Rambler's Top100
РАИСА КРАПП
ПРИКОСНОВЕНИЕ ЗВЕЗД. Роман с продолжением.

ГЛАВА ВТОРАЯ
о странном вторжении и о новой беде,
постигшей юную баронессу.

  Слезы едва просохли, когда плечо Гретхен сжала чья-то рука. Она испуганно вскинулась, - сонное сознание мгновенно выдало ей ужасную подсказку, что барон настиг ее и здесь. То был не барон Ланниган. Но, не успев порадоваться этому открытию, Гретхен испугалась еще больше. Окно почему-то оказалось распахнутым, и в него вместе с назойливым звоном цикад и резким ночным ароматом цветов втекал яркий лунный свет. И в этом неверном свете баронесса увидела рядом с кроватью человека.  Окно находилось за его спиной, поэтому для Гретхен он был большим темным силуэтом без лица. Он увидел, что глаза ее испуганно распахнулись, и приложил палец к губам.
- Кто вы? - едва выговорила она, онемев от страха. Неловко попыталась сесть, натягивая на плечи тонкое одеяло.
- Вы... грабитель?
- Может быть. Ведь я пришел за главной ценностью этого дома - за вами.
 - Что?!. Уходите немедленно, я позову на помощь!
- Но вы в ней не нуждаетесь - я не собираюсь причинять вам зло. Ах, баронесса, я лелеял надежду, что мой совет не будет вам пустым звуком.
- Вы!? - Гретхен вдруг охватила болезненная слабость. - Зачем вы здесь?.. Уходите... пожалуйста...
- Вместе с вами, баронесса. Разве вы не мечтаете покинуть этот недобрый замок, и здесь, вместе с ним, оставить свое несчастье.
- Кто вы? - прошептала Гретхен. - Ах, это не имеет значения... Уходите, умоляю вас, Бога ради... Ведь мне придется позвать людей...
Незнакомец быстро наклонился к ней, и с губ Гретхен уже слетал отчаянный вскрик, - но, упредив его, большая ладонь зажала ей рот.
- Мне так досадно, что я не сумел не испугать вас. Я так хотел, чтоб вы поверили в мои добрые намерения.
Гретхен забилась, пытаясь освободиться, но другая его рука скользнула на ее шею, Гретхен успела ощутить легкую тупую боль и сразу затем - мгновенная горячая волна дрожью прокатилась по ее телу, отняв силы так, что Гретхен теперь и пальцем пошевелить не могла, не то чтобы защищаться. Веки опустились, ресницы будто накрепко склеились. Но странно - вместе с тем к ней пришло полное равнодушие к собственной участи, и Гретхен впала в некую прострацию.
Она смутно и без всякого волнения сознавала, что незнакомец завернул ее в свой темный плащ. Необычно мягкая ткань еще хранила его тепло и объяла им Гретхен. Не в силах приподнять веки, она поняла, что вместе с нею незнакомец выбрался в сад.
Потом она потеряла ощущение времени и происходящего, в сознании образовался провал, потому что когда к органам чувств вернулись их способности, лицо Гретхен обдувал свежий ветер. Наверно, он и вернул ей сознание. Она услышала тяжелый стук копыт о каменистую землю и попыталась открыть глаза. На этот раз ей хоть и с трудом, но удалось это сделать. Луна ушла за тучи, и самый темный час ночи окружал их непроглядным мраком. С темнотой сливался и спутник Гретхен, он был частью этой темноты и, унося ее в черную неизвестность, он теперь пугал.
Ощущения постепенно возвращались, рождая в душе Гретхен ужас и смятение. Она полулежала в руках своего похитителя, щекой прижимаясь к его груди. Ей еще не доставало сил освободиться от его рук, и еще Гретхен чувствовала, что голова наливается болезненной тяжестью, - так всегда бывало перед приступом.
"Боже, нет!" - из самого ее сердца вырвалась отчаянная, безнадежная мольба, но с губ сорвался только едва слышный стон. Незнакомец переложил повод в руку, которой крепко обнимал Гретхен за талию, поправил на ней плащ. Положив теплую ладонь ей на голову, он прижал ее к себе. Рука его пахла кожаной упряжью и - странно - клейкими листочками кипариса, только что скинувшими плотные одежки почек. Рука заслонила ее лицо от ночи, от упругого ветра, оставив ее в темноте, заполненной странным запахом. Гретхен обречено закрыла глаза, и новый провал беспамятства стремительно втянул ее в темное ничто без мыслей, без ощущений и  чувств.
А когда сознание опять вернулось к Гретхен, не было уже ни стремительной скачки сквозь ночь, ни ветра в лицо, ни карусели звезд... Она лежала, погрузившись в пышные перины. Гретхен быстро села, с облегчением отметив, что тело снова подчиняется ей. Широкая кровать, находилась в большой комнате, достаточно хорошо освещенной свечами. В этой чужой комнате кроме Гретхен никого не было. Куда же привез ее похититель? Зачем? И куда делся сам?
Гретхен выбралась из перин, спустила босые ноги на пол, и они сейчас же утонули в высоком пушистом ворсе ковра. Она бесшумно подбежала к окну - за ним была сплошная ночь без просвета, без огонька. Гретхен попыталась поднять раму, но она не подалась ни на дюйм. Она еще возилась с окном, когда услышала шаги, приглушенные дверью, и метнулась к кровати, прыгнула в нее, поджала ноги, потянула на плечи одеяло. Дверь бесшумно отворилась, и в проеме возник разбойник. Он мимолетно скользнул взглядом по своей добыче, напряженно застывшей в глубине кровати, и положил у очага охапку поленьев.
Когда пламя весело принялось за дерево, он подошел к кровати, где Гретхен сидела не шевелясь, побелевшими пальцами вцепившись в одеяло.
- Постарайтесь уснуть, - стараясь придать своему голосу мягкую интонацию, проговорил он. - На дворе ночь, спите спокойно - здесь никто не причинит вам зла. А завтра утром мы обо всем поговорим, и я дам исчерпывающие ответы на все ваши вопросы.
- Зачем вы это сделали?! - нервно проговорила Гретхен.
Он вздохнул.
- Вы проигнорировали мой совет. Вы не хотите поверить, что мною руководит желание ни в малейшей мере не навредить вам. Но оно так и есть, в самом деле. Лягте, закройте глаза, вам здесь некого опасаться.
- Вы так много говорите, сударь! Отчего не ответить коротко только то, о чем вас спрашивают?
- Потому что вы сейчас не в состоянии адекватно реагировать на то, что я скажу вам. Вы должны отдохнуть.
- Но я требую ответа! - голос Гретхен звучал вызывающе.
Незнакомец чуть улыбнулся, подвинул кресло ближе к кровати:
- Хорошо, спрашивайте.
- Назовите себя.
- Мое имя Ларт. Я не француз, прибыл сюда издалека.
- Вы похитили меня. Хотите потребовать выкуп у барона Ланнигана?
- Нет.
- В таком случае, с какой целью это сделано?
- Вы больше не вернетесь к своему супругу. Впереди у нас долгое путешествие, я увезу вас в свою далекую страну. Там вы начнете иную жизнь, ту, которой достойны.
- Боже мой... я поняла... - Гретхен прижала пальцы к виску, поморщилась
болезненно. - Вы поставщик... торговец... Ваш товар - женская красота...
- Вы ничего не поняли. Вы и не способны сейчас что-то понять, когда так измучены. Наш разговор необходимо отложить до утра. Поверьте хотя бы, что до утра вам абсолютно ничто не грозит. Будьте послушны, баронесса, постарайтесь успокоиться и уснуть, вам это крайне необходимо, - он встал. - Не бойтесь ничего. Я буду стеречь ваш покой в соседней комнате, за этой дверью. Спокойной ночи, баронесса.
Человек со странным именем "Ларт" вышел, оставив Гретхен наедине с ее мыслями и догадками. Едва ли мысли эти благоприятствовали беззаботному сну, - Гретхен закрыла лицо руками. Она ни на минуту не поверила его словам. И кто бы поверил в эту бессмыслицу! Злой умысел и корысть руководят людьми во всех их побуждениях. В ней, в Гретхен, какая-то ценность для этого человека... Но как больно, как жестоко обманули нынче вечером его глаза...
"Укрепи меня, Господи! Или возьми к себе, дай покой. У меня нет больше сил, я лишь слабая, несчастная женщина, но ты испытываешь меня снова и снова... Я не ропщу, Господи, но силы мои на исходе. Меня страшит мысль, подсказывающая выход. Но я боюсь так же, что не выдержу однажды и поддамся ей... Пощади меня..."
В изнеможении Гретхен уронила руки. Сорочка спустилась с плеча и, поправляя ее, Гретхен обнаружила, что она порвана. "Ланниган..." - досадливо поморщилась Гретхен. Некоторое время баронесса сидела в оцепенении, потом на коленях переползла на край кровати, встала. В комнате имелся большой шкаф, и за его дверцами Гретхен обнаружила несколько платьев, на других полках было аккуратно разложено новое белье.
Перебирая вешалки, Гретхен выбрала шелковый пеньюар. Ей бы хотелось натянуть на себя что-то плотное, закрытое, что дало бы чувство защищенности, но она посмешила бы своего сторожа, если б принялась сейчас, среди ночи, облачаться в платье.
Шелк холодил, и Гретхен, зябко обняв себя за плечи, подошла ближе к очагу. Она не заметила, как дверь слегка приоткрылась, и в комнату проникло еще одно существо - огромная черная собака с короткой, атласно блестящей шерстью. Лапы ее неслышно ступали по ковру, она остановилась позади Гретхен, принюхиваясь, водила носом. Гретхен захотела согреть спину, обернулась и неожиданно увидела на уровне своей груди черную морду с горящими глазами - пламя очага отражалось в них. С криком ужаса Гретхен отпрянула в сторону, заслонилась руками. Собака бросилась от нее в другую сторону. Миг спустя широко распахнулась дверь, и  влетел тот ужасные человек.
- Что с вами? - услышала Гретхен и в следующий момент - укоризненное восклицание: - Урс! Как ты посмел войти! Убирайся!
Придерживая за плечи, он подвел Гретхен к креслу.
- Это всего лишь собака, - виновато проговорил он.
- О, Боже... - помертвелыми губами едва выговорила Гретхен, голос ее дрожал.
- Простите его, он не хотел вас напугать. Ну, успокойтесь, ничего не случилось, чш-ш-ш, - он положил руку на голову Гретхен, медленно провел по волосам.
Лицо ее резко белело в полумраке, с ресниц сорвались две слезинки, медленно сползли по щекам, оставив мокрые дорожки.
- За что вы мучаете меня? - еле слышно, с трудом выговорила она. - Разве вам, господин Ларт, лично вам, я причинила зло? За что же вы так со мной?.. Почему вы все не оставите меня? Почему мне нельзя просто жить?..
Ларт опустился на колени, взял ее руку в ладони.
- Я бесконечно сожалею о случившемся. Я знаю, жизнь ваша полна страданий, но не спешите и меня причислять к их числу. Может быть, я пришел помочь вам.
- Помочь? - Гретхен тяжело подняла глаза, выдернула руку. - Вы!? Послушайте, вы... - она в бессильном гневе сжала кулачки. - Оставьте меня! У меня больше нет сил! Хотите мне добра? Сделайте доброе дело - помогите мне уйти из этого мира, это самое больше, что вы можете для меня сделать. Хотите, я на коленях буду умолять вас?
- Нет. Я помогу вам, но не таким чудовищным способом.
- Ложь! Все ложь! - сорвалась на крик Гретхен, вскочила...
Но сейчас же опустилась обратно - в затылке встрепенулась и ожила боль, распускаясь тугим, пухнущим комком.
- Нет... - всхлипнула Гретхен, запрокидывая голову, вжимаясь затылком
в спинку кресла.
Ларт взглянул в налитые чернотой глаза, в еще более побелевшее лицо и быстро вышел из комнаты. Он сразу вернулся с бокалом в руке. Гретхен, стиснув зубы, перекатывала голову из стороны в сторону, глаза ее были крепко зажмурены. Ларт подсунул ей руку под плечи, крепко прижал голову к себе, поднес бокал к губам.
- Пейте.
Она почувствовала терпкую густую жидкость на губах и проглотила ее. Это отозвалось таким пронзительным ударом боли, что Гретхен закричала, оттолкнула руку с бокалом, расплескивая его содержимое. Но Ларт крепче сжал ее, настойчиво проговорил:
- Пейте!
- Не могу... - едва слышно выдохнула Гретхен. - Больно... Больно!..
- Это лекарство, пейте! Или я силой волью вам в рот. Пей!
Захлебываясь, плача, Гретхен сделала еще несколько глотков, отстранилась.
- Не могу...
Ларт отставил бокал на пол и перенес ее на кровать. Он подсунул подушку под плечи Гретхен так, что голова ее оказалась навесу, лежащей на его ладонях. Пальцы гладили виски, шею, зарывались в волосы.
- Потерпите, потерпите чуточку, Гретти... Сейчас все пройдет, вот увидите. Вам уже легче. Боль уходит. Все будет хорошо...
Как ни странно - Гретхен не верила своим ощущениям - боль и вправду стала уходить. Но всегда приступ длился несколько часов, изматывал ее до полусмерти, давал обманчивый отдых лишь в минуты беспамятства. Никакие микстуры не помогали. А теперь происходило странное - боль свернулась крохотным комочком, и только в висках продолжало тупо ныть. Но это уже почти что ничего. Это пройдет. Гретхен перевела дыхание, все еще не веря, что так скоро избавилась от страдания, проговорила неуверенно:
- Все... Все прошло...
Ларт передвинул подушку ей под голову, взбил, осторожно опустил на нее Гретхен.
- Теперь непременно спать, - сказал он, укрывая ее одеялом.
Она провела ладонью по лбу, движения ее были неверными, пальцы дрожали. Попыталась улыбнуться.
- Благодарю вас...
- Дело всегда убедительнее слов, не так ли, баронесса? - Гретхен медленно подняла на него глаза. - Не надо, я не жду ответа. Но вы согласны, что сейчас вам необходимо спать?
- Да, я знаю.
- И вы собираетесь уснуть?
- Я постараюсь.
- Позвольте, я останусь здесь, и подожду пока вы не уснете. Я помешаю вам придумывать разнообразные страхи и пугать себя еще больше.
- Вам не нужно мое позволение...
Не пытаясь опровергнуть эти слова, он сел в близко придвинутое кресло, взял руку Гретхен, легко погладил ее пальцы. Странно, она не посчитала это дерзостью, напротив, это показалось так хорошо. Потянуло закрыть глаза, сбросить с себя все напряжение, отдаться успокаивающему теплу бережных рук... Скоро дыхание Гретхен стало сонным, тихим, мышцы лица расслабились. Сейчас ничто не говорило о тех страданиях, которые она терпела несколько минут назад. Щеки порозовели, будто и не покрывала их недавно смертельная бледность, разгладились темные стрелки бровей.
"Благодарю тебя, мать Гелла, - думал Ларт. - возможно, у тебя были ученики прилежнее, но не было более благодарного".

КОНЕЦ ВТОРОЙ ГЛАВЫ

май 2000

Продолжение. Глава III.

Начало романа и все произведения Раисы Крапп, опубликованные на этих страницах.

Раиса Крапп
http://www.raisa.ru/
Перепечатка без разрешения автора запрещена!

Copyright ©  WWWoman 1998 - 1999 - 2000

Вернуться на главную страницу журнала
Вернуться в рубрику "Современная проза"



Rating@Mail.ru