Rambler's Top100
. . 
..
НА ГЛАВНУЮ
..............................................
Рубрики 
ИСТОРИИ ЛЮБВИ
СЛУЖБА ДОВЕРИЯ
ЖЕНСКИЙ КЛУБ
ПРАЗДНИКИ
ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО
ЗАМУЖ ЗА РУБЕЖ
СЕМЬЯ, ДОМ, ДОСУГ
МОДА
КРАСОТА
ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ
КОНКУРС КРАСОТЫ RUSSIAN GIRL
ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ
ГАЛЕРЕЯ КРАСАВЧИКОВ
ТАНГО С ПСИХОЛОГОМ
ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ...
ФОТОГАЛЕРЕЯ ЮМОРА
СЕКРЕТЫ СЕКСАПИЛЬНОСТИ
СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА
ИЗБРАННАЯ ПОЭЗИЯ
ЭРОГЕННЫЕ ЗОНЫ ИНЕТА. ЭРОТИКА
ГИМНАЗИСТКА
ИНТИМНЫЙ ДНЕВНИК
ИЗБРАННЫЙ ЮМОР
РЕДАКЦИЯ
АРХИВ НОМЕРОВ
Рекламодателям

КАТАЛОГ ПЕРВЫХ ЖЕНСКИХ САЙТОВ


СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА. 
ИРИНА ЦЫПИНА (ИЗРАИЛЬ)
НАВАЖДЕНИЕ. РАССКАЗ
 


ПОКА МЫ ЛЮБИМ. 
ЛЮБОВЬ ХОМИНСКАЯ
(КАЗАХСТАН)
ДУБ. РАССКАЗ
 


ЕВГЕНИЙ ЛЕОНЕНКО
(МОСКВА)
"ТЯГОТЫ ЖИЗНИ". 
РАССКАЗ НА ТЕМУ
ЗАРУБЕЖНОГО ЗАМУЖЕСТВА
 


МАЛЬЧИШНИК
ОБНОВЛЕНИЕ В ГАЛЕРЕЕ КРАСИВЫХ МУЖЧИН
 


АННА ЛЕВИНА 
(НЬЮ-ЙОРК, США). 
МЕЖДУ НАМИ, УЖЕ НЕ ДЕВОЧКАМИ...
ПОСИДЕЛКА ШЕСТАЯ
 


ИТОГИ ОНЛАЙН КОНКУРСА МИСС НОЯБРЬ-2003
 


КАТЕРИНА (ФИЛИППИНЫ)
ИСТОРИЯ ЗНАКОМСТВА И ЗАМУЖЕСТВА
 


НАТАЛЬЯ КОПСОВА
(НОРВЕГИЯ)
НЕКОТОРЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О БУДУЩЕМ РОССИИ
 


НАТАЛЬЯ ХОЗЯИНОВА
"ЕЩЕ РАЗ - ". РАССКАЗ
 


ИРИНА КЛАЧКОВА (КАНАДА):
ТЕПЕРЬ Я ТОЖЕ ЗНАЮ...




НА ГЛАВНУЮ
РУБРИКА "ПОКА МЫ ЛЮБИМ"
 В ЖЕНСКОМ ЖУРНАЛЕ WWWoman - http://newwoman.ru
    8 ДЕКАБРЯ, ПОНЕДЕЛЬНИК, 2003

    Настя Николаева (Норвегия)
     
    О себе: Родилась в Ленинграде, живу в Норвегии. МSc in Business (siv.oek). Работаю переводчиком. В свободное время пишу стихи и сижу на выделенке. Пять лет преданно и неизменно читаю WWWomanёнка - солнце на небе рунета, особенно женского.

    ПОД ЛУЧАМИ КАКОГО СОЛНЦА?!

    Нет огня, большего, чем страсть;
    Нет беды, большей, чем ненависть;
    Нет несчастья, большего, чем тело;
    Нет счастья равного спокойствию.  Дхаммапада

    Я летела по безлюдной, уходящей в горизонт Е6. Нервы слились в серую нить, и пейзаж с обеих сторон проносился одним трассирующим тёмным пятном. По-другому я ездить не умею. Моя траектория – прямой путь. Краем бокового зрения в трёхстах метрах справа выхватился автомобиль на перекрестке. У меня была главная, старательно заученное русское правило трех "д" шевельнулось и так же тихо пропало. Останавливаться было бы глупо. Да и зачем? Я даже увидела знак "уступи дорогу" с их стороны. На всякий случай, инстинктивно сбросила газ. Та машина дернулась и медленно стала выезжать. Я нещадно и матерясь стала прерывисто давить на тормоз. Это у меня привычка такая в любое время года: сказался опыт многократных зимних заносов. Увидела профиль водителя. Скачок вниз на тахометре. Девяносто на спидометре. Та проклятая машина выкатывалась колёсами на меня, как во сне. Потом я подумала, что за рулём была девушка, она старательно выкручивала руль, и поэтому почти стояла. Потом я подумала, что она заглохла. Так бывает. Я вошла в неё. Точно в дверь со стороны водителя. Всё случилось за шесть секунд.

    «…В этом мире есть большие звёзды,
    в этом мире есть моря и горы,
    здесь любила Беатриче Данта,
    здесь ахейцы разорвали Трою.
    Если ты теперь же не забудешь
    девушку с печальными глазами,
    девушку с искусными речами,
    девушку, которой ты не нужен,
    то и жить ты, значит, не достоин». Николай Гумилёв.

    В тот день шёл дождь. Я ждала зелёного света перейти дорогу и спуститься в ст. метро "Технологический институт". У меня был сломан каблук, получен отворот поворот от препода по сопромату - им была женщина, и этим всё сказано – и пришла менструация. В довершение ко всему я не ела с шести утра, а было уже шесть вечера, и желудок деликатно подташнивал мое суперэго. Это был не мой день, и я мечтала дохромать до Купчино, принять холодный душ – горячей воды не было, сколько себя помню – отстоять свою очередь на кухне и сварить картошку. А потом плакать, уткнувшись в конспект, на последней странице которого рукой одногруппника было выведено глубокомысленно-вечное: «сдал начерталку – влюбись, а сдал сопромат – женись». Одиночество – оно в толпе чувствуется острее, а наедине с собой – горше.

    «…Но знаешь, небо
    становится ближе
    с каждым днём…» Аквариум.

    Проезжающая машина окатила меня с ног до головы. Эта сволочь даже не сбросила скорость перед педестрианами, все ловко отскочили, а я – как самый крайний из них – нет. Каблук в руке помешал. Это стало последней каплей. Я сняла туфли, шагнула в лужу, осознавая, что теперь и колготкам – хана, и швырнула обувь ненавистному водителю в след. Одна туфля замечательно стукнулась о заднее стекло, только толку от этого было мало. Через мгновение машина остановилась. Из неё вышел мужчина моей мечты - вернее, очень похожий на неё, мечту – или на мужчину? – но я была не похожа на женщину ни вообще, ни в частности – или он вообще ослеп? – и сказал мне, зажмурившейся от ужаса, взяв за локоть: «Садись в машину». Я посмотрела ему в глаза. «Глаза – это мозг, вывороченный наизнанку». Максим Горький.

    «…Если ты меня приручишь,
    если ты меня приручишь,
    что же будет,
    что же будет,
    если солнце упадёт?
    Ты же знаешь, я погибну,
    привязавшись к чувству света.
    Свет погаснет –
    что же станет,
    что же станется со мной?» Неизвестный автор.

    Потом мы сидели рядом, тихо шуршали дворники, вода ручьями бежала по стеклу, и если смотреть только на эти струйки, слегка прикрыв слипшиеся ресницы, то мир казался волшебным и полным трогательной надежды. Меня везли домой, а куда – я забыла спросить. Душа рвалась наружу. Хватало ума ничего не говорить. По пути я насчитала шесть ремонтов обуви, но уже было всё равно. «Nothing else matters» Металлики обволакивала салон и заползала в мозг. Нирвана...

    Он приезжал за мной на 1-ую Красноармейскую. На Бухарестскую. На Московский вокзал. И даже на Тихорецкий проспект. Мы ездили по ночному городу и молчали. Вдвоём. «Молчание – золото».

    «…Звёздный свет, ясный свет –
    не светил мне много лет,
    В небе первая звезда – пусть исполнится мечта
    Угадай моё желанье,
    Помоги, моя звезда:
    Чтобы ты была со мной всегда…» Стивен Кинг: Тёмная Башня.

    Он никогда не говорил мне о себе. Я не спрашивала. Мы уезжали загород. Там была дача. Наверное, его. Или его родителей, если они у него были. Или чья-то. Какая, собственно, разница? Он клал голову мне на колени, обнимал вокруг бёдер руками и засыпал. Я гладила его по волосам и падала вниз. К счастью.

    «…Вода была хрустальной,
    река была зеркальной,
    земля была родящей,
    весна была пьянящей,
    война была вчерашней,
    любовь была всегдашней». Жак Превер.

    Если бы не его «садись в машину», я бы подумала, что он – немой. Не мой 
    немой. Но он говорил. Значит, был моим. Ж-логика. Туфли я выбросила. Пришла осень, и головная боль о том, что купить вместо них, прошла до следующего теплого времени года. Я ходила в ботинках за полторы повышенных стипендии со Звездного рынка и гадала, проживут ли они этот сезон – или можно надеяться на целых две зимы? Сопромат сдала с третьего захода на «хорошо»: надо мной в итоге сжалились – за старательность и идеальный конспект. Из предмета вынесла два термина: «хрупкость стали» и «посчитать гипюры». И на том пожалуйста: какой только хренью не забивали нам головы – хорошо, что ничего не запомнила. Можно было жениться, но начерталка ждала только на следующий год: это нам не факультет лазеров… Картошку варить перестала: мне не хотелось есть. Ледяной воды не ощущала: рассеянно зависала в своём... 
    Поразительно не вылетела из военмеха: напротив, сдала сессию на «отлично». Я всё время думала о нём, когда его не было, и думала, что не знаю, что мне и думать, когда он был. Это были странные отношения. Он просто смотрел на меня, и сердце подпрыгивало к горлу. В животе щекотались птицы, наверное, фениксы. Мы летали по Московскому шоссе, и это уже становилось прелюдией. Меньше ста шестидесяти он просто не ездил. Я не знала, смогу ли я встретить новый день своей жизни, когда садилась на пассажирское сидение рядом с ним и пристёгивалась ремнём безопасности, но то, что в тот дождливый день я послушно пошла за ним, длилось невыносимым сладким ужасом оргазмов моей души. По ночам, на той даче, обрушивались оргазмы тела, но они были лишь логичным продолжением того, что я чувствовала и без его касаний. Я знала, что так не бывает. Но это происходило со мной. И пока он приезжал и забирал меня - из института, из дома, с поезда, от студентки, с которой мы вместе чертили двигатель – я не спрашивала ни о чём и верила ему, потому что это было со мной впервые и на всю жизнь.

    «…Принимаю всё, что было в моей жизни, и всё, чего не было. Принимаю целиком свою судьбу, её мудрость и безумие. Всё было в ней подлинным – мудрое и безумное. Человеку свойственно заблуждаться, такова жизнь… Но любовь никогда не бывает заблуждением…» Ромен Роллан: Очарованная душа.

    Он как-то сказал: «Я не погибну за рулём. А, значит, и ты – тоже. Не бойся». «Я готова умереть за тебя», - подумала я, но лишь кивнула в знак согласия. Я понимала. Я была как собака Павлова, принявшая его правила игры. У меня было ВСЁ. Но хотелось ещё больше. Хотелось услышать «Я люблю тебя». Это было невозможно. Либо невыносимая лёгкость бытия – либо «я люблю тебя». Так не бывает, чтобы и на ёлочку влезть, и не уколоться. И, стиснув зубы, я стонала в соитии, а пульс выбивал: «Я люблю тебя!». Это была битва мужчины и женщины, где каждый ждал от другого капитуляции тремя словами.

    Я вырвала у жизни шанс и получила стажировку. Туда, в жизнь сказочных 
    стипендий, грантов и просто маниловщины рвались аспиранты и дипломники, но набор разбавили мной, третьекурсницей. Почему – до сих пор остаётся для меня загадкой. Долго не думала: ботинки накрылись ещё прошлой зимой, общежитию отключали электричество, а чертить проекции в формате А1 при топографическом кретинизме и отсутствии пространственного воображения мне до смерти надоело. Лишь одно могло – не удержать – нет! – настроить на возврат априори – и я дала ему срок в лето. Он возил меня в консульство, за покупками и за билетом. Я была глубоко несчастна. Вечером - на дачу, и там я была так же глубоко счастна. После - обвинения, упрёки, оправдания, надежды – распирали меня. Потом я вспоминала, что так не бывает, и что если со мной такое случилось – ещё не значит, что так бывает, и прижималась к нему в горячем отчаяньи, как можно отчаиваться только в юности. «…Мы любим эту жизнь, которая нам являет себя на земле, оттого, что о другой ничего не знаем…» Еврипид.

    Потом он отвёз меня в аэропорт и сказал: «Ты понимаешь, что дальше – бессмысленно?» В таких случаях спрашивают: «Ты меня больше не любишь?» Мне было двадцать лет, и таких неоригинальных вопросов я уже не задавала. Я знала его имя и дату рождения. Этого было достаточно. Я знала, что он не мог меня разлюбить. Потому что он только что понял, что любит меня. Поэтому уходит. Нужно было что-то спросить. «…Молчание – огромная сила. Надо его запретить, как бактериологическое оружие…» Сергей Довлатов. Я нашла в себе силы промолчать.

    Как описать то, что чувствовал он!? Шепча, обнимая, целуя, дыша вместе, касаясь, сжимая, держа, согревая, утоляя, утешая, охраняя, давая и – беря!? «…Из всех человеческих чувств, пожалуй, труднее всего анализировать любовь. Разложенная на свои мельчайшие частицы, она мертвеет. Расчленённая, она не складывается воедино…» Израиль Меттер: Пятый угол.

    Сколько раз в течение этих шести лет без него я задавала себе вопрос: «А что было бы, если бы он попросил меня остаться с ним?» И знала, что я бы осталась. Но он не попросил. Он вообще ничего не просил. «…Дать можно только богатому и помочь можно только сильному: вот опыт всей моей жизни…» Марина Цветаева. Значит, он не просил только потому, что знал: я бы – осталась. А он лишь однажды сделал выбор за меня: «Садись в машину». И потом пожалел: я впилась в его сердце, отравила кровь и съела это сердце с наслаждением. Сожрала своей ненасытной, ненормальной любовью. Он не мог жить без меня. И поэтому отпустил.

    «…И не знаю, куда иду я, и не знаю, где путь мой, и не знаю, куда приду я, 
    и нет мне границ, ибо я верю в себя; хочу идти далеко; хочу с высокой горы смотреть на восход!.. И шумел за окном ветер, и гнул деревья, и гнал на сухую землю дожденосные тучи – он верил в себя…» Детская сказка.

    Я родила через полгода в Университетской больнице Трёмсё. Ребёнок умер на шестом часу жизни.

    «…А в небе голубом горит она звезда.
    Она твоя, о ангел мой, она – твоя всегда.
    Кто любит, тот любим, кто светел – тот и свят,
    Пускай ведёт звезда тебя дорогой в дивный сад…» «Город».

    Потом я встретила своего мужа и оттаяла. Он был совсем не мужчина моей мечты, а я – почему-то, конечно же, была его женщина. Он много разговаривал со мной тихим любящим голосом, и я плакала – так же тихо, оттого, что, оказывается, бывает так хорошо и от этого щиплет в глазах и хочется жить…

    «…Жизнь – только слово.
    Есть лишь Любовь и Смерть.
    Эй, а кто будет петь,
    Если все будут спать?
    Ведь смерть
    стоит того, чтобы жить,
    А Любовь.
    Стоит того, чтобы ждать». Виктор Цой.

    Помощь приехала через шесть минут. Я сама разбила стекло молотком, разрезала ножницами ремень безопасности и вылезла из перевернутой машины. Начала смеяться. Пожарные вырезали что-то или кого-то из согнувшегося пополам автомобиля. Меня било крупной дрожью. Человек в белом ощупывая меня, что-то спросил. Я замолчала. Я вообще не говорю то, о чём думаю, ещё с незапамятных времён.

    «…За сумраком сумрак, за звёздами – звёзды,
    за жизнью, наверное, смерть,
    а сбиться с дороги так просто, так просто,
    как в зеркало посмотреть». Владимир Леви.

    Через вечность из той машины вытащили водителя. Это была женщина. С животом. Красного цвета. Её прикрыли белой простыней. Покатили. Я на автопилоте пошла следом. Склонилась над носилками. С другой стороны над ними склонился её живой и невредимый пассажир. Мужчина моей мечты. С белым лицом. Я сказала: «Ты же не погибнешь за рулём. А, значит, и я – тоже. Не бойся!». Sic itur ad astra*.

    *Таков путь к звездам

    Опубликовано в журнале "WWWonan" - newwoman.ru  8 ДЕКАБРЯ 2003


    ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ
    ДАЛЕЕ:
    АЛЕНА МАУС: НЯНЯ НА РОЖДЕСТВО
    АРХИВ РУБРИКИ "ВАШИ ПИСЬМА"

    СЛУЖБА ДОВЕРИЯ

    ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО

    ВАШИ ПИСЬМА В РУБРИКУ "ЗАМУЖ ЗА РУБЕЖ"

    ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

    НА ГЛАВНУЮ
 
Copyright © 1998-2003 Olga Taevskaya OOOlga@irk.ru

предыдущий | следующий 



Rating@Mail.ru

Реклама в журнале "WWWoman" - http://newwoman.ru (рекламный макет)

ПЕРЕПЕЧАТКА МАТЕРИАЛОВ ЖУРНАЛА ЗАПРЕЩЕНА