Rambler's Top100
. . 
.НА ГЛАВНУЮ.........
.
Рубрики 
............................................
О проекте
Новости сайта
СЛУЖБА ДОВЕРИЯ
Замуж за рубеж
КОНКУРС КРАСОТЫ RUSSIAN GIRL
ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ
МОДА
ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ
Галерея красивых мужчин
ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО
Танго с психологом
Есть женщины...
Фотогалерея
СЕКРЕТЫ СЕКСАПИЛЬНОСТИ
СЕМЬЯ, ДОМ, ДОСУГ
ИСТОРИИ ЛЮБВИ
Современная проза
Избранная поэзия
ЭРОГЕННЫЕ ЗОНЫ ИНЕТА. ЭРОТИКА
Гимназистка
Я здесь родилась
Красота - это здоровье
Из интимного дневника
Избранные анекдоты
ОБЗОРЫ ЖЕНСКОГО ИНТЕРНЕТА
ЖЕНСКИЙ КЛУБ


СУПРУГИ НА ФОНЕ 
ВНЕБРАЧНОГО СЕКСА



ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ
ОСОБЕННОСТИ 
ЖЕНСКОЙ ДУШИ

ЖЕНСКИЕ ЛЮБОВНЫЕ
ИСТОРИИ

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ИЗМЕНА:
СЧИТАЙТЕ
СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ

РАБОТАЮ ЗА ГРАНИЦЕЙ, А МУЖ С СЫНОМ ОСТАЛИСЬ ДОМА

ЕЛЕНА БУКИНА (США, РИНО):
ГОРЯЧИЕ НОЧИ АВГУСТА

ЕЛЕНА ПЕТРОВА (СОЛОМОН): ОДИНОЧЕСТВО В 29. 
ПРОДОЛЖЕНИЕ-2

ОТКЛИКИ ЧИТАТЕЛЕЙ
НА ПУБЛИКАЦИИ ЖУРНАЛА

РАЗВОД. МОЙ ОПЫТ "ВЫХОДА ИЗ ШТОПОРА"

ПОДРУГА В ИЗРАИЛЕ 
НАШЛА МНЕ ЖЕНИХА...
НА ГЛАВНУЮ

ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ... ЖУРНАЛ WWWoman
 

Мамы всякие нужны…

Автор рассказов: Анна Маслова

I.
Ай, опять зацепила! Вчера картошку на борщ чистила, палец порезала, да так сильно, а сегодня целый день задеваю, замучилась совсем. Так, что с продуктами? В магазине по дороге дорого, да и овощей нет, а на базарчик – далеко, что на продуктах сэкономишь, на автобус истратишь. - Лариса, к привокзальному подвезти?
- Да, уже иду!
Все сомнения, не ведая того, разрешил коллега. Капуста, помидора, укроп, пельмени, молоко, хлеб, по пачке творога на утро, яйца, Мишке «киндер», сосиски, мясо еще дома есть, по мороженному взять что ли? По дороге домой подсчитываю, сколько потратила и никак не могу усечь, куда дела еще 10 рублей. В голове по привычному алгоритму складывается план действий по хозяйству:
1. в душ – после работы это святое;
2. ставлю вариться пельмени, а тем временем соображаю салат.
3. встречаю мужиков (одного с работы, другого из садика), кормлю, убираю со стола – и все. Буду тунеядствовать, хоть кол на голове теши. Мужики являются на 20 минут позже обычного, и равнодушно относятся к факту абсолютного остывания пельменей.. Судя по сплоченности, они только что ходили в НЕ-ГОВОРИ-МАМЕ-ГДЕ-МЫ-БЫЛИ. Мишутка еле сдерживается. Чтобы не похвастаться залогом молчания – самолетиком, но дольше ужина он все равно не продержится. Дабы не ускорять выяснение обстоятельств, расточив запах пива, мой супруг немногословен. В общем, кто кого домой привел – не понятно. После ужина все добреют, я верю, что самолетик Мишка выменял у Сережки на какое-то йо-йо, которое Сережка выменял у Сашки на «бамбимтоновый»воланчик. Благоверный вызывается сам помыть посуду и что еще надо – сделать!!!! Любимый!!! Надо – все!!!! Выбить ковер, купить машину, сделать ремонт, картошку маме посадить!!!! Но я иронично умалчиваю об этом, потому что сегодня лень даже быть стервой, а он ликует в душе.. От благодарности муж еще возится в прихожей (подозреваю, что чистит ботинки), а мы с Мишкой «трем за жисть» в зале. День как день, значит все в порядке. И за что я вас так люблю, мужичье мое?

II.
Дверь в мой кабинет распахнута, и я вижу, как Танька осторожно спускается по лестнице, скользя окольцованной мельхиором рукой по перилам. Одета как обычно с претензией на оригинальность, но до противного вычурно. Черная, с неровными, как бы рваными краями юбка, белая блузка декольте и туго по шее – колючая проволока, сплетенная из мягкого пластмассового шнура. Выглядит то ли расслабленной, то ли уставшей. Танька уже три раза была официально замужем, а количество ее романов и интрижек достоверно не может сосчитать даже наша секретарша. Татьяна Юрьевна числится на фирме психологом, но в произведении каких-либо действий, хотя бы отдаленно соответствующих должности замечена не была. Иногда кажется, что она нарочно использует неразличимые простым сотрудникам методы с целью разжигания и поддержания неприязни к своей особе. Вплывает в кабинет и томно опускается на мой стол.
- Привет, как дела?
Закатывает глаза:
- Ой, не спрашивай… Плохо. Пошли покурим.
Пошли. Курим у окна в нашем супертехноевротуалете, и я искренне хвалю Танькину синюю тушь. Она нервно пожимает плечами, чем окончательно достает меня:
- Да что ты вечно как… как мумия?!
Танька смотрит в окно, словно не слышит. Такого еще не было.
- Муж бросил?
- Я тебя умоляю… Куда он денется! Малая сбежала из дома…
Танька плачет. Тушь бесформенно оплавляется с ресниц и сползает на щеки уже прозрачными голубыми каплями.
- Дочка моя.
Я не знаю, что сказать. За целый год она ни разу не упоминала о ребенке.
- Тань, ну что тянешь! Рассказывай.
Она начинает рассказывать, и, подбирая правильные веские слова, успокаивается. Итак, Лизка – дитя от ее первого брака, родившееся, однако, через 3 месяца после развода, в возрасте 1 месяца отданное Танькиным родителям в полное хозяйственное и воспитательное ведение, потому что сама она, Танька – личность творческая, для семейной рутины не созданная, да и готовить не умеет. А время-то идет – личную жизнь надо налаживать, и вообще Танька же не эгоистка, она же понимает, что у бабушки ребенку лучше. Вот в течение 9 лет она навещает свою дочку по выходным, заодно и сама домашнего поест. А куда Лизка сбежала – никто не знает, искали везде, денег у нее вроде нет. Беда, одним словом.
На следующий день Лизка объявилась. Голодная, уставшая и злая, прощения не просила и ничего не объясняла. Покуривая, Танька негодовала:
- Совсем от рук отбилась. Даже матери не боится. Ну, ничего, заберу ее к себе жить, уж у меня-то она образумится.
Насколько я знаю, воссоединения блудной дочери с педагогически подкованной мамашей так и не случилось. 31 декабря, в канун моего любимого праздника, Таньку бросил очередной «почти муж». Вернее, не бросил, а сам бросился из окна (слава Богу, первого этажа) наутек, оставив все свои вещи. Расстроенная Танька плакала в телефон о несправедливости судьбы, о всех «мужиках – сволочах», и о том, что ей теперь не с кем встречать Новый год, а это тем более обидно, потому что с кем встретишь его, с тем и проведешь…

III.
Лет так через 15 их будут принимать за подружек или сестер. А пока одна из них держит на коленях другую и кормит с ложечки мороженным, не обращая внимания на осуждающие взгляды – такую кроху! в начале мая! мороженным! А им – наплевать, они видят только друг друга.
Фиалковое пончо, сиреневые бриджи, лиловые туфли и сумочка – ну просто как с обложки. «Нам бы такую маму», - вздыхают ей вслед отцы семейств. А рядом семенит кроха, норовя померить глубину каждой лужи, в белых лаковых туфлях и «далматиновом» пальтишке и шляпке, из-под которой выбился первый пепельный локон.

* * *

Я их часто вижу, город-то маленький – и все думаю – кто они? как живут? кто ее муж? счастливы ли? Да конечно, счастливы. Разве может несчастливая женщина так выглядеть? Блеск в глазах не подделаешь… Работаю я сестрой-хозяйкой в Доме малютки, заведую предметами быта – посудой, одежками, горшками и игрушками. В последнее время над нашими сиротками взяла шефство Скандинавская детская миссия – вот им огромное спасибо. Говорят, у них в Швеции ни одного детдома нет – все детки по семьям пристроены. В один прекрасный день распахнулась дверь приемного покоя, и появились два доверху набитых пакета, затем возникла миловидная девчушка лет 2-х. И у меня сжалось сердце… Через секунду дверь на тугих пружинах приоткрылась вновь, и подталкивая девчушку вперед, вошла та самая девушка.
- Добрый день! Скажите пожалуйста, я тут из чего дочка выросла принесла. Кому это можно отдать?
Я улыбаюсь.
- Мне. Спасибо большое. Сейчас я накладную оформлю.
Как ваша фамилия?
Девушка недоумевает:
- Какую накладную? Я ж из дома принесла…
… Формальности улажены, но мне хочется ее удержать, расспросить же в лоб неудобно и я лихорадочно ищу зацепку.
- А что ж вы так все отдаете? А вдруг у вас еще ребеночек родится, такая молодая…
Она вежливо и холодно улыбается, и негласно дает понять, что не собирается это обсуждать. Я сошла с ума, но не могу так просто ее отпустить.
- Муж-то наверняка еще сына захочет. Им всем мальчишку подавай.
Она подхватывает дочку на руки, машинально целует в височек, и спокойно говорит:
- Я не замужем. Пока.
Мне стыдно за любопытство.
- Ну все, мы пошли. До свидания. Сделай тете «па-па». Кукольная ладошка сжимается и разжимается. Сказать «приходите еще» – глупо.
- Счастливо. Расти большая.
Дверь открывает толчком, пожалуй, чересчур резким, и элегантная сумочка соскальзывает с плеча на согнутую в локте руку. Сейчас перейдут дорогу, пересекут площадь, посмотрят памятник покровителю города Святому Николаю и сто процентов пойдут на мороженное. У меня – прилив хорошего настроения. Ну и хорошо, что она не замужем, кто его знает, какой бы муж попался…

IV.
По ним можно часы сверять. Каждый будний вечер в пол девятого они проходят мимо его стоянки. То есть не его, а стоянки для машин посетителей «Бистро», а он, дед Иван, уже несколько лет работает здесь ночным сторожем. Очень похожие, обе светловолосые, сероглазые, с почти одинаковой улыбкой. Иногда он позволяет себе прислушаться к их разговору, и если они вдруг заходят погреться в «Бистро» он то ли ждет, то ли смутно надеется, что именно сегодня произойдет что-то хорошее и необычное…

* * *

Идут. Светка в разноцветной куртке, вязанной шапке и джинсах. Она (дед Иван не знает ее имени) - в когда-то модной, а теперь лоснящейся на сгибах дубленке, высоких сапогах и бежевом берете. Светка разбегается и скользит по ледяным дорожкам, а ее совсем молодая мама тащит школьный рюкзачок и свою сумку. Видно, что она никогда не любила так скользить, боялась упасть, но Светке не запрещает. Вся напрягается, как бы готовясь прыгнуть на помощь, но молчит. А, может, устала… Белые стены «Бистро» вспыхивают яркой неоновой радугой до самой крыши, у входа уже украшена елка и тихонько попискивает причудливо закрученная над входом музыкальная гирлянда. Дед Иван уже почти слышит Светкин восхищенно-жалобный вопрос «Классные, да, мам?». Сейчас мама ответит «А пошли на горячий шоколад!» И дело тут не в шоколаде, а в том, что им обеим не хочется домой.

* * *

Радуга на секунду гаснет, и снова загорается, а в моей голове возникает мысль – а что, если я ей первая предложу? «Ну что, Светлый, пошоколадимся?» Светка не удивляется, но хрипло от долгого молчания спрашивает: «А фотографироваться? Сказали, кто завтра не сдаст…» Я улыбаюсь, и еле сдерживаюсь, чтоб не схватить ее на руки и подкинуть под самые звезды. Конечно, сил не хватит, большая ведь, взрослая… Сидим на тяжелых, резных стульях и растягиваем удовольствие.
Шоколад уже не горячий, а чуть теплый. Светка не отрывает взгляд от большого, плоского экрана под потолком, на котором хаотично движутся спортивные девчонки, за соседним столиком красноречиво курят студентки над остывшим кофе, в углу – парочка, на той стадии отношений, когда он заказывает все подряд, лишь бы произвести благоприятное впечатление. Светик собирает шоколад по стенкам чашки и облизывает ложку. От падающего снега на улице светло, и нам кажется, что быстрее дойти пешком, чем ждать автобус. Я несу Светкин рюкзачок, хотя она уже, Слава Богу, не замечает ледяных дорожек. Вполуха слушаю, что за девчонки танцевали на том экране. На середине моста с грохотом проносится троллейбус, и Светка вздыхает – через 10 минут могли бы быть дома. Дома ей уже не кажется скучно, потому что очень хочется спать. Мне еще надо кое-что простирнуть, форму ей приготовить парадную для фотографирования… А потом залезу под одеяло и моментально усну, не успею даже помечтать как раньше…


ДАЛЕЕ

 
Copyright © WWWoman - http://newwoman.ru 1998-2002

предыдущий | следующий 



Rating@Mail.ru
Реклама в журнале "WWWoman" - http://newwoman.ru (рекламный макет)

ПЕРЕПЕЧАТКА И ЛЮБОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ ЖУРНАЛА ЗАПРЕЩЕНЫ!