Rambler's Top100 РАЗДЕЛ "СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА"
В ЖЕНСКОМ ЖУРНАЛЕ "WWWoman" - http://www.newwoman.ru
18 НОЯБРЯ 2005
ИРЕН ТАИС АР (БОЛГАРИЯ-ИТАЛИЯ)ИРЕН ТАИС АР (БОЛГАРИЯ-ИТАЛИЯ)

КЛЮЧ К ШЕФУ
РАССКАЗ

              ХОРОШЕНЬКОЕ НАЧАЛО

 - Обе! Заявления по собственному желанию мне на стол!
      Этот громогласный приказ и гул с силой захлопнувшейся двери пронзили уши молодых сотрудниц местного подразделения сельской администрации, где они бок о бок работали вот уже десять лет. Зинаида – чернокосая, длинноволосая с карими глазами, со смуглой ароматной кожей, белыми ровными зубами и красивыми тонкими пальцами, украшенными прекрасным маникюром и великолепными золотыми перстнями. Марина – крашеная блондинка с короткой стрижкой, подведенными зелеными глазами и накрашенными губами на невыразительном бледном лице, которое иногда украшал какой-нибудь прыщ. Разные, но похожие, как бывают похожи друг на друга люди, которые проводят вместе по восемь часов каждый день в одном кабинете длительные годы. Да и кроме рабочего места они встречались чаще, чем самые близкие родственники, они делились всеми новостями в их жизни. Да что там! Они делили пополам саму жизнь.
      - Что делать? – заволновалась чувствительная Марина, - мы можем бороться, он не имеет право требовать, чтобы мы ушли по собственному желанию! Если хочет от нас избавиться, то пусть найдет соответствующий раздел в Кодексе труда, а мы обжалуем, дело заведем, и нас вернут на работу.
      - Пиши и побыстрее – невозмутимо прошипела Зина, уже заканчивая свое собственное заявление об уходе.
      Марина замолчала, поняв с полуслова, и тоже взялась за ручку. Иногда им достаточно было лишь переглянуться, чтобы обменяться мыслями. Такое и в семейных отношениях порой невозможно постичь всю жизнь - и с супругом, и с собственным ребенком. У Зинаиды росла дочка тринадцати лет, а у Марины – сын того же возраста. Кроме того, каждая из них имела еще по одному большому ребенку в качестве мужа. Так что, общих тем для разговоров, переживаний, решения проблем им всегда хватало. И, немного замкнутая, Марина всегда с удовольствием выходила на откровенный разговор с неумолкающей, скорее подругой, чем коллегой, Зиночкой.
       Решать, кто отнесет заявления не пришлось, так как новоиспеченный управляющий маленького села - вновь, как ураган, ворвался в кабинет.
      - Готовы? – сотрудницы молча протянули два листочка в клеточку, которые шеф прочитал внимательно, после чего закрылся в своем кабинете, откуда доносилось сопение и нервные удары дверцы его письменного стола, которая почему-то все время открывалась сама по себе с тихим скрипом.
      - Если он не желает работать с нами, то силком его не заставишь, – заключила в полголоса Зина.
      - А что делать будем?
      - Зарегистрируемся на бирже труда, а дальше видно будет.
      Обе знали, что работу будет найти трудно, так как село небольшое, около тысячи человек, производства нет никакого, только магазины работают. До пенсии - в тридцать с небольшим - еще далеко, чтобы дома сидеть да скотину растить, как и делает подавляющая масса местного населения. В городе, где учатся их дети, работы тоже нет, почти все заводы позакрывались, а в те, что еще работают - устроиться можно только через связи. А про частные фирмы и говорить нечего! Устроиться-то можно, там текучесть большая, да только потом не разобраться кто кому платить должен и чем.
       Целый час, проведенный в тягостном раздумье показался им вечностью, когда, наконец-то, Мерцанов Вячеслав Юрьевич – новый управляющий села, степенно вошел и вручил сотрудницам по два приказа. Один – об увольнении, а другой – о назначении на те же самые должности (других просто нет ), однако с одномесячным испытательным сроком. Марина усмехнулась про себя: это кто кого испытывать должен, ведь у них по десять лет за спиной, а у Мерцанова – первый рабочий день. Хорошенькое начало! Марина была уверена, что новичок в сфере административно-правового обслуживания населения не справился бы без помощи, потому что усвоить за короткий срок все законы, указы и нормативные документы - просто невозможно, а в некоторых ситуациях, отсутствие знаний можно компенсировать лишь тактичностью, терпением и дружелюбием – все качества, которыми Мерцанов явно не обладал. И дабы, подтвердив ее мысли, новый шеф закончил свою первую акцию словами: “И не забывайте, что это я назначил вас на работу!”

       С БОЖЬЕЙ ПОМОЩЬЮ

       В прошлом - летчик-испытатель военно-воздушных сил, а сейчас – управляющий маленького села, Мерцанов дома был тише воды, ниже травы. Главнокомандующим в их семье, несомненно, была его супруга Надежда. Хотя пост этот ей достался не сразу, и взяла она его не нахрапом, а умом - и то, только после того, как родила сына и дочку. Нет. Скорее, все же после того, как она нашла в себе божественное начало. Познакомились они, когда Слава заканчивал военную школу. Его опытный глаз сразу же заметил, что Надя – девушка тихая, скромная и нетронутая, из такой можно слепить все, что пожелаешь, и быть вождем. Кстати, Вячеслав Юрьевич родился 22 апреля (день рождения Ленина), а это объясняет его тягу к власти в зодиакальном аспекте. 
      Слава мог быть очень милым в общении с женщиной – тогда он говорил приглушенным голосом бессмысленные фразы, сладковато протягивая их окончания, глупо улыбался и нахально смотрел в глаза. Надя влюбилась. Кроме того, ей нравилось чувствовать его сильную руку и знать, что он сумеет постоять и за себя, и за нее. А ее внутреннее чувство подсказывало, что лучше ему не перечить, так как от своего мнения он никогда не отступал, и страшно сердился на тех, кто с ним не был согласен. Он разбивал своих оппонентов точно так же, как Ленин Троцкого, заклеймив его “политической проституткой”. Надя очень быстро усвоила первый урок – никогда не высказывать собственного мнения, если не спрашивают, а если спрашивают – не высказывать, если оно отличается от Славиного. В противном случае, “разбивательная” лекция с доводами обеспечена, как говорится, на всю оставшуюся жизнь. Зато, если высказать Славино мнение – обеспечены поддержка и милое отношение, поэтому Надежда научилась думать точно так же, как думает Слава. А после того, как стала его женой, поняла, что обратного пути для нее нет до самой гробовой доски.
     Что оставалось делать? Научиться жить со Славой было нелегко, но и не невозможно. Ей было горько, но пришлось “согласиться” с его мнением, что все женщины хитры и лукавы, поэтому первыми из круга ее общения “выпали” все подруги. Потом, она “поняла”, что все родственники постоянно норовят их разделить, поэтому встречи с ними были сведены до необходимого минимума под контролем мужа, естественно. Наконец, после ежедневных убийственных допросов: “Куда ходила – с кем говорила?” Надя перестала выходить из дома, ссылаясь на то, что все продавцы – “дьяволы”, а соседки – “ведьмы” – все объяснения, которые были приняты с пониманием со стороны мужа. Кроме того, Надежда серьезно увлеклась библией и приняла Бога в свою душу, чем завоевала восхищение Вячеслава и ореол святой в его глазах. 
     Домоседка Надя ни в чем себе не отказывала, хорошо питалась, обставляла жилье красивой мебелью и дорогой техникой, руководствуясь модными журналами; одежды имела множество, поэтому иногда, когда ей нечем было заняться, она раскладывала по комнате костюмы, юбки, блузки, примеряя все подряд и любуясь собой, воображала себя королевой. “Раз держит меня взаперти, то пусть обеспечивает как следует”, – рассуждала Надежда. А деньги у Мерцанова никогда не кончались: и пенсию большая, а тут еще и управляющим села назначили.

 БЮРОКРАТЫ

    Пока ехали на работу из города в село на новенькой Зиночкиной “Ладе” разговор не клеился. На работу идти не хотелось. Мелкий дождь нудно и настойчиво замазывал переднее стекло машины, и Зина то и дело запускала “дворников”. Марина отрешенно наблюдала за ними, впервые чувствуя внутреннее напряжение. Обычно, они обсуждали какой-нибудь служебный вопрос, строили планы на день, читая гороскоп, хохотали или просто собирали сплетни. Зина водила машину легко и плавно, поддерживая постоянную скорость, она любила сидеть за рулем чистенькой кремового цвета легковушки, улыбаться в ответ встречным коллегам и знать, что молодая женщина на дороге никогда не пропадет. Но сегодня и у нее настроение было скверное.
      - Который час?
      - Без десяти восемь, – голосом навигатора ответила Марина.
      - Успеем.
      На работу опаздывать было никак нельзя даже и на минутку, иначе не миновать бури. Краем глаза Марина заметила, как Мерцанов демонстративно посмотрел на часы, как только переступили они порог своего учреждения.
      - В начале - ко мне в кабинет! Поздоровайтесь, чтобы я видел, когда вы прибыли.
      Сотрудницы подчинились, пытаясь быть любезными и быстро прошли в свой кабинет в надежде скрыться от шефа. Но не тут-то было! Вячеслав Юрьевич ввалился к ним со всеми своими бумагами, – инструкциями, которые он получил от “доброжелателей” по поводу того, что нужно контролировать в работе администрации, уселся на диван и расположился так, что, с первого взгляда, стало ясно, что это надолго.
      - Где инвентарные описи?
      Бухгалтер Зинаида быстро достала папку с полки и подала Вячеславу Юрьевичу.
      - Нет, не эта! – заглядывая в свои заметки, запротестовал Мерцанов, - Дай зеленую книгу!
      - Но это описи с последней финансовой ревизии! – защитилась Зина.
      - Меня не интересуют эти фальшивые бумажки! Дай мне зеленую книгу! – заорал Мерцанов.
      - Но здесь нет зеленой книги, я никогда ее не видела! – повысила голос невозмутимая Зинаида. 
      - Ах, так! Саботаж! – Мерцанов с ревом заколотил кулаками по столу, Зина невольно отшатнулась, с силой ударившись спиной о спинку стула, стул наклонился, чуть задержавшись на двух задних ногах, как конь “на дыбы”, и сбросил Зинку на пол. Однако, Зинаида стойко перенесла свое падение и даже поболтала в воздухе ножками с прекрасными тонкими ступнями. Марина соскочила, но Мерцанов опередил ее - и поднял “падшую женщину”, заметно переменившись в лице.
      У Вячеслава Юрьевича все еще тряслись руки, когда в кабинет вошел посетитель – старичок.
      - Здравствуйте, господа управляющие!
      - Добрый день, дедушка, – Мерцанов изо всех сил пытался быть любезным и совсем успокоился, когда, бросив быстрый взгляд на Зину, увидел ее спокойное, даже чуть насмешливое лицо. – По какому вопросу, дедуля?
      - Да, вот, я тут услыхал, что помогают старикам, вот и пришел просить помощи.
      - Конечно, дедушка, с удовольствием тебе поможем. Ты только заявление напиши и оставь его тут.
      - Есть специальные формуляры – заметила в полголоса Марина.
      - Мы обязаны помогать старикам, я не разводить здесь бюрократию! – опять повысил голос шеф, что заставило Марину замолчать, прикусив губу.
      - Ты, господин управляющий, помог бы мне написать это заявление – с надеждой взмолился дед.
Только сейчас Вячеслав Юрьевич понял, что без помощи Марины ему не обойтись.
      - Зина! То есть, Марина! – новый шеф еще не успел запомнить их имена, - объясни старику, что нужно заполнить, какой формуляр!
      - Специальное заявление на пособие, только оставлять его здесь не нужно, а подать в службу Социальной защиты, так как именно эта служба решает - кому отпустить пособие. Их представитель посещает наше село два раза в месяц по графику.
      - Тааак, - протянул шеф, - это что же, какая-то городская служба будет решать кому из нашего села полагается помощь?!
      Марина осеклась и умолкла, предчувствуя кулаки по собственному столу.
      - Ну, уж, нет! Так не пойдет! – занервничал Мерцанов и схватил телефонный аппарат, - Дай мне номер Социальной службы!
      Марина быстро сказала номер, который знала наизусть, но Мерцанов не успел его набрать и Марине пришлось диктовать каждую цифру отдельно.
      - Алло! Служба Социальной защиты? – начал любезно Вячеслав Юрьевич, - Кто у вас занимается определением пособия для сельской местности?… Дайте ее!… Госпожа! – Мерцанов переменил тон но ехидный, - можете ли вы мне объяснить по каким критериям вы определяете: кому отпустить пособие, а кому – нет?… А откуда вам знать размер пенсии наших селян?… А мнение управляющего вас не интересует?… Значит, для вас управляющий – пустой звук!… Какие еще нормативные документы! Бюрократы! Хлеб народный проедаете! – побагровевший от крика Мерцанов с грохотом швырнул телефонную трубку на аппарат и выскочил на улицу проветриться.
      - Что делать-то? – испуганно подал голос старичок.
      - Ты, Петрович, не беспокойся, – успокоила Марина, - приходи десятого ноября, тогда здесь будет представитель Социальной службы. Мы тебе поможем заявление оформить, а уж положено тебе пособие или нет – решать не нам. Твое дело – заявление подать. Понял?
      - Понял. Значит десятого приходить. Ну, до свидания! И, уж, простите, если что не так сказал – виновато закончил Петрович и пошел прочь.

     ЧИСТЫЙ КАК СТЕКЛО

        Каждую субботу Мерцанов рано уходил за продуктами в сельский магазин, где набив два пакета до отказа, засиживался с кружкой пива. Правда, потом приходилось оправдываться перед женой за опоздание и врать, что хлеб поздно привезли или что первый завоз хлеба кончился прямо перед его носом и пришлось ждать второго завоза. Надежда не позволяла мужу ни пить ни курить, поэтому ему приходилось ухищряться. 
       С алкоголем было проще – от пива Мерцанов никогда не отказывался, а на работе под своим письменным столом всегда держал бутылочку коньячку, из которой незаметно для других добавлял себе в чай, кроме того, там еще водилось по бутылочке водки и самогона, из которых Мерцанов отхлебывал, когда оставался сам в кабинете. Вячеслав Юрьевич умел держать себя в руках, поэтому жене было трудно определить, когда он пил. Хотя, случалось, что Мерцанов все же терял над собой контроль и напивался до чертиков, тогда он не рисковал идти домой, а ложился на диване в своем кабинете и отсыпался. Домой отправлялся уже трезвым, как стеклышко, и, ободренным крепким горьким кофе, сваренным уборщицей, которая боялась его, и не смела уйти домой все это время. Потом ей приходилось оправдываться перед мужем за задержку на работе, рассказывая чистую правду, в то же самое время, когда Вячеслав Юрьевич тоже оправдывался перед своей половинкой, рассказывая чистую ложь.
      С сигаретами дело обстояло труднее, так как Надя за версту чуяла запах табака. Но у Мерцанова было чистое алиби: Зиночка – заядлая курильщица, поэтому, по его словам, вся его одежда пропиталась никотином. Вячеслав Юрьевич с наигранным отвращением снимал одежду в коридоре и вывешивал ее на улицу проветриваться. Сигареты он никогда не покупал в целях экономии семейного бюджета, но всегда угощался чужими, а чаще всего Зиночкиными. А Зина привыкла к тому, что Мерцанов таскал из ее пачки сигареты одну за другой и принимала это как необходимое зло. Но больше всех от табачного дыма страдала некурящая Марина – она, бедняжка, задыхалась, но терпела, а когда пыталась просить Мерцанова не курить в их кабинете, то он нарочно пускал кольца дыма ей в лицо. В такие моменты Марина выходила в туалет и там горько всхлипывала.
      - Марина, ну где ты ходишь!? Садись и слушай! – Мерцанов самодовольно, развалившись на диване и потягивая сигаретку, рассказывал Зине про свою службу в авиации. – Мы там такие пируэты выписывали! А как пойдем на задание, летим точно по маршруту от одной точки до другой, по кругу, а потом возвращаемся в базу и опять - карты, сигареты и бильярд, до следующего задания. У нас тут карты, между прочим, есть? Нет, что ли? А бильярд? Ну, карты я принесу, а вот бильярд где взять? Что головами-то мотаете? Не умеете играть? Да я вас научу. – Вячеслав Юрьевич впервые довольно заулыбался. Зина и Марина незаметно переглянулись – вот он ключ к шефу! Тогда и жить станет легче...
      - Ну и стерва! Ты что же думаешь, что ты красивая? Да у тебя ноги кривые и вымя несимметричное, – ругался Мерцанов на фотографию женщины с предпоследней странички газеты “Труд”, а Зина и Марина, пытаясь работать, еще ниже склонили головы над своими столами. – Ну, нет! Марина посмотри-ка на нее внимательно, и ты, Зина, смотри! – и шеф развернул к ним газету, все-таки привлекая их внимание. – Ну, разве же это ноги! Ну как ей не стыдно в таком виде сниматься! И куда только смотрят ее родители! Ну что вы скажете?
      - Может у нее родителей нет, сирота, – робко начала Марина.
      - Правильно, - подхватила Зиночка, - точно нет, поэтому ей и одеться-то не во что, бедняжке.
      Впервые, Вючеслав Юрьевич расхохотался, да так заливисто: ха-ха-ха-у-ха-ха-ха-у-ха-ха-ха, показывая ровные конские зубы. Марине сразу же пришла в голову фраза из анекдота: “Хорошо смеется тот, кто смеется как лошадь!”, и она скривила губы в подобие улыбки, а Зиночка тихонько засмеялась, прищурив глаза. Ключик, который они так долго искали, наконец-то подошел к тяжелой дубовой двери.
       В этот момент, на пороге появилась всеизвестная любительница мужского пола, а по службе, сотрудница отдела “Вода и канализация”, обслуживающего село, Кларочка.
      - Салют! Проблемы с водой есть? – радостно затараторила красотка, моментально вживаясь в приподнятую атмосферу. – Как я вижу – нет. Да и какие могут быть проблемы у мужчины, окруженного симпатичными молодыми девушками!
      - Проблемы есть! – отреагировал Мерцанов с едва заметным раздражением.
      - Какие?
      - С женщинами легкого поведения – и в подтверждение показал фото обнаженной модели.
      - Ой, какая красота! Вот бы мне такое тело! Да тут бы все мужики у меня в ногах валялись.
      - Да уж где там! – сердито завертел глазами Мерцанов, - а пока что ты у них в ногах валяешься – резко с видом превосходства заключил он.
      - Ну и шэф у вас, девоньки… - протянула Кларочка, игнорируя резкий тон Мерцанова, ничуть не смущаясь.
      Остаток рабочего дня провели в натянутой атмосфере, хотя Вячеслав Юрьевич, то и дело, пытался вызвать своих сотрудниц на осуждение щекотливой темы, но Зина и Марина, казалось, замкнулись в себе, отвечали сухо с “да” и “нет”, а чаще “не знаю” и “может быть”, что никак не удовлетворяло потребности Мерцанова почесать язык. Точно в пять, в ноль-ноль - сотрудницы, облегченно вздохнув, покинули свои рабочие места. А Вячеслав Юрьевич дождался уборщицу, и вся эта “карусель” завертелась с самого начала: газета – обнаженная красотка – ха-ха-ха и, наконец, заключительная речь, которую уборщица Валя выслушала с открытым ртом:
      - Женщина должна быть скромной и стеснительной. Вот моя жена точно такая. Даже когда была больна маститом не хотела снять лифчик перед доктором, а у самой - высокая температура. Доктор – грубиян, сорвал с нее лифчик силком, так я ему как дал в рожу, весь кабинет ему разгромил, по полу его волочил за ногу. Посмотреть ему захотелось! Мог бы и так выписать лекарство.

      ИЗУРОДОВАННЫЙ СТИХ

     Хоровод  легких снежинок за окном и холодные, но веселые лучи зимнего солнца вливали бодрость в кабинет Зины и Марины через окна, на которых к большому сожалению обеих не было никаких новогодних украшений, так как все это – ерунда и “языческий обычай”. Но, тем не менее, настроение было приподнятое, и в воздухе витала фея поэзии, поэтому у Марины все слова сами собой рифмовались и выстраивались рядами в новогоднее поздравление, которое начинающая поэтесса собиралась оформить на праздничных открытках и разослать своим близким.

     Уходит старик – старый век,
     Уходит как больной человек.
     О нем и думать жально
     И сердце стучит печально.

     Но идет новый – новорожденный,
     Смехом и слезами окруженный,
     Лелеянный, желанный – Божий Дар!
     Двухтысячный государь!

     Как раз, в тот момент, когда Марина с воодушевлением декламировала свое стихотворение, Зиночке в кабинет резко ворвался господин Мерцанов, как всегда, без стука, дабы услышать последнюю фразу или “поймать на полуслове” сотрудниц. И разоблачить! И заклеймить их!
     - Так, что это тут у тебя? – вырвав листок из рук Марины, Мерцанов быстро пробежал его глазами и уже хотел было наддать вой своими замечаниями и поправками, но, вдруг, его осенила другая мысль.
     - Так, так, неплохо, неплохо, - все еще не отрывая глаз от бумаги, протянул Вячеслав Юрьевич, - а вот смогла бы ты, Мариночка, написать оду про мэра села в шуточной форме со всеми его задачами и обязанностями. Я ее потом на новогоднем банкете всех мэров прочитаю.
     - Ну, не знаю, - промямлила Марина, - я по заказу еще ни разу не писала.
     - Ну, вот, ты и попробуй! Сделай мне подарок к Новому году! – совершенно миролюбивым тоном закончил Мерцанов свою атаку.
     Марина озабоченно взглянула на Зиночку, та лишь пожала плечами в ответ.
     Вечером, уединившись у себя дома, Марина пыталась придумать что-нибудь по теме: 

     Сельский мэр – гвардеец
     Задачи все решает.
     С мусором борется – 
     Головою отвечает.

     Улицы сияют своею чистотой.
     Контейнеры с мусором вывозит он долой.

     Сельский мэр – гвардеец
     Задачи все решает.
     Грудью военной
     Население защищает.

     Гонит хулиганов, воров и бандитов.
     Заботится о старых, чтоб все были сыты.

     Сельский мэр – гвардеец
     Задачи все решает.
     Как мать Тереза ходит
     Больным помогает.

     Красный крест нас кормит, лечит, одевает.
     Добродетелей своих односельчане знают.

     Сельский мэр – гвардеец
     Задачи все решает.
     Если есть пожары,
     Их быстро потушает.

     Сирены воют, бьет набат.
     Народ единен, брату – брат.

     Сельский мэр – гвардеец
     Задачи все решает.
     И водную стихию 
     Он тоже укрощает.

     Аварии по трубам - почти каждый месяц
     Устраняет быстро, уверенно, как песня.

     Сельский мэр – гвардеец
     Задачи все решает.
     Сбои с энергией
     Предупреждает.

     С током шутки плохи, если не знаешь,
     Но без эл.энергии просто погибаешь.

     Сельский мэр – гвардеец
     Задачи все решает.
     Строительством новым
     Село украшает.

     Местная баня и мост через речку,
     В парке скамейки и каждому - печку.

       На следующий день Марина с довольным видом вручила Вячеславу Юрьевичу отпечатанное стихотворение под названием “Мэр – гвардеец”. Мерцанов отложил стих в сторону, буркнув, что потом почитает, не отрываясь от написания какого-то письма.
     - Вот слушайте какое письмо я накатал президенту страны – и Мерцанов плюхнулся на диван в кабинете своих сотрудниц. – “Господин Президент, имея в виду полный распад устоев и деградацию молодого поколения, позволяю себе обратить Ваше внимание на общеобразовательную систему в нашей стране, которая, мало того, что не отвечает требованиям западно-европейских и американских школ, но способствует еще более эскалирующему (Мерцанов повторил это слово с нажимом, показывая свои ровные конские зубы ) процессу распада личности, который распад мы наблюдаем уже не только с экранов телевизоров, но и непосредственно на наших улицах и в наших учебных заведениях. Базируясь на основе моего собственного образования, смею утверждать, что программа в современных школах слишком сложна и не отвечает умственным возможностям учеников, поэтому последние предпочитают сигареты, алкоголь и наркотики книгам. Протестую против свободной формы одежды в школе, особенно протестую против либерального держания учителей к ученикам, бесшабашного поведения и явно выраженной сексуальности в учебных заведениях и вблизи последних. Надеюсь, что мое мнение, как мэра сельской администрации, будет услышано Вами и будут взяты все необходимые меры по вышеизложенному вопросу”.
     - Ну, как? А? Что скажете? Пусть не думают, что мы тут олухи и мы знаем какая обстановка и хаос вокруг. Вот и посмотрим возьмут ли они к сведению мнение одного сельского мэра или для них сельский мэр – пустой звук, как пустозвон какой-то.
      Зина и Марина только тихонько поддакивали, опасаясь, что весь шквал этих нападений обрушится на них и на их детей.
     - Вот вы, например, довольны образованием ваших детей? – как бы читая их мысли, подхватил Мерцанов, - Дайте свое мнение, я хочу описать и конкретные моменты с примерами в своем письме, с именами и фамилиями.
      Женщины совсем испугались.
     - Да что там описывать-то, и так все ясно! – воспротивилась Зина.
     - Кроме того, лучше вас, Вячеслав Юрьевич, и не напишешь. – добавила Марина.
     - Это уж точно! – рявкнул Мерцанов – Стихотворение твое никуда не годится, так что напиши другое или переделай это.
     - Ой, я не смогу, – осеклась Марина.
     - А ты постарайся, дай больше сарказма, а то уж очень мягкое оно у тебя.
     - Вячеслав Юрьевич, - наконец твердо заговорила Марина, - стихотворение я переделывать не буду, так как я написала то, что думаю, другого мнения у меня нет. Если вам не нравится, то выбросьте его, сожгите в печке.
      Мерцанов слегка опешил, не ожидая такого отпора.
     - Ну, хорошо. Придется самому заниматься. А ты пока напечатай письмо Президенту в трех экземплярах. Один экземпляр возьму домой на память.
      Марину письмо к Президенту страшно измучило, так как оно ей было противно, и она, то и дело, ошибалась, даже пришлось лист сменить и начать все с начала, с середины текста, чего профессиональная секретарь-машинистка практически не допускала в своей работе.
     - Марин, ты чего? – забеспокоилась Зиночка, - прекрати нервничать, слышишь! Иди на улицу, до туалета прогуляйся.
      Чистый кристальный воздух, веселое солнышко и хоровод снежинок сделали свое дело. Марина вернулась на рабочее место румяная и улыбчивая. Письмо написала, не вдумываясь в смысл идиотских слов, легко и просто. Но не тут-то было, за полчаса до конца рабочего дня ее ожидал еще один удар.
     - Вот твое стихотворение! Перепиши наново! – и Мерцанов подал ей лист, по которому пестрели обидные поправки, злые зачеркивания, которые разорвали в нескольких местах лист с Марининым стихотворением. Ей показалось, что эти линии зачеркнули что-то в ее душе и пытаются разорвать ее на части. Она чуть не заплакала.
     - Ты ведь не имеешь ничего против? Правда, Марина? – продолжил Мерцанов, немного сменив тон и испытующе глядя на сотрудницу, - Давай, давай, перепиши его.
     - Я не могу понять некоторые слова, - вымолвила Марина, пытаясь прочитать поправки шефа.
     - Дай сюда! Как раз и Зина послушает, - и Вячеслав Юрьевич начал декламировать свое “детище”.

     Сельский мэр – пустозвон и пустотреп.
     По улицам вонь, а он как идиот.

     Сельский мэр бандитам руки вяжет.
     Односельчане думают, что он прокаженный.

     Сельский мэр, как идиот,
     Ходит по дворам, но от ворот – поворот.

     Сельский мэр – огородное чучело.
     Лишь пугать им ворон научен он.

     Сельский мэр – пустозвон и пустотреп.
     По улицам вонь, а он как идиот.

     - Вот так! Резко и с размахом! Чтобы они поняли, в каком положении находится сельский мэр, что у него никаких прав нет, все плюют на него. Пиши!
      Марина, стискивая зубы и подавляя обиду за свой стих, забарабанила на пишущей машинке, но, под конец, ее разобрал смех, и она кое-как сдерживала его. Домой вернулась в приподнятом возбужденном настроении, но слов для объяснения своего состояния не нашла.

БИЛЛИАРД

     - Давай, давай! Заноси! Легче! Переверни его на бок! Двери береги! Держи, держи! – радостно подпрыгивал Мерцанов, покрикивая на рабочих, согнутых под тяжестью биллиардного стола, - Вот, девки, - взвизгивая от возбуждения продолжал Вячеслав Юрьевич, - это называется бильярдный стол, и на нем я буду учить вас гонять шарики. Ха-ха-ха!
     - А откуда вы его взяли? – делово полюбопытствовала Зинаида.
     - От верблюда! Этот стол бракованный, мне его подарили в одном клубе.
      Зина и Марина озабоченно переглянулись, - играть в бильярд в рабочее время, на глазах всего населения, было, по меньшей мере, глупо, но перечить шефу они не посмели, да и не хотели навлечь на себя гнев, лишая его приподнятого настроения. Однако, им нужно было научиться не только беречь хорошее настроение Мерцанова, но и быстро находить выход из любой ситуации, превращая гнев и ярость Вячеслава Юрьевича в сарказм с лошадиным смехом и шаловливую веселость, что переносилось намного легче. Поэтому, когда управляющему села принесли почту, которую он начал распечатывать прямо на биллиардном столе и сердиться на каждое письмо, особенно на рекламно-информационные материалы, предлагающие нормативные документы и канцелярские товары, иллюстрации которых Мерцанов зачеркивал авторучкой или рвал их в клочья, проклиная фирму производителя за то, что занимают его разными глупостями, Зина и Марина, хитро переглянувшись, вдруг, в голос начали его просить научить их игре в бильярд. О, чудо! Вячеслав Юрьевич, моментально обмяк, движения его стали гибкими и грациозными. В начале, он собрал все шары из слоновой кости в правильную треугольную форму в центре стола, одновременно объясняя, для чего служат шесть отверстий в бортах стола с сетчатыми сумками под ними, потом показал - как правильно держать кий и куда целиться и, наконец, написал имена играющих на листе бумаги, чтобы отмечать точки, и начал игру. Зина и Марина старались изо всех сил, потому что Мерцанов начинал сердиться на неудачные удары, а сердить шефа не входило в планы сотрудниц. Зато сам Вячеслав Юрьевич играл великолепно, виделась его твердая рука и натренированный глаз.
      Есть! Прямо в цель! – восклицал он при каждом своем ударе, - вот так мы играли между полетами, когда я служил в авиации. А вечером бегал к своей жене за три километра. И ведь не страшно мне было! Бывало, луны нет, глаз выколи, а я все равно бегу по болоту, с кочки на кочку перепрыгиваю, а вокруг меня – горящие глаза. Куда я поверну, туда и они, преследуют всю дорогу. Я, вообще, в такие сложные ситуации попадал, что другому бы не выжить. Как-то раз в вагоне с турками оказался, хорошо, что пистолет с собой был, а то бы живым не сойти мне с того вагона.
      Вечером Марина рассказывала про своего шефа подружкам, с которыми засиделись допоздна, когда, вдруг, раздался звонок ее мобильного телефона, и одна из девчонок схватила телефон и затараторила: “Дорогой, золотой, не переживай, мы твою жену не съели, в целости и сохранности домой придет!” – думая, что говорит с мужем Марины, но, когда Марина взяла телефон и с побледневшим лицом, в 11 часов ночи, произнесла: “Вячеслав Юрьевич!”, - все попадали под стол со смеху. Марина вышла со своим мобильным в коридор, и минут двадцать слушала про то, что надо будет завтра писать доклад, про который сегодня совсем забыли из-за бильярда. 
       У Марины начали закрадываться сомнения: “Откуда же Мерцанов звонит в 11 часов ночи? И если с работы, то что он там делает?”. Ответ пришел на следующий день неожиданно и быстро. В районе обеда к управляющему села прибежала санитарка Людочка с местного медпункта и затараторила:
      - Вячеслав Юрьевич, в магазин свежие сосиски привезли. Сказать, чтобы вам оставили два кг?
      - А крупные они? – хитро подал голос Мерцанов.
      - Размер тот же, что у Вас, – шаловливо засмеялась Людочка.
      В ответ на что, к изумлению Марины, Вячеслав Юрьевич, лишь улыбаясь, протянул:
      - Ах, ты, Людочка, Людочка!

      КЛЮЧ К ШЕФУ

      Бильярд оказался тем самым золотым ключиком к шефу, который так долго и упорно искали Зина и Марина, дабы облегчить свою участь на рабочем месте. И, несмотря на то, что случались и казусы из-за этого бильярда, типа: “Подождите, папаша, мы должны закончить турнир” и “Хватит писать, пойдемте шарики гонять”, в общей сложности, сотрудницы бильярдом были довольны. Когда Мерцанов брался за кий, он становился совершенно другим человеком – веселым и оптимистичным, и часто шаловливым, рассказывал анекдоты, чем вызывал мелодичный смех Марины и улыбку Зиночки. А еще рассказывал о своих похождениях, начиная с ученических лет и кончая жизнью в Германии, где Мерцанов работал простым рабочим - перед тем, как выставить свою кандидатуру на местных выборах.
      - Я ведь кого хочешь поймать могу и разоблачить на месте преступления, - потягивая сигарету и сладко щурясь, начинал Вячеслав Юрьевич свой очередной рассказ, - Эта способность у меня  с детских лет существует. Как-то раз, еще будучи учеником в техникуме, спустился я в подвальное помещение вслед за нашим физруком и математичкой, спрятался и выждал, когда они начнут, а потом как выскочил и, как говорится, застукал их на месте. Так они меня умоляли никому не говорить об этом, а платили мне пятерками”. Вот так, уметь надо!
      Зина делала вид, что внимательно слушает рассказ шефа, и в такт ему потягивая сигаретку, а Марина в это время, деловито прицелясь, отчаянно ударила по шару, который, ко всеобщему удивлению, разогнав всех своих собратьев на пути, все же попал в цель.
      - Ну, ты даешь, Марина! – воодушевленно заорал Мерцанов – Да вы обе и так уже опередили меня по точкам! Я вам тут байки заливаю, а вы делаете свое дело потихонечку и обскакали меня. – Вячеслав Юрьевич резво поднялся, и встав на противиположной стороне биллиардного стола, начал строить рожи и передразнивать Маринку с целью рассеять ее внимание, и успел.
       Марина ударила наугад, решив доставить шефу удовольствие, чем вызвала фейерверк бурной радости мэра маленького сельца. После чего, кий перешел к нему, а Марина, используя момент временной свободы, открыла окно и вдохнула полной грудью аромат весеннего воздуха, напоенного сладким цветением липы.
       - Вячеслав Юрьевич, - подал голос с порога запыхавшийся тучный мужчина, - Вячеслав Юрьевич, у нас ЧП. Кто-то вытаскал все банки с огурцами из моего подвала. Жулье! Надо что-то делать!
      - А когда ты увидел, что банок нет? – делая большие интервалы между словами, с трудом произнес Мерцанов, одновременно глотая дым от сигареты и нанося удар по очередному шару.
      - Да вот, только что!
      - А когда ты их видел в последний раз? – наконец-то остановив игру и подперев кий о биллиардный стол поднял глаза Мерцанов на посетителя.
      - Да вот, в прошлые выходные.
      - Так это же почти неделя прошла.
      - Ну да, дней пять.
      - Так ты, что же, огурцы-то только по выходным употребляешь? Да с водочкой небось?
      - Ну, так выходит, - немного опешил толстячок.
      - А что же ты в гости не звал? А вот сейчас, когда огурчики пропали, бежишь ко мне!
      - Так я ведь… это…, - не нашелся что ответить мужик и замолчал.
      - Ну, в общем так! С тобой все ясно! Милицию вызывать из-за трех банок с огурцами не стану. Да и незачем! Огурцов-то у тебя уже нет, а уж про водку и говорить-то нечего, - и Мерцанов заливисто засмеялся, отмечая свою остроумность. - Да, что там водка с огурцами, - продолжал он свой монолог, глядя в глаза погрустневшего посетителя, - я пока с женой в Германии работал, у меня весь дом обворовали, шашлычницу сперли, одеяла, насос, телевизор и радио, кухонный комбайн, а ты тут со своими огурцами приперся.
       Мужик ничего не сказал, вышел на улицу, плюнул в сердцах и растер каблуком. А Мерцанов не унимался, понося на чем свет стоит своих грабителей, продолжая перечислять украденные вещи и описывая их достоинства.
      - Вячеслав Юрьевич, ваш ход, вы про игру совсем забыли с этими проблемами, - уверенно прервала монолог шефа Зинаида.
       Мерцанов моментально умолк, все еще ожесточенно вращая зрачками, а сотрудницы притихли в ожидании бури, но совершенно неожиданно Вячеслав Юрьевич расхохотался, показывая свои лошадиные зубы, а Зина и Марина многозначительно переглянулись, что означало “ключ к шефу подобран правильно”.
       - Да, уж! Из-за огурцов я чуть ход не пропустил, - с этими словами Мерцанов загнал шар в сетку почти не целясь, затянулся сигаретой и возобновил повествование о своей жизни в Германии, о том, как купив там новый автомобиль, устроил тонки с “крутым мерседесом” на скоростном шоссе, развив скорость - почти как у самолета, и о том, как случайно скушал чужой бульон в ресторане, и прочее, и прочее. А Зина и Марина блаженно кивали головами и записывали точки на оборотной стороне какого-то бухгалтерского бланка.
05.05.2005г

ИРЕН ТАИС АР

НАПИСАТЬ ОТЗЫВ АВТОРУ

Опубликовано в женском журнале "WWWoman" -- http://www.newwoman.ru -- 18 НОЯБРЯ 2005

ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ ИРЕН ТАИС АР:
Голубиная любовь. Рассказ
Ключ к шефу. Рассказ
Как я вышла замуж за болгарина:
Часть первая: Прощальный троллейбус
Часть вторая: Три круга испытаний: развод, бесплодие, тяжелая беременность
Я остро переживаю негативное отношение людей
Карина. Рассказ
Дело техники или 8 марта - женский день. Рассказ
Четыре маленьких рассказа о моей сельской жизни


ДАЛЕЕ

РАЗДЕЛ "СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА"

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ЖУРНАЛА


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


МИЛЛА СИНИЯРВИ (ФИНЛЯНДИЯ)
АЛЬБИНА ПАБЛИШЕР.
РАССКАЗ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ИРИНА ВОЛОВА (ГЕРМАНИЯ)
ИРИНА ВОЛОВА
ЕСТЬ ЛИ В ЕВРОПЕ
КУЛЬТУРА
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


АННА ЛЕВИНА
МЕЖДУ НАМИ, 
УЖЕ НЕ ДЕВОЧКАМИ. 
ПОСИДЕЛКА ДЕСЯТАЯ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ИРИНА КЛАЧКОВА
ЗАПИСКИ О КАНАДЕ. 
ЧАСТЬ 3
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ТАТЬЯНА ТВЕРДЕНКО
(ЯПОНИЯ)
ЖАН-БАКЛАЖАН ИЛИ ДНИ,
КОТОРЫЕ ЗАПОМНИЛИСЬ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ТАНГО С ПСИХОЛОГОМ. 
ОЛЬГА МАХОВСКАЯ
(МОСКВА)
КАК СТАТЬ СЧАСТЛИВОЙ
ЗАОЧНО? СЕКРЕТЫ
БРАЧНОГО БИЗНЕСА
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ГАЛИНА 
САЗОНОВА-АРТАНЖЕ
(ФРАНЦИЯ)
МОЙ СЫН
(ПРОДОЛЖЕНИЕ РАССКАЗА
"ПЯТОЕ ИЮЛЯ")
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


АННА ЛЕВИНА
(США, НЬЮ-ЙОРК)
ПОСИДЕЛКА 31-Я
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ЕЛЕНА ШЕРМАН
(ЛЬВОВ, УКРАИНА)
ОПОЗДАВШИЕ СЛОВА. РАССКАЗ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ЛИШНИЙ ВЕС,
БЕСПЛОДИЕ, МЕНОПАУЗА
 

ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ЖЕНСКИЙ КЛУБ
СРЕДА, 16 НОЯБРЯ 2005
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Итальянские мелочи
ОКСАНА ТОЛОМЕЛЛИ
ИТАЛЬЯНСКИЕ МЕЛОЧИ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ЖЕНСКИЙ КЛУБ
ВТОРНИК, 15 НОЯБРЯ 2005
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


СВЕТЛАНА ХАМАГАНОВА
ИСКУССТВО ОБЩЕНИЯ.
ЗАЧЕМ ДВА УХА И ОДИН РОТ?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ЖЕНСКИЙ КЛУБ ЖУРНАЛА
14 НОЯБРЯ 2005
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ
ЖУРНАЛА
ПЯТНИЦА, 11 НОЯБРЯ 2005
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


 МАРИНА КОРЕЦ
(ДОНЕЦК, УКРАИНА)
ТЕ, КОТОРЫХ МЫ ПОТЕРЯЛИ...
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ЖЕНСКИЙ КЛУБ
ОБСУЖДЕНИЕ РАЗНЫХ ЖИЗНЕННЫХ СИТУАЦИЙ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ВАНЕССА (США, МИЧИГАН)
СТРАНА КАЛЕЙДОСКОПИЯ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ЖЕНСКИЙ КЛУБ
СРЕДА, 9 НОЯБРЯ 2005
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Виорика Чумак, Канада
ВИОРИКА ЧУМАК
(КАНАДА, ТОРОНТО)
ВОЛШЕБСТВО ЦИФР. ЧАСТЬ 2
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Гороскоп на неделю
ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ


 

НА ГЛАВНУЮ

.
ДРУГИЕ РАЗДЕЛЫ ЖУРНАЛА:..........................
.
 Архив всех номеров
ЖЕНСКИЙ КЛУБ
 КОНКУРС КРАСОТЫ RUSSIAN GIRL
ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ
.
 О проекте
 Галерея красивых мужчин
 МОДА
 ПРАЗДНИКИ
.
 СЕКРЕТЫ СЕКСАПИЛЬНОСТИ Новый год и Рождество
 СЛУЖБА ДОВЕРИЯ
.
 ИСТОРИИ ЛЮБВИ
 СЕМЬЯ, ДОМ, ДОСУГ
 Есть женщины...
 Танго с психологом
 ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО
.
 Иркутск. Байкал
 Девочкам-подросткам
 ЭРОГЕННЫЕ ЗОНЫ ИНЕТА. ЭРОТИКА ЭРОГЕННЫЕ ЗОНЫ ИНЕТА. ЭРОТИКА
 ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ
 Избранная поэзия
.
КРАСОТА
 Интимный дневник
 Избранные анекдоты
 ЛЕТОПИСЬ ЖЕНСКОГО ИНТЕРНЕТА


Rating@Mail.ru

Copyright © 1998_2005 Женский журнал "WWWoman" - http://www.newwoman.ru

Реклама в женском журнале "WWWoman" - http://www.newwoman.ru (рекламный макет)

ПЕРЕПЕЧАТКА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ ЖУРНАЛА ЗАПРЕЩЕНЫ!