болезнь. И то, на что у других есть месяцы, годы, у нее может оборваться в любой момент. Каковы прогнозы врачей?
- Я… я не знаю, - Зоя Петровна горько вздохнула.
- Ей просто надо поверить в себя. Поверить вам. Этому Вадиму. Я, конечно же, поговорю с ней - но захочет ли она прийти ко мне?
- Я уговорю ее прийти. Вы же поможете ей? - Женщина с мольбой смотрела на врача.

Врач кивнул головой в знак согласия.

* * *
…Никто не мог предположить, что все закончится так быстро. Вадим знал о коварстве этой болезни. Самое страшное заключалось в том, что никто не мог сказать, сколько отпущено человеку. Иногда болезнь прогрессирует очень быстро. Иногда она может развиваться годами. Настюше не повезло - ее сосуды зарастали с ужасной скоростью…

И снова Вадим держал на руках любимую женщину, которой катастрофически не хватало кислорода. И ему было так же больно, как и ей… Хотя нет, ему было еще больней - ведь он-то знал, что и как будет дальше… Дальше… Он старался не думать, что им опять может не хватить банального времени… Время. Самое непонятное из всех понятий на земле… Его всегда бывает мало. Когда оно особенно нужно, его всегда бывает много, но только тогда ты не знаешь, что с ним делать…

И все же им повезло! Ответ из клиники пришел быстрее, чем они ожидали. И первым же возможным рейсом они вылетели в Орли.

авторизация
регистрация
напомнить пароль
Выберите псевдоним для этого сайта.
ЖЕНСКИЙ КЛУБ РОССИЯ ТВОРЧЕСТВО ДЕТИ ОТНОШЕНИЯ С МУЖЧИНАМИ МОДА И СТИЛЬ ПСИХОЛОГИЯ ФРАНЦИЯ ИСТОРИИ ЛЮБВИ ПУТЕШЕСТВИЯ ГЕРМАНИЯ ЗАКОНЫ ФОТОГАЛЕРЕЯ САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИЯ ЖЕНСКОЕ ЗДОРОВЬЕ СЕМЬЯ ОТНОШЕНИЯ В БРАКЕ КУЛИНАРИЯ ДАНИЯ ЖИЗНЬ ЗА РУБЕЖОМ ЗНАКОМСТВА УКРАИНА НОРВЕГИЯ ГОРОСКОПЫ ПРАЗДНИКИ ИЗМЕНА РАЗВОД ДОМ ШВЕЦИЯ КАНАДА ДЕНЬГИ БЕЛЬГИЯ ДАМСКАЯ ВНЕШНОСТЬ РОДИТЕЛИ РАБОТА САЙТА ТУРЦИЯ НЕПОЗНАННОЕ ПРИЧЕСКИ И СТРИЖКИ ПРИРОДА ЖЕНСКАЯ ДРУЖБА КОНКУРСЫ НОВЫЙ ГОД И РОЖДЕСТВО ШВЕЙЦАРИЯ ГОЛЛАНДИЯ ИТАЛИЯ ЕВРОСОЮЗ США ПОКУПКИ СВАДЬБА ОН ЖЕНАТ ИСПАНИЯ ГРЕЦИЯ АВСТРАЛИЯ КРИМИНАЛ ГОРОДА ЮМОР ПОДАРКИ КАЗАХСТАН КИНО, ТЕЛЕВИДЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗНИЦА В ВОЗРАСТЕ НЕДВИЖИМОСТЬ ДОСУГ ЭССЕ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК ЖЕНЩИНА И ВОЗРАСТ ИСКУССТВО БЕЛАРУСЬ ФИНЛЯНДИЯ ЕГО БЫВШАЯ РОДСТВЕННИКИ ЗНАМЕНИТОСТИ ЛИШНИЙ ВЕС ОБЫЧАИ ИЗРАИЛЬ ПУБЛИЦИСТИКА СПОРТ ТУНИС ЯПОНИЯ УЗБЕКИСТАН АВТОЛЕДИ АВСТРИЯ ИНДИЯ МАНИКЮР И ПЕДИКЮР ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ ЧЕХИЯ ЛАТВИЯ ИНТЕРНЕТ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ ШОТЛАНДИЯ ЕЕ БЫВШИЙ РУКОДЕЛИЕ УХОД ЗА ВОЛОСАМИ САУДОВСКАЯ АРАВИЯ ЮАР ДЕТСТВО ТЕЩА, ЗЯТЬ, СВЕКРОВЬ, НЕВЕСТКА СЛУЖЕБНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КОСМЕТИКА ЦВЕТОВОДСТВО НАРКОТИКИ, АЛКОГОЛЬ, КУРЕНИЕ, ЭСТОНИЯ ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ... ПЕНСИЯ ЕГИПЕТ КИТАЙ ИРЛАНДИЯ НЕЗАБЫВАЕМОЕ Я - БАБУШКА МОДНЫЙ МАКИЯЖ ОБРАЗОВАНИЕ ГРЕНЛАНДИЯ МАЛЬТА ЧТО МЫ ЧИТАЕМ НАСЛЕДСТВО ТРАНСПОРТ ОБЪЕДИНЕННЫЕ АРАБСКИЕ ЭМИРАТЫ ХОРВАТИЯ МАРОККО ИСТОРИИ ПРО СОСЕДЕЙ РАЗВЛЕЧЕНИЯ ДАЧА БРАЗИЛИЯ НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ ПОТЕРИ КИПР ШРИ-ЛАНКА БАНГЛАДЕШ ЛАНДШАФТНЫЙ ДИЗАЙН АБХАЗИЯ ПОЛЬША ГРУЗИЯ ЛЮКСЕМБУРГ ИРАН БРУНЕЙ ЛИТВА РУМЫНИЯ ЗАПАХИ И АРОМАТЫ ПОРТУГАЛИЯ ТАНЦЫ БОЛГАРИЯ АЗЕРБАЙДЖАН СИРИЯ МОЛДОВА ТАИЛАНД МАЛЬДИВСКАЯ РЕСПУБЛИКА МЕКСИКА ФИЛИППИНЫ АРМЕНИЯ АРГЕНТИНА СЕРБИЯ ПЕРУ ПАПУА - НОВАЯ ГВИНЕЯ КУБА ЮЖНАЯ КОРЕЯ НИГЕРИЯ ВЕНГРИЯ ИСЛАНДИЯ СИНГАПУР ЛИВАН БОСНИЯ ТАДЖИКИСТАН ИОРДАНИЯ КЕНИЯ ПАНАМА КЫРГЫЗСТАН ОМАН КУВЕЙТ ТОНГО СЛОВЕНИЯ КАМБОДЖА КОЛУМБИЯ ПАКИСТАН
Copyright (c) 1998-2017 Женский журнал NewWoman.ru
Rating@Mail.ru