Rambler's Top100
Поэтическое гадание на Новый год Петуха
ГОД ПЕТУХА



Новый год и Рождество
 
.
Женский журнал Ольги Таевской WWWoman - newwoman.ru
Внимание! Начинать гадание нужно с этой страницы - НОВОГОДНЕЕ ГАДАНИЕ В ГОД ПЕТУХА


1. Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
He забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена и снова
Ты должен все воссоздавать c основ.

Умей поставить в радостной надежде,
Ha карту все, что накопил c трудом,
Bce проиграть и нищим стать как прежде
И никогда не пожалеть o том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: "Иди!"

Останься прост, беседуя c царями,
Будь честен, говоря c толпой;
Будь прям и тверд c врагами и друзьями,
Пусть все в свой час считаются c тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье
Часов и дней неуловимый бег, -
Тогда весь мир ты примешь как владенье
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

Редьярд Киплинг (Перевод М.  Лозинского)
 
 
 
 
 
 
 
 
 




2. Мохнатый шмель - на душистый хмель,
Мотылек - на вьюнок луговой,
А цыган идет, куда воля ведет,
За своей цыганской звездой!

А цыган идет, куда воля ведет,
Куда очи его глядят,
За звездой вослед он пройдет весь свет -
И к подруге придет назад.

От палаток таборных позади
К неизвестности впереди
(Восход нас ждет на краю земли) -
Уходи, цыган, уходи!

Полосатый змей - в расщелину скал,
Жеребец - на простор степей.
А цыганская дочь - за любимым в ночь,
По закону крови своей.

Дикий вепрь - в глушь торфяных болот,
Цапля серая - в камыши.
А цыганская дочь - за любимым в ночь,
По родству бродяжьей души.

И вдвоем по тропе, навстречу судьбе,
Не гадая, в ад или в рай.
Так и надо идти, не страшась пути,
Хоть на край земли, хоть за край!

Так вперед! - за цыганской звездой кочевой -
К синим айсбергам стылых морей,
Где искрятся суда от намерзшего льда
Под сияньем полярных огней.

Так вперед - за цыганской звездой кочевой
До ревущих южных широт,
Где свирепая буря, как Божья метла,
Океанскую пыль метет.

Так вперед - за цыганской звездой кочевой -
На закат, где дрожат паруса,
И глаза глядят с бесприютной тоской
В багровеющие небеса.

Так вперед - за цыганской звездой кочевой -
На свиданье с зарей, на восток,
Где, тиха и нежна, розовеет волна,
На рассветный вползая песок.

Дикий сокол взмывает за облака,
В дебри леса уходит лось.
А мужчина должен подругу искать -
Исстари так повелось.

Мужчина должен подругу найти -
Летите, стрелы дорог!
Восход нас ждет на краю земли,
И земля - вся у наших ног!
Редьярд Киплинг (Перевод Г. Кружкова)




3. 
     Все знаю, что будет. Все помню точь-в-точь

     Как древо познанья раскинется ночь.

     Коснется твоей и моей головы

     И высь обозначит гуденьем листвы

     Мерцаньем прозрачных плодов ослепит,

     И мы безымянны, как звенья в цепи.

     И мы первозданны, как море и суша.

     Ничем полуночный обряд не наруша,

     Блаженные блудные дети, уснем.

     За все нам воздается сияющим днем.
Галина Сергеевна Гампер




4.  Нет ничего сильней эмоций,

     Мой друг Гораций.

     И нет над нами сильнее власти,

     Чем наши страсти.

     Нас обступало такое лето -

     Да было ль это?

     Зато отныне и как надолго,

     О, как надолго! -

     Нет ничего для нас с тобою

     Превыше долга,

     Превыше долга бежать по кругу,

     Лететь по кругу.

     И лишь ночами во сне, - по лугу,

     Любимый.

     И вдруг однажды увидеть небо

     Глазами птицы

     И с круга сбиться.
     За все нам воздается сияющим днем.
Галина Сергеевна Гампер




5. 
     Когда-нибудь, свободен, независим,

     Перечитаешь пачку старых писем,

     Где столько боли ни по чьей вине,

     И памятью взойдешь к забытым высям, --

     Тогда, любимый, вспомни обо мне,
 

     Когда ты, весь в бреду весенних планов,

     Согреешь руки над огнем тюльпанов

     И соловей притихнет в вышине,

     Чтоб сразу насмерть - сердцем оземь грянув,

     Тогда, любимый, вспомни обо мне,
 

     Когда тебя красотка ненароком

     Окинет жарким своевольным оком.

     Да так, что аж мурашки по спине,

     И ускользнет, - а ты с невольным вздохом

     Опять, любимый, вспомни обо мне
 

     Кто без меня тебе укажет взглядом

     На первую звезду над нашим садом,

     На первый снег в темнеющем окне?

     Ты карточку мою поставишь рядом

     И снова, милый, вспомнишь обо мне
 

     Изнемогая от июньской лени,

     Не окунайся в пиршество сирени,

     А буйству роз не доверяй вдвойне

     Сожжешь лицо и захлебнешься в пене...

     Любимый лучше вспомни обо мне.

     Из всех цветов, из их душистой влаги, -

     Я на тебя гляжу в такой отваге,

     Как будто мы с тобой наедине.

     Перед бедой мы все равны и наги,

     Но, может, счастье улыбнется мне?
 

     Кто прожил жизнь, не оступясь ни разу,

     Не взбеленясь, как от дурного глазу,

     А лишь гарцуя на лихом коне?

     Раскаянье скрывая, как проказу,

     Родной, ты все же помнишь обо мне.
Галина Сергеевна Гампер



6. Минула суетность и людность.

     Растаял леденец во рту

     И, как спокойствие и мудрость,

     Мы набираем высоту

     Под нами снег такой скрипучий,

     Такой великолепный наст

     Как медленно дымятся тучи,

     Как медленно минуют нас.

     И там по кромочке залива

     Под ливнем топчется народ,

     А здесь живут неторопливо,

     Как только истина живет.

     Я чувствую ее начало,

     Ее едва приметный взмах

     А я мелькание в глазах

     Всегда за скорость принимала...
Галина Сергеевна Гампер




7. 
     Сначала доброй я была,

     Потом я злой была

     Потом сгорела я дотла

     И все-таки смеюсь.

     Как прошлогодняя трава,

     И не жива И не мертва.

     И не жива и не мертва,

     А все же зелена

     И что мне до чужой весны?

     Но снятся праздничные сны.

     И страхи больше не страшны,

     И я опять смеюсь.
Галина Сергеевна Гампер




8. 
     Концерт. На знаменитую артистку,
     Что шла со сцены в славе и цветах,
     Смотрела робко девушка-хористка
     С безмолвным восхищением в глазах.

     Актриса ей казалась неземною
     С ее походкой, голосом, лицом.
     Не человеком - высшим божеством,
     На землю к людям посланным судьбою.

     Шло "божество" вдоль узких коридоров,
     Меж тихих костюмеров и гримеров,
     И шлейф оваций гулкий, как прибой,
     Незримо волочило за собой.

     И девушка вздохнула: - В самом деле,
     Какое счастье так блистать и петь!
     Прожить вот так хотя бы две недели,
     И, кажется, не жаль и умереть!

     А "божество" в тот вешний поздний вечер
     В большой квартире с бронзой и коврами
     Сидело у трюмо, сутуля плечи
     И глядя вдаль усталыми глазами.

     Отшпилив, косу в ящик положила,
     Сняла румянец ватой не спеша,
     Помаду стерла, серьги отцепила
     И грустно улыбнулась: - Хороша...

     Куда девались искорки во взоре?
     Поблекший рот и ниточки седин...
     И это все, как строчки в приговоре,
     Подчеркнуто бороздками морщин...

     Да, ей даны восторги, крики "бис",
     Цветы, статьи "Любимая артистка!",
     Но вспомнилась вдруг девушка-хористка,
     Что встретилась ей в сумраке кулис.

     Вся тоненькая, стройная такая,
     Две ямки на пылающих щеках,
     Два пламени в восторженных глазах
     И, как весенний ветер, молодая...

     Наивная, о, как она смотрела!
     Завидуя... Уж это ли секрет?!
     В свои семнадцать или двадцать лет
     Не зная даже, чем сама владела.

     Ведь ей дано по лестнице сейчас
     Сбежать стрелою в сарафане ярком,
     Увидеть свет таких же юных глаз
     И вместе мчаться по дорожкам парка...

     Ведь ей дано открыть мильон чудес,
     В бассейн метнуться бронзовой ракетой,
     Дано краснеть от первого букета,
     Читать стихи с любимым до рассвета,
     Смеясь, бежать под ливнем через лес...

     Она к окну устало подошла,
     Прислушалась к журчанию капели.
     За то, чтоб так прожить хоть две недели,
     Она бы все, не дрогнув, отдала!
Эдуард Осадов



9. 
     Что же такое счастье?
     Одни говорят:- Это страсти:
     Карты, вино, увлеченья -
     Все острые ощущенья.
     Другие верят, что счастье -
     В окладе большом и власти,
     В глазах секретарш плененных
     И трепете подчиненных.
     Третьи считают, что счастье -
     Это большое участие:
     Забота, тепло, внимание
     И общность переживания.
     По мненью четвертых, это
     С милой сидеть до рассвета,
     Однажды в любви признаться
     И больше не расставаться.
     Еще есть такое мнение,
     Что счастье - это горение:
     Поиск, мечта, работа
     И дерзкие крылья взлета!
      А счастье, по-моему, просто
      Бывает разного роста:
      От кочки и до Казбека,
      В зависимости от человека!
Эдуард Осадов




10. Я, наверное, так любил,
     Что скажите мне в эту пору,
     Чтоб я гору плечом свалил, -
     Я пошел бы, чтоб сдвинуть гору!

     Я, наверное, так мечтал,
     Что любой бы фантаст на свете,
     Мучась завистью, прошептал:
     - Не губи! У меня же дети...

     И в тоске я сгорал такой,
     Так в разлуке стремился к милой,
     Что тоски бы моей с лихвой
     На сто долгих разлук хватило.

     И когда через даль дорог
     Эта нежность меня сжигала,
     Я спокойно сидеть не мог!
     Даже писем мне было мало!

     У полярников, на зимовке,
     Раз, в груди ощутив накал,
     Я стихи о ней написал.
     Молодой, я и сам не знал,
     Ловко вышло или не ловко?

     Только дело не в том, наверно,
     Я светился, как вешний стяг,
     А стихи озаглавил так:
     "Той, которая любит верно!"

     Почему на земле бывает
     Столько горького? Почему?
     Вот живет человек, мечтает,
     Вроде б радости достигает...
     Вдруг - удар! И конец всему!

     Почему, когда все поет,
     Когда вот он я - возвратился!
     Черный слух, будто черный кот
     Прыгнув, в сердце мое вцепился!

     Та же тропка сквозь сад вела,
     По которой ко мне она бегала.
     Было всё: и она была,
     И сирень, как всегда цвела,
     Только верности больше не было.

     Каждый май прилетают скворцы.
     Те, кто мучился, верно знают,
     Что, хотя остаются рубцы,
     Раны все-таки зарастают...

     И остался от тех годов
     Только отзвук беды безмерной,
     Да горячие строки стихов:
     "Той, которая любит верно!"

     Я хотел их спалить в огне:
     Верность женская - глупый бред!
     Только вдруг показалось мне
     Будто кто-то мне крикнул:- Нет!

     Не спеши! И взгляни пошире:
     Пусть кому-то плевать на честь,
     Только женская верность в мире
     Все равно и была и есть!

     И увидел я сотни глаз,
     Заблестевших из дальней тьмы:
     - Погоди! Ты забыл про нас!
     А ведь есть на земле и мы!

     Ах, какие у них глаза!
     Скорбно-вдовьи и озорные,
     Женски гордые, но такие,
     Где все правда: и смех и слеза.

     И девичьи - всегда лучистые
     То от счастья, то от тоски,
     Очень светлые, очень чистые,
     Словно горные родники.

     И поверил я, и поверил!
     - Подождите! - я говорю.-
     Вам, кто любит, и всем, кто верен,
     Я вот эти стихи дарю!

     Пусть ты песня в чужой судьбе,
     И не встречу тебя, наверно.
     Все равно. Эти строки тебе:
     "Той, которая любит верно!"
Эдуард Осадов




11. 
     Кружит ветер звездную порошу,
     В переулки загоняя тьму.
     Ты не сомневайся: я хороший.
     Быть плохим мне просто ни к чему!

     Не подумай, что играю в прятки,
     Что хитрю или туманю свет.
     Есть во мне, конечно, недостатки,
     Ну зачем мне говорить, что нет?

     Впрочем, что хвальба иль бичеванье.
     На какой аршин меня ни мерь,
     Знай одно: что человечьим званьем
     Я горжусь. И ты мне в этом верь.

     Я не лжив ни в слове и ни в песне.
     Уверяю: позы в этом нет.
     Просто быть правдивым интересней.
     Жить светлей. И в этом весь секрет.

     И не благ я вовсе ожидаю,
     За дела хватаясь с огоньком.
     Просто потому, что не желаю
     Жить на свете крохотным жучком.

     Просто в жизни мне всегда тепло
     Оттого, что есть цветы и дети.
     Просто делать доброе на свете
     Во сто крат приятнее, чем зло.

     Просто потому, что я мечтаю
     О весне и половодьях рек,
     Просто потому, что ты такая -
     Самый милый в мире человек!

     Выходи ж навстречу, не смущайся!
     Выбрось все "зачем" и "почему".
     Я хороший. Ты не сомневайся!
     Быть другим мне просто ни к чему!
Эдуард Осадов



12.
     Ты веришь, ты ищешь любви большой,
     Сверкающей, как родник,
     Любви настоящей, любви такой,
     Как в строчках любимых книг.

     Когда повисает вокруг тишина
     И в комнате полутемно,
     Ты часто любишь сидеть одна,
     Молчать и смотреть в окно.

     Молчать и видеть, как в синей дали
     За звездами, за морями
     Плывут навстречу тебе корабли
     Под алыми парусами...

     То рыцарь Айвенго, врагов рубя,
     Мчится под топот конский,
     А то приглашает на вальс тебя
     Печальный Андрей Болконский.

     Вот шпагой клянется д'Артаньян,
     Влюбленный в тебя навеки,
     А вот преподносит тебе тюльпан
     Пылкий Ромео Монтекки.

     Проносится множество глаз и лиц,
     Улыбки, одежды, краски...
     Вот видишь: красивый и добрый принц
     Выходит к тебе из сказки.

     Сейчас он с улыбкой наденет тебе
     Волшебный браслет на запястье.
     И с этой минуты в его судьбе
     Ты станешь судьбой и счастьем!

     Когда повисает вокруг тишина
     И в комнате полутемно,
     Ты часто любишь сидеть одна,
     Молчать и смотреть в окно...

     Слышны далекие голоса,
     Плывут корабли во мгле...
     А все-таки алые паруса
     Бывают и на земле!

     И может быть, возле судьбы твоей
     Где-нибудь рядом, здесь,
    Есть гордый, хотя неприметный Грей
     И принц настоящий есть!

     И хоть он не с книжных сойдет страниц,
     Взгляни! Обернись вокруг:
     Пусть скромный, но очень хороший друг,
     Самый простой, но надежный друг,
     Может, и есть тот принц?!
Эдуард Осадов




13. 
     Резкий звон ворвался в полутьму,
     И она шагнула к телефону,
     К частому, настойчивому звону.
     Знала, кто звонит и почему.

     На мгновенье стала у стола,
     Быстро и взволнованно вздохнула,
     Но руки вперед не протянула
     И ладонь на трубку не легла.

     А чего бы проще взять и снять
     И, не мучась и не тратя силы,
     Вновь знакомый голос услыхать
     И опять оставить все как было.

     Только разве тайна, что тогда
     Возвратятся все ее сомненья,
     Снова и обман и униженья -
     Все, с чем не смириться никогда!

     Звон кружил, дрожал не умолкая,
     А она стояла у окна,
     Всей душою, может, понимая,
     Что менять решенья не должна.

     Все упрямей телефон звонил,
     Но в ответ - ни звука, ни движенья.
     Вечер этот необычным был,
     Этот вечер - смотр душевных сил,
     Аттестат на самоуваженье.

     Взвыл и смолк бессильно телефон.
     Стало тихо. Где-то пели стройно...
     Дверь раскрыла, вышла на балкон.
     В первый раз дышалось ей спокойно.
Эдуард Осадов



14. 
     Кто-то чужие глотает мысли.
     Кто-то в своих утопает мучаясь.
     Утром мы все немного другие.
     Ночью с буднями мирит участь.

     Дни пролетают стремительной птицей,
     Жизнь уносящей к далеким зорям.
     Не потому ли хочется влиться
     В шумные волны людского моря.

     Не потому ль, что оставим людям:
     Ясность рассвета, плоды ума,
     Чертаем черным грифелем буден
     Будущей светлой судьбы дома.

     Жизнь проходит буднично быстро.
     Но каждый день, каждый час хочу
     Жить на высокой ноте регистра,
     Звонкой мечтою за жизнь плачу.
Мира Горбулева


ГАДАНИЕ НА ЁЛОЧКЕ

ГЛАВНАЯ




Rating@Mail.ru