Rambler's Top100
. . 
на главную

ЗАМУЖ ЗА РУБЕЖ
ЖЕНСКИЙ КЛУБ

ЖЕНСКИЙ КЛУБ
ИНФОРМАЦИЯ ПО СТРАНАМ
МОДА
КРАСОТА
ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ
КОНКУРС КРАСОТЫ RUSSIAN GIRL
ГАЛЕРЕЯ КРАСИВЫХ МУЖЧИН
ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ
ИСТОРИИ ЛЮБВИ
СЛУЖБА ДОВЕРИЯ
ТАНГО С ПСИХОЛОГОМ
ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО
СЕМЬЯ, ДОМ, ДОСУГ
ПРАЗДНИКИ
СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА
О ПРОЕКТЕ И ЕГО АВТОРЕ
КАТАЛОГ ПЕРВЫХ ЖЕНСКИХ САЙТОВ
АРХИВ
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
............................................./
РУБРИКА "ЗАМУЖ ЗАРУБЕЖ"


 
 
 
 
 
 


СЛУЖБА ДОВЕРИЯ. 
НАТАША: Я БОЮСЬ
СТАТЬ "МУЖЧИНОЙ"
В НАШЕЙ СЕМЬЕ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ИРЕН ТАИС АР (БОЛГАРИЯ)
ЧЕТЫРЕ МАЛЕНЬКИХ
РАССКАЗА О МОЕЙ
СЕЛЬСКОЙ ЖИЗНИ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ЖЕНСКИЙ КЛУБ
СРЕДА, 17 НОЯБРЯ 2004
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ПОЕДИНОК: ТАНЦЫ
ПРОТИВ ФИТНЕССА
ТЕЛО. СОЗНАНИЕ. ДУХ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ЕЛЕНА ВАЙЕТ (США)
БЫТ В АМЕРИКЕ.
ЧТО ЕДЯТ АМЕРИКАНЦЫ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ЗАВТРАКИ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ЖЕНСКИЙ КЛУБ
ВТОРНИК, 16 НОЯБРЯ 2004
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ТАТЬЯНА ТВЕРДЕНКО
(ЯПОНИЯ)
ЖАН-БАКЛАЖАН ИЛИ ДНИ,
КОТОРЫЕ ЗАПОМНИЛИСЬ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ТАНГО С ПСИХОЛОГОМ. 
ОЛЬГА МАХОВСКАЯ
(МОСКВА)
КАК СТАТЬ СЧАСТЛИВОЙ
ЗАОЧНО? СЕКРЕТЫ
БРАЧНОГО БИЗНЕСА
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


ГАЛИНА САЗОНОВА-АРТАНЖЕ
(ФРАНЦИЯ)
МОЙ СЫН
(ПРОДОЛЖЕНИЕ РАССКАЗА
"ПЯТОЕ ИЮЛЯ")
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


АННА ЛЕВИНА
(США, НЬЮ-ЙОРК)
ПОСИДЕЛКА 31-Я


НА ГЛАВНУЮ
ЗАМУЖ ЗА РУБЕЖ


.
УМЕНИЕ СЛУШАТЬ МУЖЧИНУ
Рубрика "Замуж за рубеж"
 в женском журнале WWWoman - http://www.newwoman.ru
 
    ПОНЕДЕЛЬНИК, 22 НОЯБРЯ 2004

    АННА ЛЕВИНА (NEW YORK, USA)
    annalevina2004@yahoo.com

    КНИГА "МЕЖДУ НАМИ, УЖЕ НЕ ДЕВОЧКАМИ" (ЭКСКЛЮЗИВ)

ПОСИДЕЛКИ С АННОЙ ЛЕВИНОЙ
..ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: "ДО"
ЧАСТЬ ВТОРАЯ: "ПОСЛЕ"
.
АННА ЛЕВИНА

Посиделка ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ
.

Женщины любят молчаливых мужчин. Они думают, что те их слушают.
     Саша Гитри


           Однажды в супружестве наступает момент, когда муж чувствует себя последним человеком на земле, мужчиной второго сорта, мистером Никто. Как ему кажется, все, что от него в семье требуется — это приносить зарплату. И это происходит несмотря на общепринятое мнение, будто замужняя женщина никогда не может расслабиться, поскольку мужчина подсознательно уверен, что сумеет найти кого-нибудь получше, помоложе, покрасивее, чем его жена.
          И все же порой можно услышать, как мужчина раздраженно жалуется: “Работаю, как лошадь, тяну лямку изо всех сил. А благодарности никакой! Ни от детей, ни от жены! Плевать им на меня!”
          Так уж повелось, что кто в семье заведует финансами, тот и хозяин. По традиции им считается муж. Но если он отдает все деньги жене, и она решает, за что и как платить, то вопрос о хозяине в доме, естественно, решается не в пользу мужа. Но вот, что интересно: психологи американского кливлендского университета провели исследование и пришли к выводу, что в семьях, где жена — командир, как правило, оба супруга чувствуют себя несчастными и неудовлетворенными. А там, где хозяин мужчина — счастливы и муж, и жена. Отсюда вывод: если жена распоряжается деньгами, жди неприятностей. 
          Материальная независимость работающей жены приводит к тому, что от недостатка внимания теперь уже страдает мужчина. А если еще жена зарабатывает больше, то причин для переживаний у мужа предостаточно. А вдруг она его бросит?
          Хотя, как мне кажется, умный мужчина не должен комплексовать по этому поводу. Наоборот, женой, сделавшей карьеру, можно гордиться. И тем приятнее сознавать, что эта, достойная во всех отношениях женщина, любит именно его, а не кого-то другого.
          Конечно, измотанная на работе женщина, ложась вечером в постель, меньше всего думает о сексе. И в этом большая проблема. Но если хорошо подумать, устаем мы на работе не столько физически, сколько от постоянного нервного стресса. И тут лекарство одно — после работы двигаться, а не падать в изнеможении на диван. Можно записаться на класс аэробики, пойти домой часть пути пешком, покататься на велосипеде или просто попрыгать через скакалку. Придя домой, надо обязательно переодеться. Если на улице непогода, то сразу после работы ступайте прямо в ванну. Полчаса в травяной пене — и жизнь сначала! А если ваш муж знает, что после этого вы готовы к сексуальным подвигам, то пока вы нежитесь в ванной, он вам и ужин согреет.
          А знаете, что в минуту откровения говорят мужчины? “Я не хочу другую женщину, — признаются они, — я хочу свою жену, но в другой комнате и в другой постели”. Поэтому используйте любую возможность оставить дела, детей, родителей и удрать куда-нибудь вдвоем с мужем. По собственному опыту знаю — это очень сближает и обновляет отношения. А вот — другое признание: Тим Аллен в своей книге “Не стойте слишком близко к голому мужику” пишет “Отсидев в тюрьме, я понял, что жизнь без женщины превращает мужчину в жестокое узколобое, безрадостное существо”. 
          У мужчин к нам, женщинам есть свои претензии. Если верить тому же Тиму Аллену, одна из них в том, что до свадьбы мужчина получает от женщины то, что после свадьбы никогда не имеет. Как пример из своей жизни, Тим приводит блюдо под названием “картошка-в-картошке”. Однажды, в тот период когда Тим еще ухаживал за своей будущей женой,  она приготовила для него потрясающе вкусное блюдо: из отварной, сваренной “в мундире” картошки, разрезанной вдоль пополам, выскребывают мякоть. Из этой мякоти делают картофельное пюре, по всем правилам, добавляя молоко, масло и сырое яйцо. Затем это пюре закладывают обратно в кожуру и на несколько минут ставят в духовку до тех пор, пока верх картошки не зарумянится. Как утверждает Тим — это безумно вкусно! “Если ты будешь так меня кормить, — сказал он тогда девушке, — я на тебе женюсь!” Что и сделал, но картошку-в-картошке с тех пор больше никогда не ел.
В то время, как мужья жалуются на то, что жены с годами все меньше хотят заниматься любовью, жены жалуются, что мужья все меньше и меньше с ними разговаривают. “Меньше надо болтать, больше делать” — любит повторять мой муж. Настоящие мужчины не очень разговорчивы — общепринятое мнение. 
Но ведь мы же любим сильных и не болтливых мужчин, которые молчат не потому, что им нечего сказать. Просто они, как выражается один из моих приятелей, не хотят языком перекатывать воздух и наполнять его пустыми словами. Зато если такой мужчина откроет рот, то наверняка можно будет услышать что-то интересное. Так на что жаловаться?
          Я не говорю о тех мужчинах, которые своим зловещим молчанием могут свести с ума любую женщину. Если муж просто не разговаривает со своей женой изо дня в день, из месяца в месяц — это оскорбление. Такой мужчина явно не здоров и ему требуется профессиональная помощь.
          Но мы, женщины, часто говорим о том, что происходит вокруг нас, рассказываем о людях, которые наших мужей абсолютно не волнуют, а порой мы беззлобно (или злобно), чего греха таить, сплетничаем. Как чукчи — что вижу, то пою. Разве это интересно мужчинам?
          Вот если бы мы говорили о своих чувствах, о наших мыслях — другое дело. Конечно, если это такие мысли, которыми можно поделиться, а не, к примеру, “Интересно, а какой наш сосед Иван Петрович в постели?”
          У каждого человека есть мысли, которые лучше вслух не высказывать. А если требовать от мужа, чтобы он все, что думает, говорил вслух, то может выясниться, что за последнее  время вы очень растолстели. Так пусть лучше он молчит, когда его не спрашивают! 
          А может быть, мужья молчат, потому что жены не умеют слушать? Муж начинает разговор о том, что его волнует, а жена, перебивая на самом важном для него моменте, вдруг говорит о чем-то своем, никак не связанном с тем, что рассказывал муж. То есть, в огороде — бузина, а в Киеве — дядька. С вами так не бывало? 
          Или жена слушает мужа, но не слышит его.
          Муж: У нас сегодня на работе уволили пятнадцать человек. Боюсь, мне придется теперь работать все вечера и даже в субботу.
          Жена: Ты не можешь! В этот вторник — родительское собрание, потом в четверг тебе надо съездить к маме, отвести ей продукты и забрать у нее мою записную книжку, которую я забыла в прошлый раз, а в субботу мы приглашены на свадьбу, ты что, забыл? Скажи им там, на своей работе, что ты оставаться вечерами не можешь. Пусть сами выкручиваются!
          А муж в это время думает: “Вот выгонят меня, тогда узнаешь что важней — моя работа или твоя записная книжка”.
          Некоторые женщины делают вид, что слушают, а на самом деле думают о своем. Другие постоянно перебивают, особенно, если с чем-то не согласны. Можно делать это явно, а можно скрытно — зациклиться на какой-то фразе и мысленно готовить ответ, не слушая собеседника. Третьи не задумываются о том, что слышат,  схватывая лишь то, что на поверхности.
          В конце концов, мужьям надоедает сотрясать воздух, и они живут молча. А мы обижаемся. 
          Слушать — это работа. Надо принять, понять, переварить услышанное и сделать соответствующие выводы. По наблюдению врачей, у слушающего внимательно человека повышается температура и кровяное давление, а сердце бьется чаще. 
          Как утверждают психологи, больше всего мужчины реагируют на прикосновение. То есть лучше один раз обнять, чем сто раз говорить приятные слова. Поэтому встречать мужа после работы объятиями и поцелуями — лучшее средство для укрепления отношений. С годами люди, живущие бок о бок, понимают друг друга с полу взгляда. Хорошая жена всегда знает, когда у мужа хорошее настроение, а когда его лучше оставить в покое, когда он хочет близости, а когда его трогать не надо, что его приводит в восторг, а что ранит до глубины души. Так что, если муж не болтлив, не переживайте. Будьте внимательны, умейте слушать и слышать, и вы поймете, что муж общается с вами, но только по-своему. И лишь от вас зависит умение говорить с мужем на его языке. И тут мне хочется вспомнить мой рассказ об одной необычной семье.

    НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК

             Из Баку на аэродроме Ларису Петровну, пышную блондинку с округлыми формами, провожали двое. Видный красиво-морщинистый генерал при всех регалиях, эдакий поседевший Барклай Де Толли, и импозантно-элегантный главный инженер головного предприятия, куда Лариса приезжала в командировку. Главный инженер был так явно влюблен в Ларису, что это просто бросалось в глаза. Его соперник генерал нервничал и бросал страстные взгляды то недовольно-сердитые на соперника, то восхищенные на Ларису. Один целовал ей на прощанье правую руку, другой левую, а она смотрела на своих кавалеров и думала: “Боже, зачем я уезжаю? Может, это любовь, судьба, последний шанс в жизни! Что я делаю? Дура! Дура!” Но вещи уже были сданы и билет зарегистрирован. Ларису ждали С. Петербург, муж Валька, с которым было прожито полжизни, и сынуля, давно не мальчик, но все еще мама-папино дитятко. Родителям приходилось ему помогать и помогать.
             “Никакой личной жизни!” — тяжко вздохнула Лариса. Она последний раз нежно погладила своих верных  рыцарей и, стараясь держать спину попрямей, гордо зацокала каблучками к самолету. Но, войдя в салон, позволила глазам погрустнеть, губам горестно сжаться, а плечам сгорбиться. “Забиться бы куда-нибудь в уголок, рядом с каким-нибудь дедом. Только бы не приставал!” — думала Лариса, оглядывая черноволосую, смуглокожую, белозубо ржущую толпу пассажиров. Она заметила свободное кресло у окна, по соседству с благообразным старичком. 
             Лариса села, пристегнула ремень и отвернулась к иллюминатору, последним взглядом прощаясь с солнечным любвеобильным Баку. Погрузившись в приятные воспоминания, она не заметила взлета и очнулась только тогда, когда стюардесса, разносившая напитки, протянула ей стакан с минеральной водой.
             — Простите, пожалуйста, — вежливо кашлянул Ларисин сосед, — вы, наверное, в С. Петербурге живете, да? 
             — Живу, — нехотя кивнула Лариса и отвернулась к окну, за которым застыла бело-голубая, будто нарисованная картинка.
             — Разрешите представиться, — не отставал Ларисин сосед, — Ашот Гургенович Гарибян, полковник  в отставке. Живу в Баку. Жена у меня очень болеет, парализованная. Вот, еду в С. Петербург немножко отдохнуть.
             “Господи, мне-то какое до этого дело! — раздраженно подумала Лариса. — Отстань, вот привязался!” 
             — Вас как звать? — не умолкал неугомонный старичок.
             — Лариса Петровна, — с досадой пробурчала Лариса, стараясь всем видом показать свою полнейшую незаинтересованность в продолжение беседы.
             Старик замолк. Лариса устало закрыла глаза. Но задремать не удалось.
             — Лариса Петровна, помогите мне! — бывший полковник никак не хотел оставить ее в покое. 
             “Как всегда! — насмешливо подумала Лариса. — Очередное доброе дело. Что же на этот раз?”
             Так получалось, что добрые дела находили ее сами. Если Лариса сознавала, что может помочь, то отказать просто не могла. Она постоянно кого-то куда-то устраивала и что-то кому-то доставала, поэтому часами “висела” на телефоне, чем невероятно злила своего мужа Валентина. Устав от того, что жены либо нет дома, либо она болтает по телефону и не обращает на него внимания, зимой Валентин все свободное время проводил за городом. В компании таких же, как он, рыбаков Ларисин муж просиживал часами у ледяной проруби. А летом, тоскуя по подледной рыбалке, он прямо посреди огромной гостиной разбивал палатку и часами торчал в ней, держа в руках свою любимую удочку. Ну, псих, да и только! Ларисе муж повторял одно и то же: “Ну, что, еще не вляпалась со своими добрыми делами? Погоди-погоди! Тебе за них когда-нибудь башку открутят! Дождешься!” Лариса отмахивалась и продолжала болтать  по телефону, а Валька обиженно сопел и залезал в свою палатку. Так и жили… 
             — Помогите, Лариса Петровна, да? — назойливо гундел полковник в отставке.
             — А в чем, собственно, дело? — повернулась к нему Лариса. — Что вам надо?
             — Понимаете, да? — оживился Ашот Гургенович. — Хочу Петербург посмотреть. Никогда в нем раньше не был. Первый раз еду. Жить буду в гостинице. Человек я порядочный, культурный. Хотите, паспорт покажу? — засуетился он.
             — Господи, зачем мне ваш паспорт? При чем тут я? — подняла брови Лариса.
             — Нет ли у вас, дорогая, какой-нибудь знакомой старушки, которая поводила бы меня по музеям и театрам? — заискивающе улыбнулся полковник. — Я не бедный, деньги есть, да. Билеты куплю, в ресторан поведу. Мне ничего такого не надо. Но скучно же одному в незнакомом городе! Понимаете, да?
             — Нет у меня никакой старушки, — отрезала Лариса и отвернулась.
             — Жаль, — шумно вздохнул Ашот Гургенович. — А, может, вспомните кого-нибудь?
             — Нет. Не вспомню, — не оборачиваясь, покачала головой Лариса.
             Какое-то время летели молча.
             — Лариса  Петровна, — вновь заговорил полковник, — я вам все-таки на всякий случай дам свой номер телефона, да? Вдруг кто-то вам подвернется, какая-нибудь женщина культурная, позвоните мне, да? Пожалуйста, очень вас прошу!
             Старик протянул бумажку, которую Лариса равнодушно сунула в карман. А тут и обед принесли. Пассажиры подкрепились, попили чай-кофе, и после еды почти все, включая Ашота Гургеновича, уснули. Ларисе уже никто не мешал предаваться воспоминаниям о чудесном Бакинском гостеприимстве.
             С. Петербург встретил обычной хмурой погодой, серым небом и такими же буднями. Через пару дней, вечерком, у Ларисы собрались подружки. За чашкой чая они рассказывали друг другу последние новости.
             — Нашу-то Ирку на пенсию отправили, — посетовала Марина. — Теперь сидит одна дома, вытирает пыль со своего любимого хрусталя в серебре и умирает со скуки. Надо ее как-то поддержать, куда-то вытащить, а то совсем закиснет!
             — Слушай, — встрепенулась Лариса, — тут ко мне в самолете какой-то полковник в отставке привязался. Мол, найдите старушку по музеям и театрам походить. Покормить обещал в ресторане… Где-то я его телефон засунула? А, вот он! Давай Ирку сосватаем, пусть развлечется!
             — Почему это Ирку? — обиженно возразила Светлана. — Нашу Ляльку главреж из театра прогнал. Она-то, дура, подтяжку на лице сделала. Так он ей заявил, что на роли героинь она не дотянула, а на роли матерей перетянула, поэтому пока ничего для нее в репертуаре нет. Лялька вся в трансе. Лучше ей твоего старикана подсунем, пусть хоть в ресторане вкусно покушает!
             — Так, девочки, не будем ссориться, — успокоила их Лариса и потянулась к телефону.
             — Ашот Гургенович? Здравствуйте. Это Лариса Петровна. Вы у меня просили старушку. Есть две. Одна — Ирина, кандидат исторических наук из Института Культуры. Образованная, культурная, интеллигентная. Прекрасно покажет вам город и его музеи. Другая — Ляля, актриса драматического театра. Достанет вам контрамарки на любой спектакль. Записывайте телефоны. Скажите им, что от меня. И мой на всякий случай запишите, мало ли какие вопросы возникнут. Записали? Не стоит благодарности. До свидания. Все, девочки, — повернулась она к подружкам, — наших несчастных старушек я пристроила. Обе и развлекутся, и по ресторанам походят!
             Как выяснилось чуть позже, Ашот Гургенович решил начать не с музеев, а с театров, точнее, с Ляли. Все-таки, актриса — звучит очень заманчиво. Ей он и позвонил первой. Но, к несчастью, Ляля от всех переживаний подхватила воспаление легких. Раньше, чем через пять дней выходить на улицу ей было строго запрещено. Узнав об этом, Ашот Гургенович тут же позвонил Ирине. Для знакомства он явился к ней домой, в однокомнатную квартиру на окраине города, с бутылкой вина и цветами. Ирина накрыла легкий ужин на хрустале с серебром и за едой принялась расписывать красоты исторических мест великого города. Она никак не могла решить куда лучше поехать сначала - в Петергоф или в Пушкин, начать с Эрмитажа или Русского Музея, но Ашот Гургенович, оглядев уютную комнату, где был накрыт стол, вдруг спросил:
             — Скажите, Ирина Михайловна, а эта роскошная кровать ваша, да?
             — Конечно, моя, — поперхнулась на полуслове Ирина, которая с упоением рассказывала о прелестях Петергофских фонтанов. — Раз кровать стоит у меня в квартире, то чья же еще она может быть? 
             Ашот Гургенович виновато потупился, а Ирина, удивленно пожав плечами, принялась убирать со стола закуски и накрывать к чаю.
             — Ашот Гургенович, — повернулась она к гостю, — вы бы хотели посмотреть передвижников или сразу начнем с западноевропейской живописи, например, с импрессионистов?
             — А можно я лучше вашу кровать посмотрю, уж очень она красивая, да? — простодушно брякнул полковник в отставке.
             Ирина, которая в этот момент доставала из серванта кобальтовый с золотом Ломоносовский сервиз, решительно поставила чашки обратно. 
             — Моя кровать не имеет никакого отношения к предметам искусства, и рассматривать ее незачем! Я вижу вас, Ашот Гургенович, совсем не интересуют достопримечательности С. Петербурга! И я сомневаюсь, что смогу вам помочь в вашем времяпровождении! Спасибо за визит и всего вам доброго! — с этими словами Ирина выразительно посмотрела на дверь. Полковник понял намек, молча нахлобучил свою огромную кепку и поспешил к выходу. 
            На следующий день, купив бутылку вина и букет, Ашот Гургенович позвонил Ляле-артистке. Поскольку она все еще была не совсем здорова, он буквально напросился к ней в гости. 
            — А квартира-то у вас не своя, да? — входя, разочарованно покачал головой гость.
            — Не своя, — вздохнула Ляля, кутаясь в пуховый платок. — Сын два раза разводился, и вот в результате обменов я оказалась в коммуналке. Но ничего, соседи хорошие, жить можно. А кому эти чудесные цветы? Мне? Спасибо большое! — повеселела она. — Ашот Гургенович, проходите, вот моя комната, а я пока чайник поставлю, располагайтесь, я быстро!
            Через несколько минут Ляля вошла в свою комнату и остолбенела. На ее кровати возлежал раздетый до нижнего белья бывший полковник. Костюм Ашот Гургенович аккуратно развесил на спинке стула, а сам, скрестив на груди узловатые ручищи, как ни в чем не бывало, уставился на застывшую у порога Лялю.
            — Не стесняйтесь, проходите, да! — гостеприимно улыбнулся он.
            Ляля попятилась, задом распахнула дверь, выскочила из комнаты и метнулась к телефону.
            — Лариса! — взвизгнула она. — Это ты мне прислала сексуального маньяка из Баку? Вот теперь приезжай и вытаскивай его из моей кровати!
            — Как из кровати? Почему? — изумилась на другом конце провода Лариса. — Не волнуйся, ради Бога! Если надо, я сейчас же приеду!
            Ларисин муж Валька, услышав о чем разговор, выскочил из палатки, где он сидел уже два часа, и забегал кругами вокруг жены.
            — Что, влипла, да? Влипла? — злорадно приговаривал он. — Я тебя предупреждал! Ну что? Влипла наконец-то?
            — Ляля, прекрати так волноваться, тебе же нельзя! Ты хочешь, чтобы я приехала? Я выезжаю!
            — Лариса, этот наглец у меня в комнате валяется на кровати в своем армейском исподнем! Представляешь? У него все белье на штрипках, и все они завязаны на бантики! Два бантика на руках, один на шее и два на кальсонах! И вот он весь в этих дурацких бантиках разлегся на моей постели!
            В это время в квартире Ляли на шум из кухни выплыла соседка Таня, женщина-гора, и статью, и лицом похожая на американскую статую Свободы.
             — Ляль, ты чего орешь, как оглашенная? Где там этот мужик в бантиках, покажь!
             — Ляля, мне приезжать? — вопила из трубки Лариса.
             — Ладно, не надо, мне Таня поможет! — шмякнула на рычаг телефонную трубку разгневанная Ляля и поспешила за Таней в свою комнату.
             — А ну, кто там в чужую койку залез? Слазь! — рявкнула Таня с порога.
     Ашот Гургенович резво вскочил, по-армейски молниеносно оделся и через минуту уже семенил по лестнице вниз, на улицу.
             На следующий день полковник позвонил Ларисе.
             — Лариса Петровна, да? Здравствуйте. Это Ашот Гургенович говорит. Дорогая, кого вы мне подсунули? Все эти артисты алкоголики, да? Я вчера к вашей Ляле зашел, она совсем пьяная была! Теперь может наговорить обо мне всякую ерунду, вы ей не верьте, да?
             — Ашот Гургенович, — отчеканила Лариса, — во-первых, Ляля вообще не пьет. Это раз. А, во-вторых, если бы вы мне прямо сказали, что вам нужно, то я бы вас послала… — Лариса выдержала паузу и закончила, — на Московский вокзал. Понятно, да? — передразнила она полковника в отставке.
             Ашот Гургенович ничего не ответил. Лариса повесила трубку и вошла в гостиную.
             — Валя, вылези же ты из палатки, наконец! — взмолилась она. — Ну что это за жизнь? Какой-то сумасшедший дом, да и только! Боже мой, почему все мужики такие идиоты?
             — Положим, не все, а только те, кто ищет приключения, — пробасил Валентин и вылез из палатки. 
     

    МУЖСКАЯ ЛОГИКА

    Если утром жена с вами не разговаривает, значит, пьянка удалась!
         Андрей Кивинов
    Хорошая жена уходит навсегда, оставив на неделю еды.
         Г. Малкин 
    У женатого мужчины есть только одна возможность оставить за собой последнее слово: сказать жене «Ты права».
         Витторио де Сика
     

    ЖЕНСКАЯ ЛОГИКА

    Чтоб сделать женщину добрей,
    Есть способы простые:
    Ей нужно парочку вещей,
    Но каждый день другие.
                     * * *
    Любая женщина готова
    Любить и мужу верной быть.
    Но где же мужа взять такого,
    Чтоб эту верность подарить?
                     * * *
    Жизнь обычно редко удаётся
    С мужиком, который не смеётся.
                     * * *
    Когда жена молчит зловеще или тупо,
    Её перебивать рискованно и глупо.
                     * * *
    Для любящего сердца всё равно
    Что есть сейчас, что будет и что было,
    И женщина всегда прощает. Но
    Напоминает часто, что простила.

    Анна Левина
    «Анютины глазки»

    СЮЖЕТЫ ИЗ ГАЗЕТЫ

    31/181/71, интересная и толковая, хочет встретить состоятельного и самостоятельного до 47 лет для создания семьи. Наличие высокого роста и ума обязательно. 
    Елена.

    ПРОДОЛЖЕНИЕ: ПОСИДЕЛКА 33-я

Анна Левина New York, USA

На фото: Анна Левина

НАПИСАТЬ АВТОРУ: annalevina2004@yahoo.com


Опубликовано в журнале "WWWoman" - http://www.newwoman.ru  22 НОЯБРЯ 2004
ПРЕДЫДУЩАЯ ПОСИДЕЛКА

НАЧАЛО ПОСИДЕЛОК С АННОЙ ЛЕВИНОЙ: ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: "ДО"
ЧАСТЬ ВТОРАЯ: "ПОСЛЕ"


АННА ЛЕВИНА. БРАК ПО-ЭМИГРАНТСКИ. РОМАН
(Летом 2003 года роман был удостоен "Золотого Остапа", высшей российской международной национальной премии в жанре юмора и сатиры, номинация "Безграничный юмор"). 

АННА ЛЕВИНА. HELP WANTED или КОМУ МЫ НУЖНЫ?


ПЕРЕЙТИ В РАЗДЕЛ "СОВРЕМЕННАЯ ЭКСКЛЮЗИВНАЯ ПРОЗА"
ЗАМУЖ ЗА РУБЕЖ

ЖЕНСКИЙ КЛУБ

ИНФОРМАЦИЯ ПО СТРАНАМ

ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО

ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ


ДАЛЕЕ
   

Copyright © ЖЕНСКИЙ ЖУРНАЛ WWWoman -- http://www.newwoman.ru -- 1998 -2004



Rating@Mail.ru

Реклама - в женском журнале WWWoman - http://www.newwoman.ru - рекламный макет
 

ПЕРЕПЕЧАТКА И ЛЮБОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ ЖУРНАЛА ЗАПРЕЩЕНЫ!