Rambler's Top100
. . 
.........НА ГЛАВНУЮ.............
///////////////////////////////////////////
Рубрики 
Дом, семья, досуг
СЛУЖБА ДОВЕРИЯ
ПРАЗДНИКИ
ЗАМУЖ ЗА РУБЕЖ
КОНКУРС КРАСОТЫ RUSSIAN GIRL
КРАСИВЫЕ МУЖЧИНЫ
ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ
ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ
ТАНГО С ПСИХОЛОГОМ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО
О ПРОЕКТЕ И ЕГО АВТОРЕ
МОДА
ЖЕНСКИЙ КЛУБ
КРАСОТА
СЕМЬЯ, ДОМ, ДОСУГ
ИСТОРИИ ЛЮБВИ
СОВРЕМЕННАЯ ПРОЗА
КАТАЛОГ ПЕРВЫХ ЖЕНСКИХ САЙТОВ
ЭРОГЕННЫЕ ЗОНЫ ИНЕТА. ЭРОТИКА
ЖЕНСКИЙ КЛУБ
АРХИВ
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ


 


ОЛЬГА ГАРТМАН
(НИЖНИЙ НОВГОРОД)
О ЧЕМ МОЛЧАТ
БРАЧНЫЕ АГЕНТСТВА
 


НАТАЛЬЯ ТКАЧЕНКО (США)
МЫ ЕХАЛИ В АМЕРИКУ КАК В БУДУЩЕЕ, А ПОПАЛИ КАК В ПРОШЛОЕ...
 


ГОРОСКОП 
 


ИРИНА ЦЫПИНА
ЧУЖОЕ БЕЗУМИЕ. РАССКАЗ
 


АННА ЛЕВИНА
МЕЖДУ НАМИ, УЖЕ НЕ ДЕВОЧКАМИ. ПОСИДЕЛКА ДЕСЯТАЯ
 


ЕВГЕНИЙ ЛЕОНЕНКО
ДЖИМ И ЛЮСЬКА. РАССКАЗ
 


ИРИНА КЛАЧКОВА
ЗАПИСКИ О КАНАДЕ. 
ЧАСТЬ 3
 


ИРИНА КРИВОШЕИНА
ЗЕЛЕНЫЙ ЗАЯЦ. РАССКАЗ
 


АНАСТАСИЯ:
БАРМЕН, НАЛЕЙТЕ МНЕ
БОКАЛ ХОРОШЕГО
МАРТИНИ 
 


ИРИНА ШЕСТОПАЛ
НЕВЕРНЫЙ МУЖ. 
РАССКАЗ
 


ТАТЬЯНА ФОЛЛЕ
(ФРАНЦИЯ, НОРМАНДИЯ)
О НЕЛЕГКОЙ ЗАГРАНИЧНОЙ ЖИЗНИ И ЕВРОПЕЙСКИХ МУЖЧИНАХ



НА ГЛАВНУЮ
....СЕМЬЯ, ДОМ, ДОСУГ, ПУТЕШЕСТВИЯ
В ЖЕНСКОМ ЖУРНАЛЕ WWWoman - newwoman.ru
13 ФЕВРАЛЯ  2004

АЛЕНА МАУС (ПЕРМЬ)
halena@yandex.ru

ДЕНЬ СВЯТОЙ ВАЛЕНТИНЫ

..
.

          - Валечка, факсоните, пожалста, туточки всего двадцать листиков. Кто будет звонить – я на обедике.
Элеонора Эдуардовна плавно ускользает из приемной, оставляя после себя облако роскошной французистости. В следующую секунду  в комнату врывается коммерческий директор с вытаращенными глазами.
          - Валентинк, спаси – гибну, Михалыч опять срезал, глянь пятый пунктик, 
            будь ласка… - дядя Жора протягивает измятый договор.
Смотрю – так и есть.
          - Георгий Савельич, ну кто так пишет? Опять неологизмов понапихали. 
            И что значит в «мае месяце»? Это же приблизительная оценка. Так нельзя.
Коммерческий вздыхает, целует мне руку, выхватывает договор и начинает убегать. Но в последнем квадратном метре моей приемной тело его резко поворачивается, и дядя Жора голосит ангельским басом:
          - Вале-ек, прости старика -  забыл. Сегодня же опять пить будем. В честь 
            всех влюбленных. Ты уж приходи, уважь батьку, потанцуем…
Не дожидаясь ответа, тело тридцатилетнего «старика» устремляется на будущие подвиги словообразования. Я долго и пристально смотрю на дверь и начинаю считать. Где-то в районе сорока в комнату просачивается необъятный бухгалтер Татьяна Ивановна. Уже издалека я чую ее директиву: «дружочек, Вы бы не могли позвонить в наложку, а потом аудитикам, пускай не приходят, у меня сегодня мигрень». Татьяна Ивановна категорически против существительного «бухгалтерша», длинных каблуков, короткой юбки и моего безбрачного существования. По мнению этой подсчитывающей дамы, девушке не пристало так нескромно одеваться и так скромно жить, как я. На все мои доводы, Татьяна Ивановна молча поднимает правую руку и тыкает на безымянный палец. Что означает: «даже у такой необъятной женщины, как я, с бородавкой на носу и пухлым животиком, есть муж-ж-ж. И еще – мальчики, закройте уши – постоянный любовник». Я верю, верю, но ничего не могу поделать. Ну не знакомятся со мной настоящие мужчины, не знакомятся. Никто, нигде, и никогда. Я все перепробовала, заменила очки контактными линзами, отрастила «пышные» локоны, купила дорогое белье и даже записалась в фитнесс-клуб. Но пока не получается. Нет, конечно,  встречаются отдельные экземпляры, но все они  либо слишком тупые, либо имеют настолько непотребный вид, что я бы даже за деньги не согласилась с ними знакомиться.
И вот, в тот момент, когда Татьяна Ивановна мечтает приземлиться в свободный  стул, звонит телефон. Особый телефон.  Старинного образца и красного цвета. Это  Он – наш неуловимый начальник. Бросив виноватый взгляд на нашу бухгалтершу, пардон бухгалтера, я снимаю трубку и для пущей официальности даже встаю.
          - Слушаю, Леонид Михайлович…
          - Так точно, Леонид Михайлович…
          - Будет исполнено, Леонид Михайлович…
          - До завтра, Леонид Михайлович…
Кладу трубку, смотрю на Татьяну Ивановну, та глядит на меня, и проходит так эдак минуточки две. Потом я медленно начинаю реветь. Тихо и трогательно. Но злобная Татьяна Ивановна все никак не торопится меня успокаивать. Она даже не спрашивает, чего это я мокроту разводить вздумала. Вместо этого цифровая бессердечница разворачивается и плывет в родные пенаты. А я продолжаю реветь, размазывая левой рукой несуществующую тушь по щекам – правой я начинаю печатать приказ. На саму себя. Ме-ня не от-пус-ти-ли в от-пуск! А ведь я уже и чемодан у подружки выпросила, и купальник присмотрела, и даже очки солнцезащитные купила. Это в феврале-то. Дура-а-а, кто ж зимой в отпуск ездит? Правильно, никто и не ездит. И куда прикажете теперь путевочку девать? Одни убытки с этой работой…
Напечатав приказ, я в зеленой тоске начинаю доделывать перевод, потом пишу пару писем интернациональным товарищам по бизнесу, отправляю двадцать листиков факсика, в сотый раз помогаю коммерческому с его несчастным договором,  успокаиваю по телефону жену главного инженера, энный раз готовлю «любимый» кофе технического директора, звоню непонятно куда, непонятно кому, непонятно зачем. И все это время меня не покидает нездоровое чувство зависти. Почему я работаю, а другие нагло празднуют день моих  влюбленных тезок. Почему  народ дислоцируется на кухню? Почему оттуда слышны ликования, всхлипы шампанского и хруст мороженого шоколада? Только не подумайте, что я против этого праздника. Пожалуйста, если у вас есть партнер, покупайте для него цветы, конфеты и прочую белиберду. Терзайте уши диджеев невыносимым произношением, гнусавя фамилию и имя любимого человека. Ради Бога, снимайте гостиничные этажи, лимузины и загородные виллы. Пишите имя любимых в небе, выкладывайте их камнями под окнами. Сочиняйте стихи, песни, что угодно, только не надо при этом трогать меня. Все, что мне надо - не обязательно должно быть любовью. Я просто хочу в отпуск, отпустите меня, пожалуйста. Я хочу погрузить свое тело в море и смотреть в никуда. Но вместо этого я сейчас поеду домой, и буду смотреть на картонное счастье остального человечества. По-че-му?

В автобусе я сидела одна. Одна. Одна-одинешенька среди целующихся, улыбающихся, обнимающихся, ненасытных, неприличных, невыносимо счастливых. Мне хотелось рыдать. И вот, когда я уже собиралась пустить первую слезу, я увидела Его. Он тоже сидел и старался не глядеть на этих несчастных счастливцев. Невысокий, худенький, с очками и смешной шапочке. Он поднял глаза и посмотрел на меня. И… улыбнулся. А потом подмигнул. Я сидела и не знала, как реагировать. А незнакомец вдруг поднялся, прошел через салон и подошел ко мне. Я так испугалась, что даже начала улыбаться. А парнишка вдруг засмеется:
          - Ради Бога, только не пугайтесь, я очень хочу с Вами познакомиться. 
           Сегодня такой день, все такие счастливые, аж скулы сводит. А у меня 
           никого нет. 
Боясь испортить контекст надвигающейся ситуации, я жестом указала ему на соседнее сиденье. Парнишка с радостью воспользовался моим гостеприимством. Он без умолку болтал. За пять минут я уже знала, что он проездом в нашем городе. А сам он живет в Израиле. Его зовут Иосиф. Фамилию его я не запомнила, но звучала она очень и очень презентабельно. Город ему наш нравится. Он мечтает открыть здесь ресторан, а если получится, то и гостиницу. Неожиданно я поняла, что сейчас приеду. Почуяв перемену моего настроения, парнишка вдруг серьезно спросил, не замужем ли я. В ответ я радостно замотала головой и, наконец, произнесла:
          - Меня зовут Валентина.
Иосиф округлил свои миндалевидные глаза и вдруг захохотал. Оказывается, в этом году какая-то цыганка нагадала, что он женится на девушке с двойным именем. Иосиф еще долго смеялся, и я вместе с ним. А потом, когда автобус встал, и добрый дядя водитель объявил конечную, Иосиф вызвался меня проводить. На что я, не колеблясь, ответила «давайте». По пути он купил торт и, тем самым, напросился на чай. После чая мы пили шампанское, потом мы ели пельмени, смотрели праздничный концерт, играли на фортепиано, пели какие-то еврейские песни, потом… потом Иосиф пошел домой. А на утро он приехал на красивой черной машине. А потом… я звонила на работу, и притворялась больной. А спустя две недели я лежала  на пляже и глядела на Иосифа. Он называл меня Валькой и кормил какими-то еврейскими сладостями. А я называла его Ёськой. И еще тренировалась выговаривать его фамилию, свою будущую фамилию.

15 ЯНВАРЯ 2004. АЛЕНА МАУС (ПЕРМЬ)

НАПИСАТЬ ОТЗЫВ АВТОРУ: halena@yandex.ru

Опубликовано в женском журнале "WWWoman" -- http://newwoman.ru -- 13 ФЕВРАЛЯ 2004 

ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ АЛЕНЫ МАУС: 
ЗАБЫТЫЙ ПРАЗДНИК
ДЕНЬ СВЯТОЙ ВАЛЕНТИНЫ
ИСКУССТВО МЫТЬ ПОСУДУ
НЯНЯ НА РОЖДЕСТВО
СПОСОБЫ ВЫЖИВАНИЯ БЕРЕМЕННОЙ НА РАБОТЕ


ДАЛЕЕ:
Наталия Биричевская: В ритме НЕпокупок
Вернуться на главную страницу журнала "WWWoman" - http://www.newwoman.ru
   

предыдущий | следующий 

Copyright © 1998_2004 Женский журнал WWWoman - http://www.newwoman.ru

Реклама в женском журнале "WWWoman" - newwoman.ru




Rating@Mail.ru
 

ПЕРЕПЕЧАТКА И ЛЮБОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ ЖУРНАЛА ЗАПРЕЩЕНЫ!