Rambler's Top100
Александр Ермак

"МОЕЙ ОЛЬГЕ"
(рассказ)
.

.

 - Не может быть, - только и смогла прошептать она, читая выпавшую из букета записку. Роскошные розы впились шипами в ее ладони. Но не они пронзили болью сознанье, а два  слова: "Моей Ольге" - все содержание записки.
 - Моей Ольге.... - повторила она вслух, - Этого просто не может быть...
 Она так ясно увидела Альфреда, лежащего в постели, его осунувшееся лицо и его горящие глаза. Она вновь услышала его слабый голос:
 - Я скоро уйду, но это ничего не значит. Я не отдам тебя никому. Ты будешь любить только меня. Пройдет время. Тебе будут говорить - жизнь продолжается, ты красивая женщина, как смотрят на тебя мужчины - выбирай любого и не хорони себя раньше срока. И ты так и сделаешь. И будешь жить, как все, но любить ты будешь только меня. Я не отдам тебя никому и после того, как меня не станет. Это мне по силе...
 Она слушала его и не понимала, о чем он. Она безумно любила его и в мыслях у нее не было любить кого-либо еще. Но она прощала его - больного умирающего человека, как впрочем всегда прощала Альфреда и здорового.
 Она не вдумывалась в смысл его слов - в них не было никакого смысла. Тогда.
Но после смерти Альфреда, после нескольких месяцев воспоминаний, страданий, увещеваний, она уступила жизни и тому, кто спал сейчас в ее кровати, тому, кто каждым своим словом, движением отодвигал от нее прошлое, размывал четкость линий и лиц минувшего.
 Он был неглуп, заботлив и временами даже трогателен. С ним не было тошно вечерами и спокойно засыпалось. Он был аккуратен и чистоплотен. Он нравился ее подругам - делал им комплименты, умел поддержать разговор. Он говорил о семейной демократии и идиллии.  Он сам был практически идеален. Но, Боже, разве можно было его сравнить с Альфредом?
 Альфред был во всем неистов - и в мыслях и в чувствах. Он не говорил о них, он жил ими. И это волновало ее необычайно.
 - Ольга, - услышала она сзади. Мужчина обнял ее и, поцеловав в шею, выдохнул в ухо:
 - Поздравляю с днем рождения...
 Он развернул ее к себе лицом и протянул на ладони открытую коробочку с кольцом.
 - Спасибо, дорогой...
 Боже, это первый день рождения без Альфреда... Но он не забыл - он прислал этот букет. Так, как присылал его, когда не мог быть рядом с нею. Из любого города, из любой страны в этот день приходил букет роз с маленькой запиской "Моей Ольге". Он никогда не сомневался и не говорил лишнего - Моей Ольге...
 - Моей Ольге? - прочитал Он, - От кого это?..
 - Потом, если позволишь...
 Она налила себе виски и вышла на балкон. Поймала себя на том, что последний раз с утра пила виски после того, как они с Альфредом гуляли всю ночь по городу в грозу...
 - Тебе плохо?
 - Ничего... Оставь меня, пожалуйста, я потом все объясню...
 Альфред, Альфред... Этот безумец, действительно, не хотел выпускать ее из своих объятий, отдавать кому-либо еще...
 Забравшись на кресло, отхлебывая прямо из бутылки, Ольга вновь и вновь перебирала в памяти свое прощание с Альфредом. Тогда ее поразило насколько живым казалось его лицо с затаившейся в уголках губ улыбкой. Он пронес ее через всю свою жизнь. Даже на самых ранних детских фотографиях Альфред улыбался. И теперь, думая о нем, Ольга в первую очередь вспоминала его улыбку...
 Она навестила могилу. Поцеловала холодную плиту надгробия. Смахнула горячую слезу. Шепнула:
 - Спасибо за цветы, Альфред...
 Возвращаясь, проехала мимо дома. Остановилась возле бюро доставки цветов. Долго не решалась зайти. Ответ был вполне предсказуем:
 - Я сожалею, мадам, но не в наших правилах предоставлять информацию о клиентах...
 Ольге показалось, что она чувствует лукавый взгляд Альфреда. Он стоит в дверях за спиной. Сейчас она обернется и  бросится в его объятия. И Альфред на руках вынесет ее из этого офиса, и потащит по улице, целуя на ходу куда получится - в губы, в шею, в нос, в лоб, в щеки, в глаза... И она тоже засмеется, а потом заплачет. Конечно же, заплачет - ей так хочется разревется на его груди, и чтоб он гладил ее волосы, и шептал ей, шептал и улыбался...
 За спиной никого не было.
Ольга вернулась домой. Он ждал:
 - Не могу ли я чем-либо помочь?..
- Нет. Ничего. Все хорошо.
- Тогда едем?
- Едем....
 Праздничный ужин в дорогом ресторане...
 Как это здорово есть одну сосиску на двоих. Без рук, каждый со своего конца. С кетчуповым поцелуем на последнем кусочке...
 Он заснул...
 Ночью можно просто считать звезды: один считает голубые, другой - розовые. Спорить из-за зеленых. Давать имена друг друга. Сто третья звезда имени Моей Любви...
 Поцеловал утром...
 Сначала в комнату вползал запах персика. Потом впархивала едва слышимая музыка. И персиковая капелька падала на ее губы...
 Заехал вечером на работу. Подвез домой...
 Сколько вечерних соблазнов. Штурм казино с горсткой мелочи в кармане. Сладкие поцелуи на скамейке у духовной семинарии. "Охота на полицейского" - это, когда нужно держать дистанцию между тобой и полицейским в десять шагов в течении тридцати минут. И, чтоб не забрали в участок...
 Пикник в центральном парке...
 За городом есть поляны, которые больше ни с кем не надо делить. И можно пить вино из горлышка и петь во весь голос, и, охрипнув, слушать птиц и нежные слова...
 Концерт в консерватории...
 Альфред пел ей серенады, от которых сходили с ума соседи. У него не было слуха, но он не придавал этому значения. Она тоже. А как он  читал стихи. Свои. Те, что сочинил для нее будучи в другой жизни Пушкиным, Рембо, Петраркой...
 Театр...
 Он любил играть Ромео. И падал к ее ногам, как убитый. Но больше ему шла роль Мавра. Когда он клал свои руки на ее шею, Ольга была готова умереть...
 Понравился родителям...
 "Господи, чтоб ноги этого фигляра не было в нашем доме... У него же ничего серьезного нет на уме..."
 Сделал предложение...
 Она была просто его. Это было само собой. По другому не могло быть. Альфред целовал ее и говорил:
 - Жена... Женушка... Женуля...
 Получил согласие...
 Она просто закрывала глаза:
 -Милый...
 "Настольная книга будущей матери"...
 Он так этого хотел, но не торопился. Альфред был так ужасно серьезен, говоря о детях...
 Они вместе планируют завтрашний день...
 Как она ждала завтрашнего дня! Дня нового, неведомого, в котором Альфред подготовил столько сюрпризов...
 Следующую неделю...
 Месяц...
 Год...
 Она не спала эту ночь накануне. Под утро тихонько выскользнула из постели. Он даже не шелохнулся.
 Прокралась за дверь и затаилась на пуфике в прихожей. Сердце стучало все сильней и сильней. Так хотелось виски...
 Но она дождалась. К дому подъехала машина.  Опережая звонок, Ольга распахнула дверь.
 - Распишитесь в получении...
 Как сладко впились в ее ладони розы. Как трудно прочитать сквозь слезы на найденной в букете записке: .....

Автор
http://users.garnet.ru/~cristof

Опубликовано в журнале "WWWoman" 25.12.2000

Вернуться в раздел "Современная проза"

Вернуться на главную страницу журнала "WWWoman"





Rating@Mail.ru