Rambler's Top100
. . 
..
НА ГЛАВНУЮ
Рубрики 
ИСТОРИИ ЛЮБВИ
ЖЕНСКИЙ КЛУБ
СЕКРЕТЫ СЕКСАПИЛЬНОСТИ
ЗАМУЖ ЗА РУБЕЖ
МОДА
КРАСОТА
ГОРОСКОП
КОНКУРС КРАСОТЫ RUSSIAN GIRL
ГАЛЕРЕЯ КРАСИВЫХ МУЖЧИН
ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ
СЛУЖБА ДОВЕРИЯ
ТАНГО С ПСИХОЛОГОМ
ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО
СЕМЬЯ, ДОМ, ДОСУГ
ПРАЗДНИКИ
НОВЫЙ ГОД И РОЖДЕСТВО
СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА
О ПРОЕКТЕ И ЕГО АВТОРЕ
АРХИВ
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ


ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ


КОНКУРС КРАСОТЫ
МИСС ОКТЯБРЬ 2006
ИТОГИ ГОЛОСОВАНИЯ !


ИСТОРИИ ЛЮБВИ
ЛЮБОВЬ В.  "ПИСЬМО В НИКУДА"


МАРИНА КОРЕЦ 
"ДЕНЬ ЁЛОЧКИ". РАССКАЗ


КОРОТКИЕ МУЖСКИЕ
СТРИЖКИ 2006-2007


ЖЕНСКИЙ КЛУБ
ВЫПУСК N.511


ЖЕНСКИЕ ПОЛУШУБКИ
СЕЗОНА ЗИМА 2006/2007


СЛУЖБА ДОВЕРИЯ
АННА: ГЛАВНЫМ КРИТЕРИЕМ
ДЛЯ МЕНЯ ВСЕГДА БЫЛА
СТАБИЛЬНОСТЬ


ЖЕНСКИЕ МОДНЫЕ ШУБЫ
ЗИМЫ 2006/2007


ЖЕНСКИЙ КЛУБ
ВЫПУСК N.510


ИРИНА КОНЬКОВА, БРЯНСК
"ЭЛКИНЫ ОГОРЧАЛКИ". РАССКАЗ


ЖЕНСКИЙ КЛУБ
ВЫПУСК N.509



НА ГЛАВНУЮ
РУБРИКА: ИСТОРИИ ЛЮБВИ
ЖЕНСКИЙ ЖУРНАЛ WWWoman - http://www.newwoman.ru
Красота | Мода | Конкурс красоты | Красивые мужчины | Гороскоп на неделю | Женский клуб | Служба доверия | Истории любви | Замуж за рубеж
ГЛАВНАЯ | ИСТОРИИ ЛЮБВИ | СВОЯ ЗВЕЗДА
    03 НОЯБРЯ 2006
    МАРИНА СИБИРЦЕВА
    О себе: Меня зовут Мариной, живу на две страны - Дания и Португалия, ну а большую часть времени в связи со спецификой работы мужа проводим в разных уголках планеты. Несколько лет я веду авторскую страничку о стиле жизни в одном из новосибирских глянцевых журналов (в Новосибирске я родилась и провела большую часть жизни, хотя моему заграничному периоду предшествовал период московский). Начиналось все как хобби - от переизбытка впечатлений информационных и визуальных, но вот недавно закончила дистанционные курсы "фриланс журналистики". 

    СВОЯ ЗВЕЗДА
    РАССКАЗ
    .

    .

            Джери стояла у окна с чашкой кофе и любовалась  узором, которым мороз, талантливый художник, уже вторую неделю разрисовывал окно в ее кабинете. Ассиметричная симметрия. Совершенство линий. Вот если бы перенести этот рисунок на бумагу! В пастельных тонах могло бы получиться очень интересно. Когда-то Джери рисовала. Неплохо. Но давно. А сейчас в ее жизни было мало творчества, зато много офисного пространства, суеты дед-лайнов, встреч с клиентами, споров с начальством и подчиненными. Иногда даже слишком много. 
    Вообще–то по паспорту ее звали Евгенией. Но паспортное имя было не в ходу. Она и правда была немного похожа на неугомонного мышонка из диснеевского мультика – стремительность походки, проворность движений и невысокий рост. При своих ста пятидесяти пяти сантиметрах роста Джери предпочитала по-ортопедически комфортную обувь, а  на девушек, истязающих себя каблуками, смотрела с жалостью. Когда рыжеволосая экс Спайс Гелз похудела и появилась в новом имидже в клипе песни 'It's Raining Men',  друзья и знакомые Евгении, все без исключения, обратили внимание на ее поразительное внешнее сходство с Перчинкой Холливел. С тех пор иначе как Джери ее никто не называл. 
    ...........................................................................................................................................................

            В офисе царила обычная пятничная суета с ее еженедельно-одинаковыми приметами: заторы около ксерокса, масса непонятно откуда свалившихся в электронный почтовый ящик мэйлов, ответить на которые нужно было «вчера», сладко-ванильный запах кондитерских изделий – правила корпоративного кодекса разрешали сотрудникам отмечать дни рождения на работе только по пятницам. 

            Директор департамента Питоныч отчитывал в коридоре секретаря Верочку за то, что та перепутала разницу в часовых поясах и не отправила вовремя факс. 

            За столом напротив сидел новый сотрудник – менеджер проектов Четвериновиков. Он сосредоточенно вглядывался в монитор своего компьютера. 

            - Интересно, новости спорта читает или карточный пасьянс у него не сходится? – усмехнулась про себя Джери. 

            Джери не считала себя феминисткой, но новоиспеченный коллега Четвериновиков ее раздражал. Он, конечно, не виноват, что его подселили в ее кабинет, но то, что ему передали несколько ее проектов - это ему Джери простить не могла. На следующей неделе Четвериновиков летит на выставку в Шанхай. А ведь это она, Джери, сделала большую часть подготовительной работы. 
    ............................................................................................................................................

            Все воскресенье погода стояла такая, что добрая собака хозяина на улицу не выгонит. Но Мося благородством порывов не отличался, поэтому Джери пришлось натягивать кроссовки и вышагивать под зонтиком по лужам, пытаясь внушить себе радостный оптимизм по поводу общения с природой. Полезно опять же. Для фигуры. 

            «А вдруг простужусь и свалюсь с циститом? Вот она – цена любви к природе, будь эта природа не ладна. А  во вторник - очень ответственные переговоры», - Джери шла быстрым шагом по аллее парка и разговаривала сама с собой. Вокруг не было ни души, поэтому Джери не боялась, что кто-нибудь услышит ее монолог и примет за городскую сумашедшую. 

            Мося энергично семенил рядом. Ему было хорошо. Мазохист ушастый! Вообще-то, Джери  не любила собак. Вернее, она была к ним абсолютно равнодушна. Да и ее профессионально-суматошный стиль жизни был несовместим с радостями  собаководства. Мося достался Джери по чистой случайности. В качестве оплаты долга от соседа Толика. Не весьма чистоплотный клиент поставил ему ультиматум: или Толик берет щенков йоркширского терьера, или оплата за ремонт поступит неизвестно когда, если вообще поступит. Толик стрельнул у Джери «пару сотен американских» до ближайшего гонорара, и как объяснить соседке, что возврат долга откладывается на весьма неопределенное время, он не представлял. Или предложить ей возврат долга «борзыми щенками»? Маленькие золотисто-рыжие пушистые комочки жались друг к другу в большой плетеной корзине.

            Джери улыбнулась, вспоминая  как  один из комочков с очаровательной мордочкой и смышлеными озорными глазками-бусинками доверчиво потянулся к ее ладони. Обнюхал и лизнул. Ну как тут устоишь? К тому же Джери была девушкой практичной и прекрасно понимала, что реальная цена такой крошке в несколько раз больше, чем занятая Толику сумма. Толик объяснил, что по паспорту комочек зовут Маджестик Мадли Максимус Ману Мэрбелтон. Так Мося поселился у Джери. А его паспортное имя было не в ходу. 

            За окном продолжался ливень. Чтобы согреться после неурочной прогулки, Джери наполнила ванну горячей водой. Щедро насыпала из большого стеклянного пузырька соль с запахом хвои. После хвойной расслабленности – пушистый махровый халат и чашка зеленого чая.  Джери хотелось свернуться клубком и спрятаться от мира. 

            Как и у Амели, главной героини одноименного фильма, у Джери был свой набор маленьких радостей. Джери называла их «три С»: суши, сигареты и сериал «Секс в большом городе». Суши Джери любила несмотря на то, что мода на них несколько лет как прошла, и любопытные до всего нового жители российской столицы переключили свое внимание на кухню-фьюжн. Сигареты – невзирая на то, что вредно и вообще неразумная трата денег. Сериал «Секс в большом городе» - без оглядки на мнение близких подруг, которые это ее увлечение совершенно не разделяли. Скорее даже наоборот – не одобряли и снисходительно посмеивались. Подруг звали Инессами. Обеих. Первая Инесса (кандидат филологических наук) обожала фильмы Феллини на языке оригинала, вторая Инесса (психотерапевт с успешной и обширной практикой) была большой поклонницей творчества Вуди Аллена. Инессам было жалко тратить свое ценное свободное время на такие несерьезности, как похождения американских self-maid за тридцать в поисках счастья и качественного секса. Джери же с самых первых серий подсела на этот всепланетный кинематографический бестселлер. Досмотрев последнюю серию последнего эпизода, ей стало  грустно, как будто любимых подружек на самолет посадила без перспектив на скорую встречу. Чтобы заполнить этот образовавшийся вакуум, она, скорее по инерции, чем по душевной склонности, переключила свое внимание на сериал «Отчаянные домохозяйки». Не то чтобы она действительно сопереживала жизненным хитросплетениям главных героинь, но ей было любопытно наблюдать за тем, как виртуозно «домохозяйки» манипулируют окружающими мужчинами. Джери манипулировать не умела. Ни мужчинами, ни вообще. 

            Что касается мужчин, жизнь ей постоянно предлагала два варианта на выбор: очарованные собственной красотой молоденькие мальчики с психологией альфонсов или женатые плейбои на ответственных должностях предпенсионного возраста. Первые заглядывали ей за шиворот, чтобы проверить брэнд ее пуловера и позволяли оплатить свой коктейль в баре, и это при том, что Джери, прямо скажем, совсем не дурнушка и вообще всего на пару-тройку лет старше. Вторые предлагали в завуалированной форме должность «младшей любимой жены». Припев у «вторых» был всегда одинаковый: «жена меня не понимает, наш брак – это пустая формальность из-за ребенка». О формальности брака их жены пребывали в счастливом неведении, а «ребенки» были почти ровесниками  Джери. 

            Или вот сосед по лестничной площадке Толик. Когда два года назад Джери переехала в этот дом, он сразу начал оказывать ей знаки внимания. Джери реагировала отстраненно-приветливо и Толик достаточно быстро прекратил штурм крепости. Это было Джери только на руку. У них установились совершенно ровные, приятельско-соседские отношения. С Толиком можно было поболтать о новинках кино или прогнозе погоды на ближайшие выходные. Иногда Толик помогал ей с починкой сантехники или электроприборов. Он был мастером на все руки по призванию, а на  жизнь зарабатывал ремонтом квартир. При встрече с Джери Толик всегда улыбался многозначительно, давая понять, что если вдруг Джери передумает... Толик был неплохим парнем. Не-пло-хим. Иногда к Джери подкрадывалась мысль: «а что если Толик и правда вариант? », но тут же ей так себя жалко становилось, какое-то безысходное счастье в стиле известного шедевра советского кинематографа. Джери всегда было жалко героиню Алентовой в фильме «Москва слезам не верит». Слесарь Гоша не казался Джери подходящим вариантом для красивой и успешной Катерины. Была в этом выстраданном счастье какая-то предначертанная заранее безысходность. Все как у людей. Чем так, уж лучше быть одной, - размышляла Джери, наливая себе в чашку чай.

            Не то чтобы Джери нравилось ее одиночество, совсем нет. Как всякая нормальная девушка она мечтала о Единственном: умном, надежном, добром. Это должен быть мужчина, с которым можно разделить интересы, яркие мгновения жизни,  опереться на его плечо. Таких пока не попадалось. Но вот понятие «замуж» как совокупность котлет на сковородке, язвы-свекрови и мужниных носков ее никогда не прельщало.

            Зазвонил телефон. Инесса-филолог собиралась в кино и предлагала Джери присоединиться. 
    - Говорят, шедевр. Просмотр – обязателен! Американский, правда, но, кажется, и правда шедевр, - втолковывала Инесса на другом конце провода. 

            Идея пойти в кино совершенно не прельщала. Да и домохозяйки вот-вот начнутся. 
    Джери удобно устроилась в мягком икеевском кресле. По экрану телевизора текли заглавные титры сериала. 

            Телефон снова настойчиво затрещал. Ну не хочу я в кино. Не-хо-чу! Джери нехотя подняла трубку.

            - Евгения Евгеньевна? - громогласно вопрошал Питоныч. В пятницу в Шанхай  полетишь на выставку. Нашу фирму представлять. 
            - Я? Почему? А как же Четвериновиков? С ним ничего не случилось? - поспешно поинтересовалась она. 
            - Случилось! У растяпы случилась амнезия, и он совершенно забыл, что у его паспорта уже три месяца как срок годности истек! А еще визу надо делась. А нам рисковать никак нельзя. Кровь из носа, но на этой выставке нам нужно быть! С английским у тебя вроде нормально, паспорт действующий?
            - Да...
            - Ну и чудненько, - подвел итог Питоныч и положил трубку.

            Ну и дела! Шанхай! Джери достала из холодильника открытую две недели назад бутылку Мартини (экста-драй, любимый) и щедро плеснула в стакан. Тост за отчаянных домохозяек, благодаря которым она оказалась в нужное время в нужном месте. Дома то есть. Джери любила путешествовать. Любила бродить по улочкам маленьким европейских городов. Любила мощеные гладкими булыжниками мостовые, маленькие уютные ресторанчики на несколько столиков. Французские, португальские, греческие. Особенно итальянские. Китайскую же кухню Джери не любила. Да и Китай не был страной ее мечты, но побывать там в командировке – это совсем другое дело. Просто подарок судьбы.  В подарки судьбы Джери не верила. 

            «Все, что есть хорошего в жизни - либо аморально, либо незаконно, либо ведет к ожирению». Джери часто цитировала эту фразу. Все, что случалось хорошего в ее жизни – случалось по недоразумению. Как йоркширский терьер Мося. Или вот как эта командировка в Шанхай.
    ......................................................................................................................................................

            Джери открыла паспорт и не поверила своим глазам. Мультивиза на полгода. Чудеса! Случаются исключительно тогда, когда ты в них не заинтересован. Почему-то в посольствах европейских стран ей ни разу «по недоразумению» мультивизу на полгода не шлепнули. 
    ............................................................................................................................................

            Шанхай понравился Джери сразу. Понравилась бурлящая жизнь города и его южный шарм. Пальмы, по-европейски ухоженные газоны, микс старинной архитектуры и футуристических небоскребов. В Шанхае было множество японских ресторанов (так сложилось исторически) и поражающее воображение количество европейских кофеен (трэнд последних лет). В общем, настоящий рай для любителей суши и чизкейков. 

            Рабочая неделя пролетела быстро. Джери работала профессионально, эффективно и... на автопилоте. Несмотря на «автопилотное» настроение, Джери заключила два контракта и подписала одну предварительную договоренность. Полученными визитными карточками можно было, при желании, оклеить с двух сторон ее огромный чемодан. Питоныч будет доволен. По вечерам Джери много и с удовольствием гуляла по улицам Шанхая. Наслаждалась его динамичной и космополитичной атмосферой. Какофония звуков, коктейль запахов, цветомузыка огней ночного города. Джери улыбалась городу. Город улыбался ей. Они явно понравились друг другу. Улыбчиво-назойливые продавцы фальшивых часов «Ролекс» и копий сумок «Луис Вуиттон» не раздражали Джери, а скорее наоборот, забавляли. На пешеходной улице Нанджин Джери купила себе черный веер (потому что очень красивый), кашемировый свитер (потому что великолепное качество) и шелковую пижаму (потому что давно хотела). 

            В кафе на пятьдесят четвертом этаже было уютно. Бежевое, с нераздражающей позолотой пространство, элегантная мебель из дерева цвета махагон, удобные кресла и вид из окна, от которого захватывало дух. Джери ковыряла вилкой свой чизкейк из сыра панкотта и размышляла о том, что как, казалось бы, все замечательно. Почти картинка из глянцевого журнала. А на душе почему-то тоскливо. Если не до волчьего вытья, то до жалобно-тоскливого поскуливания. Глаза начали предательски затуманиваться. 

            К ней за столик уверенно шлепнулся молодой человек. Симпатичный и... с большими белыми крыльями за спиной. Ангел! В отличие от ангела-Траволты из фильма «Майкл» - без лишнего веса, в элегантном костюме-тройке и... как бы это сформулировать... без сразу бросающихся в глаза плохих манер. 
            - Ну что, Джери, тоскливо тебе?
            - Я  умерла, да?
            - Ну уж нет! Об этом тебе думать еще совсем рано. Ты жива, почти здорова (твой заложенный от кондиционера нос в расчет не берем) и сидишь в кафе «Гранд Хайат» на пятьдесят четвертом этаже одноименного отеля. Да не нервничай ты так, - продолжал он миролюбиво, - Ангелов, что ли, ни разу в жизни не видела?

            Из-за колонны материализовался официант в черном шелковом костюме и поинтересовался, не желает ли сэр что-нибудь заказать. Ангел заказал чашку каппучино. 

            - Не видела, - шмыгнула носом Джери и сама не понимая почему (обычно она не любила откровенничать с незнакомыми людьми) выложила Ангелу все-все-все: про отсутствия счастья в личной жизни и вообще личной жизни как таковой, про то, что на работе кроме зарплаты ее уже давно ничто не радует, про то, что ее мечта (рисование) уже никогда не осуществится. Про то, что жизнь – это пасьянс, который почему-то никак не сходится. 
            - Слушай, а ты хоть что-нибудь сделала для того, чтобы осуществить свою мечту? Ты пыталась, пробовала, старалась? – серьезно и немного рассержено спросил Ангел. И вообще, бросай курить! Тогда и восстанавливать цвет лица всеми этими супердорогими кремами не надо будет. Ангел бесцеремонно вытащил сигарету из ее рук и затушил об пепельницу. - Ты ведь завтра улетаешь? Обязательно загляни в дом номер 7, что на перекрестке улиц Фуйоу и Лишуи. Это недалеко от парка Юйань. 

            Джери уже успела побывать в этой районе Шанхая: маленькие по размеру, но неисчерпаемые по содержанию, как сумка Мэри Поппинс, магазинчики, масса ресторанчиков, кафе и забегаловок, зазывалы на улице – улыбаются, машут руками, дергают за рукав. 

            - Слушай Ангел, я сегодня устала от шопинга и вообще уже успела купить все, что планировала. 
            - Вот еще, - фыркнул Ангел, - стал бы я тебе шопинг предлагать. Я Ангел, но я же мужчина, в конце концов. Ненавижу шопинг. 
            - Дом номер 7, пересечение Фуйоу и Лишуи?, - задумчиво повторила Джери.
            - Да! Все точно. И вот что – верь в свою звезду! - сказал странный собеседник и вылетел в окно. 
     

            - Вы видели как молодой человек вылетел в окно? - спросила Джери официанта неуверенным голосом.
            - Вы хотели сказать вышел в дверь, мисс? - вежливо поправил ее официант. 

            Ох уж эти туристы, – подумал про себя официант, - от переизбытка впечатлений начинают забывать свой родной язык. А неродной и подавно. Нагуляются за день так, что голова у них кругом и мысли вразбег. 
            Официант очень гордился тем, что родился и вырос в таком большом, красивом и замечательном городе. Он был уверен, что Шанхай – это город, где сказки превращаются в быль. Здесь можно добиться очень многого. Если рано просыпаться, много работать, быть трудолюбивым и осторожным. 

            - Да, да, в дверь – рассеяно повторила Джери. Принесите счет, пожалуйста.

            Джери пробежала глазами по белому прямоугольнику. Клубничный чизкейк из сыра панкотта, кофе-латте и... каппучино. В пепельнице тлела неполностью потушенная сигарета. 

            - Мда, - подумала Джери, - могу поверить в то, что я сама заказала каппучино, но затушить сама едва начатую сигарету я точно не могла...

            Улица Фуйоу жила своей обычной, бурлящей как весенний ручей, жизнью. Голоса, звуки, запахи. Люди, автомобили, велосипеды. Массивная красного цвета входная дверь дома номер семь была полуоткрыта. Джери, движимая гремучей смесью из скептицизма и любопытства, заглянула внутрь. 

            Все стены большого и на удивление светлого помещения были с пола до потолка увешаны картинами. От такой красоты у Джери в прямом смысле слова перехватило дыхание. Пожилой китаец (все это время он стоял спиной, как будто ему совершенно не было никакого дела до незваных посетителей)  повернулся к Джери. 

            - Нравится? – спросил он, хитро улыбаясь.
            - Да! Очень!
            - Всем нравится. Хочешь купить?
            - Нет! То есть да, то есть нет – я хочу научиться также рисовать – горячно, на одном дыхании, выпалила Джери. 
            - Я редко беру учеников. Но знаешь, тебе повезло. Я собрал небольшую группу, классы начнутся через неделю. Не опоздаешь? 

            В понедельник Джери доложила начальству о результатах выставки и положила на стол заявление «по собственному желанию». 

            - Неужели переманили? – побагровел Питоныч. Вот она, человеческая благодарность! Мы ее, значит, в отель пятизвездочный, в самолете, понимаешь, бизнесс-классом, а она...
            - Нет, что Вы, Александр Капитонович, - быстро начала оправдываться Джери. Никто меня не переманивал. Я не к конкурентам ухожу. Я рисовать собираюсь учиться. 

            Питоныч посмотрел на Джери с плохо скрываемой жалостью. (Интересно, у нее в роду шизофреники есть?). Заявление он подписал.

            Через пять дней Джери снова была в Шанхае. Ей казалось, что она вообще оттуда и не улетала. А еще ей казалось, что все, что происходит с ней – сон. Впрочем, долго спать было некогда. Джери нужно было успеть подтвердить мастеру Фэнмяню, что она готова приступить к занятиям в его группе и за пару дней найти жилье. У Джери были некоторые накопления, но на роскошь рассчитывать не приходилось. Хайат отпадал. 

            Джери повезло найти маленькую однокомнатную студию. С душем и по линии метро. Лучшего было и не придумать. Шанхай город дорогой. Правда пропитаться здесь можно было дешево. 

            Чтобы баловать себя раз в неделю суши, Джери бросила курить. Вариантов не было: пачка ее любых ментоловых «Собрание» стоила четырнадцать юаней, а порция суши-ассорти - пятьдесят. Так Джери расставила свои приоритеты. 

            Дни бежали быстро. «Кто не отдастся целиком делу, не будет иметь блестящих успехов». Эту фразу Учитель Фэнмянь любил повторять особенно часто. Джери училась на одном дыхании. Идеи превращались в сюжеты, детали – в целостную композицию. Она впервые в жизни не волновалась за будущее и не грустила по прошлому. Она жила настоящим.
    ......................................................................................................................................................

            Через полгода Джери улетала из Шанхая с легким сердцем и большой папкой своих работ. 

            В российской Столице кажется за это время о ней позабыли. И даже Мося, предатель лохматый, испуганно прятался за ноги джериной мамы, не желая признавать в Джери хозяйку. Или просто не мог поверить своему собачьему счастью. 

            - О соседка, - удивленно протянул сосед Толик, столкнувшись с Джери на лестничной площадке. Где пропадала? Давненько, давненько я тебя не видел.
            - И я тебя тоже, Анатолий, давненько не видела – весело и, как показалось Толику, многозначительно, улыбнулась Джери. 

            Инессы ее, конечно, не забыли. Но разговаривали с ней хоть и радушно, но как-то... осторожно. Чувствовалась в их голосе интонация, свойственная родственникам не совсем здорового человека. 

            Уже пару месяцев Инесса-филолог все свое свободное время посвящала роману, который накрыл ее с головой на бескрайних просторах интернета. Итальянец, обладатель просторной квартиры в центре Рима и кота по кличке Рафаэлло, кажется, не на шутку влюбился в голубоглазую Инессу и уже получил визу  в Россию, что, несомненно, подтверждало серьезность его намерений. «Симпатичный, разведен, образование высшее, рост 178, возраст подходящий» – Инесса повторяла эту стратегическую информацию словно мантру. И знаешь, у него есть друг. Неженатый. Хочешь, он тебе напишет? Как всякой счастливой влюбленной женщине Инессе хотелось видеть людей вокруг себя тоже влюбленными и счастливыми. Она верила в терапевтическую силу любви. В то, что роман обязательно поможет Джерри вернуться к реальности, из которой та выпала по какому-то казусному недоразумению. 

            - Тебе обязательно повезет, - горячо уверяла Инесса. Мне же повезло, и тебе повезет. Пообещай, что обязательно ответишь на письмо!
            - Не пообещаю, - вяло отшучивалась Джери.

            Не то чтобы Джери была принципиально против иностранных мужчин, но и особых надежд на них не возлагала. По работе ей приходилось общаться с иностранцами и иллюзий по поводу их исключительных личностных качеств она не питала. Люди как люди, все разные - хорошие и не очень, а идиотов в любой стране хватает. К тому же многие из них, пообтесавшись за несколько лет в России, с удовольствием включались в игру «поиск младшей любимой жены». И даже не особо скрывали этот факт, так открытым текстом и говорили «ищу гел-френд, которая скрасит время моего пребывания на чужбине». Что же касается интернет-женихов – идея, в целом, была не плоха. Но в то, что образованный, привлекательный, неплохо зарабатывающий мужчина и не бирюк по характеру к тому же, будет тратить время на рассылку писем в брачные агентства, Джери верила слабо. Дай бог, чтобы Инессе повезло. 

            Инесса-психолог тоже очень хотела помочь подруге вернуться к реальности. Она предложила Джери десять бесплатных сеансов психоанализа (полтора часа каждый) и пятидесятипроцентную скидку на все последующие. 

            Вечером Джери позвонила в дверь соседа Толика. 

            - Слушай, у меня нет денег, но есть мои картины. Согласишься сделать ремонт в обмен на несколько моих работ? – Джери раскрыла перед Толиком свою папку.
            - Ух ты! Сама что ли нарисовала?
            - Сама.
            - Ну что ж, борзыми щенками так борзыми щенками! Я все равно решил в отпуск не ехать. К тетке в Ялту не охота, а на Турцию денег нет. Чтобы отдохнуть душевно и с шиком, - будто оправдываясь поспешил с объяснениями Толик. Не в двухзвездочник же там селиться. Только чур, я твою галерею в свое портфолио включу! 

            Джери удивленно смотрела на Толика, раньше слов типа «портфолио» она от него не слышала. 

            - И телефон твой давать буду в случае чего! 
            - Кому и зачем?
            - Ну эти, как их, рекомендации давать будешь. Не волнуйся, сделаем все быстро и по первому разряду. Эксклюзив! 

            Толик сдержал слово. Ремонт в небольшом полуподвальном помещении добротного сталинского дома в одном из переулков «старой» Москвы был сделан быстро и качественно. Элегантный минимализм без излишеств. 

            С помещением для галереи помогла Елена Александровна, жена директора департамента Питоныча, с которой Джери совершенно случайно пересеклась в Кофе Бине. Обычно Джери не любила откровенничать с малознакомыми людьми, но тут как будто на нее что-то нашло и она без утайки выложила Елене Александровне все свои новости последних нескольких месяцев. И свои планы, идеи и задумки в придачу. Миссис Кобра (так за глаза называли ее коллеги мужа) была, несмотря на прозвище, женщиной приятной если не во всех, то во многих отношениях. То ли звезды в тот день сложились правильным образом, то ли Елена Анатольевна и правда была неравнодушна к прекрасному, но она предложила Джери себя в качестве компаньона. О таком повороте фортуны Джери и мечтать не могла. Как и супруг, Елена Анатольевна обладала тонким чутьем на прибыльные идеи и обширными связями в деловых кругах. 

            Уже через два месяца после открытия Галлерея «J» попала на страницы нескольких глянцевых журналов и арт-дайджестов. О Джери стали говорить как о восходящей звезде, создательнице нового направления в живописи, о том, как  уникальна в ее работах комбинация традиционного китайского стиля гохуа и импрессионизма. «Восток встречает Запад», «Воплощение традиций прошлого в арт-концепции будущего», «Многовековые традиции и свежий ветер в живописи». Такими заголовками пестрели страницы глянцевых журналов и профессиональных изданий об искусстве. Елена Александровна клялась, что не имеет к этому никакого отношения. Да, у нее есть связи в среде пиарщиков. Но это не она. 
    ................................................................................................................................................

            Фуршет по случаю презентации выставки новых работ заканчивался. Гости постепенно расходились. В полуоборот к Джери, другом конце комнаты, стоял молодой человек. Он разглядывал ее картину. И улыбался. Его улыбка показалась Джери знакомой. Очень знакомой. Не может быть...

            - Ангел, это ты что ли? - Джери направилась к молодому человеку.
            - Извините? Незнакомец смотрел на Джери удивленно и дружелюбно.
            - Ой, извините меня ради Бога, - начала оправдываться Джери. Просто Вы так похожи на одного моего знакомого... Ангела (чуть не добавила она). У Вас случайно нет брата-близнеца?
            - Близнеца точно нет. Я единственный сын. Том, - представился он после секундной паузы. 
            - Очень приятно! Джери. – Джери протянула ему руку. 
            - Ну вот, и Вам тоже смешно, - шутливо-обидливым тоном протянул новоиспеченный знакомец. 
            - Да нет же, меня и правда так зовут! По паспорту Евгения, но все зовут меня Джери, - поспешно объяснила она. 

            Они, глядя друг на друга,  весело рассмеялись. Неловкость, которая, казалось, возникла за секунду до этого, таяла в этом смехе как льдинка в бокале с Мартини экстра-драй.

            - Том, Вы очень хорошо говорите по-русски. 
            - Что для человека, который родился и вырос в России не очень-то и удивительно. Томом меня мама назвала. В честь ее самого любимого литературного героя детства – Тома Сойера. Вы курите? Спросил Том и протянул Джери зажигалку. 
            - Нет, - честно ответила Джери. 
            - Я тоже. Терпеть не могу запах сигарет. 
            - А что у Вас зажигалка в руках делает? - подозрительно поинтересовалась Джери. 
            - А, она, - Том с удивлением рассматривал зажигалку, будто видел ее впрервые. Попал сегодня на Тверской под колесо массированной маркетинговой атаки. Пожалел девушек на улице и ответил на несколько вопросов. Ну, а они мне сей ценный приз за это вручили. 
            - Как Вам наша галерея?
            - Нравится. Ты талантлива!
            - Ты так думаешь? Она даже не заметила, в какой момент они перешли на «ты». С Томом ей было удивительно легко разговаривать. Тепло и как-то... уютно. 
            - Даже не сомневайся! Верь в свою звезду! Кстати, ты любишь суши? Тут за углом недавно замечательный суши-бар открыли. 

    Шанхай, Китай
    Май 2006

    Автор: Марина Сибирцева
    marinavs@mail.ru
    Источник: newwoman.ru

    Письма присылайте на адрес редакции

    Опубликовано в женском журнале "WWWonan" - http://www.newwoman.ru 03 НОЯБРЯ 2006

    ГЛАВНАЯ | ИСТОРИИ ЛЮБВИ | СВОЯ ЗВЕЗДА

    ДАЛЕЕ:
    ЕКАТЕРИНА МАРКИНА (ГЕРМАНИЯ):
    "ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ". РАССКАЗ

.
   
.

Copyright © 1998-2006
Copyright © 1998_2007 Женский журнал "WWWoman" - newwoman.ru

предыдущий | следующий 




Rating@Mail.ru

Заказ рекламы в женском журнале "WWWoman" - http://www.newwoman.ru (рекламный макет)