Rambler's Top100
РАИСА КРАПП
ПРИКОСНОВЕНИЕ ЗВЕЗД. Роман с продолжением.

ГЛАВА ПЕРВАЯ (Продолжение II)
...Пестрые наряды весело мелькали между деревьями сада. Вечерело, и в саду зажглись яркие газовые фонари. Но когда совсем стемнело, фонари вдруг погасли, а гости устремились из залов наружу - распорядитель объявил, что сейчас начнется фейерверк.
Оживление, вызванное известием, стихло, не стало смеха и шумных голосов - все притихли в ожидании зрелища. И все же - показалось - огни вспыхнули неожиданно. Ослепительные молнии взвились с земли в небо и рассыпались фантастической красоты соцветиями. Красные, белые, зеленые, голубые букеты расцвели на черном бархате ночного небосвода. Звезды померкли, затмившись их скоротечной красотой. Молчание ожидания вмиг сменилось восхищенными вскриками, возгласами восторга. А огни фейерверка взрывались в вышине, чтоб осыпаться звездным дождем, меркли, но навстречу им устремлялись новые огненные росчерки, чтобы расцветить небо еще более изумительным рисунком. На фейерверк нельзя было насмотреться, пресытиться им. И когда с треском разорвался последний заряд, выпустив сотни маленьких ослепительных шаров, люди в саду и перед домом еще смотрели в небо с ожиданием. Но снова вспыхнули фонари, означая конец дивного зрелища.
Гости оживились, стали делиться впечатлениями, снова зазвенел смех, из дома донеслись звуки музыки - маскарад продолжался, гостей ждали новые удовольствия и сюрпризы.
Следующим сюрпризом, сразу после фейерверка, стало появление некоего загадочного персонажа.На лице его не было маски, тем не менее, не представлялось возможным угадать, кто облекся в загадочный костюм. Его фигура оставляла впечатление мощи, хотя была совершенно скрыта платьем из темно-синего шелка.
Любопытствующим для обозрения оставались кисти рук, да на лице - узкая полоска глаз. Кого он представлял? Араба? Эфиопа? Его странный облик привлекал внимание в маскарадной пестроте. Да он, пожалуй, и сам хотел заинтриговать общество. Глаз не мог скользнуть мимо него. Мало того, что его темное платье резко контрастировало веселой цветистости праздника, сам он со скрещенными на груди руками медленно шел сквозь толпу, возвышаясь над нею. Веселье обтекало его, не затрагивая.
Он остановился поодаль от Гретхен и повернулся лицом к залу. Она обратила на него внимание, едва он оказался в поле ее зрения. Гретхен с интересом рассматривала таинственного незнакомца, уверенная, что маска надежно скрывает ее любопытство. И она тоже тщетно спрашивала себя, кто мог прятаться под столь загадочным костюмом. Когда она пришла к выводу, что это не может быть никто из знакомых, глаза незнакомца вдруг остановились на ней, и Гретхен поспешно отвела взгляд, будто он мог проникнуть к ней под маску.
Мимо Гретхен пронеслась хохочущая живая цепь, и кто-то решился дерзко нарушить подчеркнутую отстраненность неизвестного - цепь на мгновение разомкнулась, чтобы захватить в себя новое звено. Когда Гретхен обернулась, незнакомца уже не было - бесшабашный вихрь маскарада унес его прочь.
Барон уже опорожнил немало бокалов, едва ли он пропустил хоть один поднос с хмельными напитками, носимые слугами меж гостей.  И по всему видно было, что он намерен продолжать в том же духе. Он подошел к Гретхен с улыбкой, которую считал одной из самых своих обаятельнейших. - Что вы сидите, как клуша? - С улыбающихся губ слетело шипение. - Я хочу, чтобы вы танцевали без перерыва. Если вы собираетесь вести себя как дохлая рыба, дома я задам вам хорошую трепку.
- Так пригласите меня, любезный супруг, - проговорила Гретхен, - голос ее дрогнул от обиды, и ей стало досадно на это. - По-вашему, я должна сама приглашать кавалеров?
- Фи-и! Танцевать со снулой рыбой? Придумайте что-нибудь смешнее! Нет уж, позаботьтесь о себе сами, я уверен, вас это не затруднит. Да, не забудьте  время от времени ронять маску. Я хочу, чтобы все узнали в вас баронессу Ланниган.
Барон Ланниган отошел от Гретхен и сейчас же увлек в веселящийся круг даму в красном. Лишившись общества мужа, Гретхен едва сдержала вздох облегчения. У нее мелькнула мысль - не выйти ли в сад и побыть там некоторое время в относительной тишине и уединении. Но желание это было сейчас же отброшено прочь. Удалиться с глаз Ланнигана было бы крайне неосмотрительно. Разумеется, она должна оставаться здесь, в толпе, на его глазах. Она должна постоянно помнить о его даже незримом присутствии. А то, что сама она скоро потеряла его из вида, это вовсе не имеет значения.
Веселый, живой паспадок  сменился плавной, спокойной мелодией - распорядитель танцев решил дать передохнуть утомленным танцорам. И тут Гретхен снова увидела незнакомца в синем. Он шел сквозь толпу... к ней? Гретхен несколько оторопела, а он уже остановился перед ней.
- Надеюсь, этот танец у вас свободен, баронесса.
- Мы знакомы? - удивилась Гретхен.
- Нет, мы не были представлены друг другу. Но, к счастью, у маскарада свои законы, иначе барон Ланниган не оставил бы вас в одиночестве. Маскарад предполагает, что здесь никто никого не узнает, поэтому приглашая на танец незнакомку, я только соблюдая его закон.
- Но я как раз не незнакомка для вас! Как же вы разгадали, что я - баронесса Ланниган?
- А вот это останется моей тайной, с вашего позволения. Мой образ обязывает их иметь. Однако если эта тайна смущает вас, давайте считать, что я только что подошел и еще не произнес ни слова. Итак. Прекрасная незнакомка, могу ли я попросить у вас танец?
- Можете, господин Некто, - улыбнулась Гретхен  и подала ему руку.
Ее маленькая рука спряталась в теплой руке незнакомца. Ах, Гретхен не помнила, когда она в последний раз танцевала с таким упоением. Ее партнер двигался с удивительной легкостью и естественностью, будто не танцевал, а жил в танце. Руки его были бережны, но он держал ее с уверенной твердостью, может быть, даже - с самоуверенной. Гретхен прекрасно знала фигуры танца, но показалось - он ведет и руководит ею, и ей остается лишь следовать его желаниям.
Глаза его неотрывно смотрели на нее, будто и впрямь проникали под маску, искали ответного взгляда. Почему он смотрит так? Среди легкомысленного веселья и смеха - как глубоки и серьезны его глаза, не скрытые маской... Они как будто ищут чего-то или хотят сказать?.. А Гретхен, привыкшая прятать опущенный взор, сейчас не уводит своих глаз. И взгляд незнакомца не кажется ей дерзким. Для нее вдруг все перестало существовать кроме их двоих и влекущей, темной бездонности его глаз.
Сменилась фигура, дамы поменялись партнерами. Гретхен не слышала слов своего нового кавалера, сердце ее отчаянно колотилось. Ах, как страстно она желала вернуть так скоро промелькнувшие минуты... Его глаза... Она и забыла, что предстоит новая перемена фигур, и когда это случилось, не удержалась от радостной открытой улыбки, встретила ею своего партнера. Как тепло и добро он смотрел... Это и влекло Гретхен - она так мало видела теперь вокруг себя доброты. Гретхен вбирала в себя каждое мгновение танца, зная, что теперь долго-долго будет вспоминать их, и воспоминания эти будут одной из ее немногочисленных радостей.
- Баронесса, - вдруг нарушил молчание незнакомец, и Гретхен вдруг поняла, что за все время танца они не перемолвились и словом, а казалось, было так много сказано, - судьба готовит вам перемену к лучшему. Не испугайтесь, когда она придет.
- Это тоже роль вашего образа? - с легким удивлением проговорила Гретхен.
- Это мой искренний совет вам. Ни о чем не спрашивайте и ничего не бойтесь, - еще более озадачил он ответом, который совпал с последними звуками музыки. Он проводил ее к банкетке у  стены, склонился в почтительном  поклоне, приложив руку к груди.
- Благодарю вас за доставленное удовольствие, баронесса. Прошу вас помнить мои слова.
Гретхен озадаченно смотрела ему вслед.
"Как скоро все кончилось..." - печально подумала она, увидев приближающегося мужа.
- Поздравляю, сударыня, - язвительно проговорил он. - Вы в точности оправдали мое мнение о вас.
- Ваше мнение?
- Разве не вы отплясывали сейчас так самозабвенно?
- Я выполняла вашу волю, барон...
- С кем же вы изволили выполнять мою волю?
- Я не узнала этого человека. Он хранит инкогнито.
- Прекрасно! Вы ведете себя, как уличная девка, баронесса!
Ох, Гретхен слишком ясно представляла, какая отвратительная сцена будет дома, дрожь охватывала ее от одной только мысли об этом.
- Чего вы хотите от меня? - устало и безнадежно проговорила она.
- Чтобы вы вели себя достойно. Я никому не позволю смеяться за моей
спиной.
Гретхен не ответила, это не имело смысла - барону просто нужен был повод, больше его ничто не интересовало. Она подняла глаза, скользнула взглядом по залу, желая еще раз увидеть того человека... Но незнакомец исчез.
- Уйдемте, мессир барон, прошу вас.
- Потакать вашим капризам? - усмехнулся он. - Когда так было?
Веселитесь, любезная моя супруга.
Он повернулась к Гретхен спиной и удалился в толпу.
"Может быть, сегодня барон решится исполнить то, чего давно желает, - совершенно равнодушно, как о чем-то постороннем, не имеющем к ней никакого отношения, подумала Гретхен. - Вот и будет напророченная перемена к лучшему. Нет, она не боится. Пусть только смерть будет милосердной  и не принесет слишком сильных страданий...".

Начало романа и все произведения Раисы Крапп, опубликованные на этих страницах.

(Продолжение).

Раиса Крапп
http://www.raisa.ru/
Перепечатка без разрешения автора запрещена!

Copyright ©  WWWoman 1998 - 1999-2000

Вернуться на главную страницу журнала
Вернуться в рубрику "Современная проза"



Rating@Mail.ru