Rambler's Top100
РАИСА КРАПП

Прикосновение звезд.
.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
в которой трагическая встреча
все же происходит.
.
Второй день показался Гретхен куда легче. Небо, наконец, смилостивилось над всеми, кто был в пути и накануне изнемогал от зноя. Сегодня солнце уже не было столь беспощадным, приятный ветерок уносил пыль в сторону от дороги и дарил прохладой.
Прошедшей ночью Гретхен прекрасно отдохнула - вопреки своим страхам и переживаниям, вечером она уснула моментально и всю ночь проспала безмятежно, как младенец, даже ни разу не проснулась. Утром на испытующий взгляд Ларта она могла ответить со всей искренностью: "Не тревожьтесь обо мне - я отлично себя
чувствую"!
Ланниган, его мрачный замок и возможность нежелательных встреч отодвигались от Гретхен все дальше. Если накануне она пугалась любого облачка пыли, двигавшегося навстречу, и от своих тревог и страхов изнемогла больше, чем от целого дня, проведенного в седле, то сегодня ей уже удавалось порой вовсе забывать об этом.
Она любовалась пестрыми цветочными лужайками, зелеными просторами, открывавшимися в вершины очередного холма, смеялась над зайцем, которого они спугнули из травы, и он задал стрекача. В полдень они свернули в сторону от дороги и углубились в небольшой светлый лесок. Там, в зарослях, они обнаружили маленький ручей и расположились на его пологом берегу, покрытом густой мелкой травкой, будто зеленым ковром. У Гретхен сегодня было отличное настроение, почему-то казалось, что уже ничего дурного не случится, все плохое позади. Они пообедали, и Гретхен прилегла на мягкую траву. От плотного обеда ее разморило, потянуло в сон. Утром они выехали рано, опасаясь, что день будет таким же жарким, как накануне.
Взглянув на Ларта, Гретхен обнаружила, что и он не спешит подниматься: опершись на локоть, Ларт полулежал и задумчиво смотрел на играющие в ручье солнечные блики. Он почувствовал ее вопросительный взгляд и сказал:
- Отдохните, сударыня, побудем здесь часок, пусть лошади отдохнут тоже.
И Гретхен с наслаждением откинулась на траву, закрыла глаза и под птичий щебет и журчание ручья сладко заснула. Таким образом, день показался ей совсем не утомительным, а скорее похожим на что-то вроде долгой прогулки.
Уже по-вечернему гасла яркость дневных красок, когда с очередной вершины они рассмотрели впереди маленький городок, черепичные крыши его домов виднелись между дальними холмами. Не прошло и часа, как они достигли окраины. Городок был тихим и полусонным. Может быть, это ощущение создавали сумерки, которые уже накрыли долину. Был как раз тот час, когда дневной свет уже уходит, но ламп еще не зажигают.
Темные здания с тусклыми цветными стеклами в окнах выглядели не особо приветливо. Ветер лениво гонял по улицам красноватую пыль, высоко взметывал мусор. Но усталым путникам городок сулил отдых, и Гретхен это пропыленное пристанище показалось довольно милым и уютным местечком.

Комната, всецело предоставленная в ее распоряжение, ни шла ни в какое сравнение со вчерашней. Она производила просто роскошное впечатление. Чистенькая, светлая, не смотря на сумерки за окном - хозяин не пожалел свечей. Высокая кровать манила воздушной пеной белоснежных кружев. Но что показалось совсем уж невероятным видением, так это крохотная туалетная комнатка. Вскоре для "молодого господина" принесли вдоволь горячей воды и наполнили большое, глубокое корыто. Заперев двери, Гретхен погрузилась в воду до самого подбородка и так долго блаженствовала, что кажется даже задремала. Расслабленное дремотное состояние нарушил какой-то звук - Гретхен показалось, что из коридора кто-то постучал в двери, но возможно, ей почудилось это сквозь сон. Впрочем, вода и так почти остыла, когда Гретхен, наконец, выбралась из нее.
Она успела переодеться в свежую рубашку и штаны, прибрать волосы, высоко их заколов, когда в дверь действительно постучали. То был Ларт, и Гретхен откинула запор. Когда она предстала пред ним свежая, причесанная, пахнущая не пылью, а ароматным мылом, Ларт забылся на несколько мгновений, смутив ее своим  восхищенным взглядом. Но тотчас спохватился и объявил, что пришел пригласить ее к ужину в свою комнату, где уже накрыт стол.
Они неторопливо поужинали, потом Ларт проводил Гретхен в ее комнату, пожелал спокойной ночи и пошел проведать лошадей и Урса. Гретхен еще только собиралась раздеться и погрузиться в белоснежные простыни, когда снова раздался короткий стук. Ларт быстро вошел и набросил на двери щеколду.
- Гретхен, мне очень жаль, но нам надо поскорее уйти отсюда.
- Что случилось?
- Не время объяснять. Здесь стало опасно. Одевайтесь поскорее и уходим.
- А наши вещи?
- Их придется оставить. Но там ведь нет ничего, что нельзя приобрести снова?
Когда одетая Гретхен вышла из туалетной, лампа была погашена.
- Ларт? - испуганным полушепотом позвала она.
- Я здесь, - так же тихо отозвался он, и Гретхен рассмотрела его силуэт у окна - осторожно подняв раму, он прислушался к звукам внизу.
- Я спущусь вниз, - обернулся он к ней, - и вы спрыгнете мне на руки. Не бойтесь, я вас не уроню.
Цепляясь за плющ и выступы, Ларт быстро спустился по стене и поднял руки навстречу Гретхен. Она влезла на подоконник, села на него, свесив ноги наружу и слегка наклонилась над темным провалом. Лучше бы она этого не делала - фигура Ларта с трудом угадывался в темноте, и до него показалось ужасно далеко.
- Просто отпустите руки, - услышала она его голос, закрыла глаза, сжала зубы, сказала себе, что не вскрикнет, если даже разобьется вдребезги, и соскользнула с наружного карниза.
Ей казалось, что она будет лететь бесконечно долго, но через мгновение Ларт ловко подхватил ее и поставил на землю. Где-то бубнили пьяные голоса, в другой стороне слышалась непонятная возня. Ларт потянул ее в темноту.
- А лошади? Урс?
- Урс пойдет с нами.
Ларт чуть слышно свистнул сквозь зубы.
Было еще не настолько поздно, чтобы городок окончательно затих и уснул. Ларт выбирал улочки поукромнее, избегая каких-либо встреч. В маленьком городке все друг друга знали, и к чужакам приглядываются особо.
Двое мужчин, торопливо пробирающихся через город, обязательно привлекут внимание и разбудят нездоровый интерес. Темнота была на стороне беглецов, и все же остаться совсем незамеченными оказалось трудной задачей. Несколько раз, когда Ларт собирался свернуть в очередной проулок, они едва не оказывались лицом к лицу с поздними прохожими. К счастью, в самый последний момент их предупреждали звуки шагов, шарканье, голоса.
- От кого мы бежим, Ларт?
- Я был в конюшне, когда по счастливой случайности услышал разговор. Шептались о том, как застать нас врасплох самым наилучшим образом.
- О, Господи! Но кто это был, Ларт?!
- Наверняка какие-то проходимцы. Приметили, как засуетились хозяева вокруг нас, и поняли, что не из одного человеколюбия. Вот и решили поживиться, решили, что когда мы уснем, станем легкой добычей.
- Но куда мы теперь?
- К окраине. А там я придумаю что-нибудь. Куплю лошадей или украду. Мне жаль, Гретхен, но здесь нельзя оставаться. К утру нам лучше оказаться как можно дальше.
- Ларт, я нисколько не устала сегодня, пусть вас это не беспокоит. У меня достаточно сил, а еще больше - желания убраться из этого городишка  куда угодно, только бы подальше. Но даже если бы я от усталости на ногах не стояла, я бы поползла отсюда на четвереньках.

Они не могли знать, что дело обстоит гораздо хуже, чем им думалось...

…Сети вокруг них уже раскинули и если покуда еще оставляли призрачную свободу, так из одного лишь куража. То, что Ларту удалось подслушать тайный сговор, было никакой не случайностью. А троица за углом конюшни - нечто другое, чем алчные проходимцы, решившие поживиться от состоятельных путников.
Несчастливая случайность заключалась в другом, в том, что как раз в этом городке оказался Лекруж. Снедаемый скукой и бездельем, он взирал, как опускаются на город сумерки, и пытался придумать, чем занять себя. Он любил ночь. День обязывал его соблюдать условности и принятые в его кругу приличия. Конечно, все знали, что он повеса и кутила, но, впрочем, весьма безобидный и даже милый. Но его стихией, его подругой была ночь, тогда от видимости приличного тридцатилетнего денди оставался лишь легкий флер. Ночь дарила наслаждения, авантюрные приключения, риск и опасность. А если они и вступали в противоречие с законами и общепринятой моралью, так ночь набрасывала на них свое непроницаемое покрывало, и к полудню следующего дня Лекруж просыпался тем же милым, безобидным жизнелюбом, каким его знали в свете. И вот в ту минуту, когда скучающий Лекруж размышлял, что эта ночь, к сожалению, не сулит никакого развлечения, Ларт и Гретхен имели несчастье проехать как раз под его окном. Лекруж счел это невероятным подарком своей веселой фортуны...
- Эй, приятель, - услышали Ларт и, обернувшись, увидел, как дверь, которую они только что миновали, открылась, и из нее появилась темная фигура, за ней другая. -
Погоди-ка чуток!
- Ларт! - испугано шепнула рядом Гретхен, и он обнаружил, что и дорога вперед уже несвободна тоже - будто выросли из-под земли, поперек узкого проулка встали две массивные фигуры.
 "Всего четверо!" - Ларта раздосадовало единственное - невозможность не расставлять на своем пути такие вехи... Урс низко и с угрозой заворчал на подступающие из темноты фигуры. Ларт осмотрелся в поисках какого-либо убежища для Гретхен и увидел низкую дверь, глубоко утопленную в кирпичной стене. Толкнув ее, Ларт убедился, что она заперта. Это не играло никакой роли - достаточно и дверной ниши, Гретхен будет надежно укрыта в ней. Отодвигая женщину к себе за спину, Ларт потянул рукоять шпаги.
 Первый из нападавших едва успел отскочить от молниеносной атаки тонкого жала. Второй достался Урсу и заверещал в ужасе - челюсти пса, сомкнувшиеся на его запястье, заставили выронить оружие и забыть обо всем, кроме собственной боли и горящих глаз огромного зверя. Но двое других бросились на Ларта, и шпага его весело лязгнула, отбивая двойную атаку.
Втроем им было тесновато, и Урс выдернул еще одного. Двое оставшихся оказались не слишком виртуозными фехтовальщиками - не прошло и пятнадцати секунд, как один из наглецов наткнулся на острие шпаги Ларта. Его крик  почти слился со вскриком Гретхен, оборвавшимся со странной внезапностью. Ларт стремительно обернулся - Гретхен позади него не было, одна лишь дверь. На мгновение Ларт забыл, что еще один клинок только и ждет, чтобы впиться в незащищенную спину - он бросил свое тело на дубовую дверь... и провалился  в пустоту. Дверь распахнулись, не оказав ни малейшего сопротивления, и Ларт едва не упал, влетев в непроглядную темноту закрытого помещения. Но темнота была полна недругов - кто-то навалился, повис на плечах и руках - Ларт выпустил бесполезное оружие, выдрал  руки из цепких рук и стал раздавать удары направо и налево, не видя, куда они приходятся. Но цели они достигали и приносили результат - Ларт уже почти высвободился, когда откуда-то сзади вдруг ворвался поток света. Обернуться Ларт не успел - сильный удар на короткое время лишил его сознания...
- Грег, ты посмотри, что они натворили! Эта его проклятая собака! Сатана, верно тебе говорю! Свену чуть напрочь руку не отхватил, у Кнута из задницы кусок мяса выдрал. Я хотел заколоть эту сатану, - куда там! Отскочил в темноту - будто и не бывало никого.
- Где Базен?
- Базена вот этот собственноручно продырявил! Кровища так и хлещет.
- Он - Базена?! Сволочь! - Ларт застонал от неожиданного и злого удара ногой. - Ты, сволочь, слышишь меня?
Ларт открыл глаза и увидел высоко над собой лица.
- Вставай, мерзавец! - носок сапога опять впился в тело.
Ларта схватили на плечи, за руки, дернули вверх, и он оказался лицом к лицу с Грегом Лекружем.
- Я не нападал на твоих людей, - сказал Ларт. - Я защищался.
Он пробежал глазами по лицам вокруг - Гретхен! Куда ее дели? Что с ней?
- Приятеля своего ищешь? - услышал он вопрос и обернулся, уперся взглядом в шальные, насмешливые глаза, где под веселой бесшабашностью таилась злоба.
-  Чего ты хочешь от нас?
- Да от тебя-то, правду сказать, ничего особенно и не хотел, пока ты парней моих не начал калечить... Но  вот твой приятель - совсем другое дело.
- Где он?
- Ты говоришь о маленькой баронессе? Э? Чего замолчал? Язык отнялся? А знаешь ли ты, какое вознаграждение барон за нее назначил?
- Я дам тебе больше.
- Да? Так ты при деньгах? Определенно, сегодня ночь сюрпризов. Может быть, я дам тебе возможность выкупить твою собственную жизнь. Но насчет баронессы я еще должен подумать. Она ведь и сама по себе неплохой приз. И я в большом сомнении - стоит ли вообще возвращать ее Ланнигану? - он посмотрел на Ларта, будто ожидал, что тот даст ему нужный совет.
- Кто он мне, это Ланниган, родной папа? А денежки у него ни какие-нибудь особенные, у других такие же водятся. И получить их никогда не поздно, - за эту малютку-баронессу знатоки отвалят мне обещанное бароном и еще столько же, верно? - он подмигнул Ларту. - Ты сказать что-то хочешь? Я по глазам вижу, что хочешь. Лучше не надо, не люблю я этого, вот они подтвердят, - повернулся он к стоявшим рядом и вдруг с разворота, резко ударил Ларта в лицо - тот отлетел в гущу приятелей Лекружа и руки его оказались моментально скованы множеством чужих рук. - Запомни, - презрительно бросил Лекруж, - угрожаю я, но не мне.
Ларт сплюнул на пол кровь, вытер плечом разбитые губы.
- Ты тоже запомни - если прикоснешься к баронессе, лучше сразу пойди и закажи заупокойную молитву по себе.
Лекруж окинул его взглядом, проговорил как будто даже с сожалением:
- Она тебе нужнее. Сдохнешь тут, придурок..

август 2000

Продолжение следует...
Начало романа и все произведения Раисы Крапп, опубликованные на этих страницах.
Раиса Крапп
http://www.raisa.ru/


Copyright ©  newwoman.ru 1998 - 1999 - 2000

Вернуться на главную страницу журнала

Вернуться в рубрику "Современная проза"




Rating@Mail.ru