Rambler's Top100
………………………….Когда настало время прощаться, на автовокзале он вежливо отстранил меня от окошка билетной кассы, сказав, что хочет сам оплатить мой «обратный» билет, и, вручая мне этот билет, протянул также и деньги за билет «туда» и сказал: «ЗАМЕТЬ, ЧТО ТЫ НЕ ПРОСИЛА МЕНЯ ОБ ЭТОМ ЗАРАНЕЕ».

ПРОПУЩЕННОЕ:

…Когда я возвращалась домой после моего второго визита к нему, случилось невероятное: я сломала ногу! Никто другой не сломал бы ногу так, как я: просто стоя на ровном месте, даже не падая и не ударяясь…! Я уже была в России, на самой границе, на паспортном контроле. Забрала из рук пограничника мой паспорт, повернулась, чтобы идти к машине с той же самой финской коллегой, которая уже однажды подвозила меня, и вдруг что-то хрустнуло в стопе, меня пронзила боль, и я еле доковыляла до машины. Вскоре я уже была в «приёмном покое», мне сделали рентген и наложили гипс от стопы до колена.

Итак, я была почти обездвижена и вынуждена сидеть дома. Конечно, я позвонила в Финляндию и рассказала о происшедшем со мной моему финскому мужчине. В то время у меня не было домашнего Интернета, поэтому связь была возможна только по телефону. Что ещё оставалось делать, когда одна дома, передвигаться трудно, «и скучно, и грустно, и некому руку подать» - только читать,  смотреть телевизор, думать, разговаривать по телефону. Я тогда много передумала. Вспоминала наши встречи, общение, беседы, вопросы, ответы… Вспоминала свои ощущения, чувства, мысли… Когда уже находишься на расстоянии, можно вспоминать, анализировать, задумываться. И становится понятным, что некоторые позитивные моменты из прошлого мы сами себе наидеализировали в том прошлом, или, наоборот, что-то негативное на самом деле не так уж и плохо, как казалось в прошлом. Я думала о нём. Многое в нём, в его образе жизни, в манерах, в поведении было так отличительно от того, что я сама себе намечтала для серьёзных и романтических отношений. За всё время моего пребывания у него в доме ни разу не зазвонил телефон: ни один друг не позвонил ему, ни один родственник, ни один из детей. «Я – одинокий волк…», - говорил он сам о себе.  А я думала, что мы будем принимать гостей и наносить визиты к друзьям и родным…Так как утром ему не надо идти на работу, он может долго лежать и читать в постели. Когда я была у него, то мне тоже не надо идти на работу, но, привыкшая рано вставать, я не могу просто лежать – я бы с удовольствием вышла прогуляться утром, подышать свежим воздухом; я звала его на утреннюю прогулку, но он отвечал, что ему лень... Конечно, я могла бы выйти и без него, но мы ещё только-только начали наши встречи, наши отношения, и это так странно: приехать к мужчине, и выходить погулять без мужчины… А когда мы выходили погулять вместе, он лишь уступая моим просьбам шёл со мной именно погулять куда-то на природу, на холм, на берег озера. Его собственные маршруты ежедневных прогулок таковы: вышел из дома, прошёл 300 метров по улице – зашёл в супермаркет и прошёл его насквозь, иногда останавливаясь, чтобы прочесть заголовки газет; вышел из этого супермаркета,  прошёл 50 метров по улице – зашёл в другой торговый центр и прошёл его насквозь, иногда останавливаясь и разглядывая новинки; вышел из этого торгового центра, прошёл 100 метров по улице – зашёл в ещё один супермаркет, или в книжный магазин, или в спортивный магазин, или на рынок: покупать ничего не надо, ничего и не планировалось купить, просто зайти, пройти и выйти… Так, глядишь, прошло два часа, и он всё время двигался, и не сидел дома – прогулка. Но для меня это не прогулка, а бесполезная трата времени и сил! Вечером он никогда не приглашал меня ни в ресторан, ни в театр, ни в танцевальный клуб. Вечером он доставал бутылку виски и тихо, спокойно потягивал виски из стакана, опорожняя за вечер полбутылки… Смотрел телевизор со стаканом виски, сидел в сауне и возвращался к стакану с виски, разгадывал кроссворд со стаканом виски, выходил посидеть на балконе со стаканом виски… Он спрашивал меня, буду ли я пить виски – конечно, мой ответ был только «нет»: я бы лучше вышла погулять по вечернему городу, мы могли бы посидеть в кафе или сходить в театр… Но я слышала его полный достоинства ответ, что ПОСЛЕ ПРИНЯТИЯ ВИСКИ ОН НИКОГДА НЕ ВЫХОДИТ ИЗ ДОМА, ДАБЫ НЕ ОКАЗАТЬСЯ В ОБЩЕСТВЕННОМ МЕСТЕ В СОСТОЯНИИ ПОДПИТИЯ.
- Ты слишком много пьёшь – это плохо, это вредно для здоровья, это зря потраченные деньги, - говорила я. Но в ответ слышала, что ВИСКИ ПОМОГАЕТ ЕМУ ЗАГЛУШИТЬ БОЛЬ В ПОЗВОНОЧНИКЕ, И ЧТО ОН УМЕЕТ РАЗУМНО ТРАТИТЬ ДЕНЬГИ, ПОЭТОМУ ОН МОЖЕТ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ ТАКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ КАК ВИСКИ.
- А что делать мне, когда ты пьёшь и не уделяешь мне внимания? - обиженно спрашивала я.
- Ты не маленький ребёнок, а я не нянька. Если тебе скучно дома, иди и погуляй, где хочешь.
- Но я ничего ещё здесь не знаю. Куда я пойду?
- Ты ничем не интересуешься. Возьми карту города и изучи её. Тогда ты будешь знать, куда идти.
- Я не хочу ходить одна, я хочу с тобой, мне нравится гулять с тобой, когда наши руки соединены, и мы можем разговаривать обо всём.
- Вовсе не обязательно всё время ходить за ручку и только вместе, - парировал он.

Не то чтобы он был беспросветным пьяницей, хамом и букой. В том-то и парадокс, что он обладает большой харизмой, широким кругозором, глубокими и разнообразными познаниями, бывает с очень просветленным и приветливым лицом, бывает обходителен в обращении – на людях, в обществе. Но я уже успела повидать его и другим, когда становится понятным, что ОН НЕТЕРПИМ К ЧУЖОМУ МНЕНИЮ, ОТЛИЧАЮЩЕМУСЯ ОТ ЕГО СОБСТВЕННОГО, что ОН НИКОГДА НЕ ИЗВИНЯЕТСЯ ЗА СВОИ СЛОВА И ПРОСТУПКИ, что ОН ПРИЖИМИСТ И НЕ ЖЕЛАЕТ ТРАТИТЬ ДЕНЬГИ НА ТАКИЕ ПУСТЯКИ, КАК БУКЕТ ЦВЕТОВ, например, что ЕМУ ДОСТАВЛЯЕТ УДОВОЛЬСТВИЕ КРИТИКОВАТЬ  РОССИЙСКУЮ ПОЛИТИКУ, ЭКОНОМИКУ, РОССИЙСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И ВООБЩЕ ПОЧТИ ВСЁ, КАСАЮЩЕЕСЯ РОСИИИ, что ЕМУ НЕ ХОЧЕТСЯ ПОДАВАТЬ МНЕ ПАЛЬТО, ОТОДВИГАТЬ СТУЛ, ОТКРЫВАТЬ ДВЕРИ, ОТКРЫВАТЬ ДВЕРИ МАШИНЫ ДЛЯ МЕНЯ. Меня это очень неприятно удивляло, и я говорила ему об этом, но он начинал злиться, отвечал раздражённо, и простое замечание перерастало в конфликт.  Между нами уже установились и интимные отношения, принесшие мне много приятных открытий, и я переживала неведомые мне доселе сладостные чувства сексуально удовлетворённой женщины, сознающей свою сексуальную привлекательность; и он признавал, что мы на редкость гармонично подходим друг другу для интимной близости, и в ночные часы он ласкал мой слух нежными и сладкими словами в мой адрес… И я уже сказала ему, что мои намерения познакомиться с мужчиной были гораздо серьёзнее, чем просто визиты друг к другу, что я мечтаю о семье, о взаимных обязательствах, о преданности друг другу, о жизни вместе. Он отвечал, что можно и пожениться, если всё будет хорошо… Я, затаив дыхание, ждала продолжения этиx слов, но он замолкал. Так было пару раз, больше я разговоров на тему брака не заводила, не желая навязываться. Вот так всё было. Всё было хорошо, всё было не очень хорошо, всё было плохо? Я не знаю. Я сидела дома со сломанной ногой, я думала о нём, я мечтала о хорошем, я не хотела, чтобы было плохо, я ждала его, я хотела быть вместе с ним, я надеялась, что мои мечты о безмятежных, стабильных и продолжительных отношениях и о браке с ним вполне осуществимы.

Мы часто перезванивались. КОНЕЧНО, ЗВОНИТЬ ИЗ РОССИИ В ФИНЛЯНДИЮ – ДОРОГО, НО ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ. Он переспрашивал о моём состоянии, давал советы по уходу за сломанной ногой, рассказывал, что уже подал заявление на визу в Россию, говорил, что приедет ко мне, когда документы будут готовы. В конце мая гипс сняли; я ходила, почти не хромая, хотя и быстро уставала. В один из дней его виза была готова. Зная о трудностях, с которыми сталкивается неопытный финский турист-автомобилист при пересечении Российской границы, я любезно предложила ему встретиться у границы на финской стороне, чтобы ехать в Россию вдвоём – тогда он не будет один на один с неизбежными труднопреодолимыми формальностями. Он обрадовался такому предложению и признал, что так было бы лучше. И вот в те предшествующие его приезду ко мне дни я опять ощутила в душе то двойственное чувство, какую-то расщеплённость: с одной стороны – предвкушение продолжения, с другой стороны – тоскливое осознание, что уже очень многое не так, как хотелось бы. Я вновь думала, о своих ошибках: НЕ НАДО ТАК БЛИЗКО СХОДИТЬСЯ С МУЖЧИНОЙ, КОТОРЫЙ ТАК ВО МНОГОМ НЕ СООТВЕТСТВУЕТ МОИМ КРИТЕРИЯМ; НЕ НАДО ТРАТИТЬ СВОИ СКУДНЫЕ СРЕДСТВА НА ДОЛГИЕ ТЕЛЕФОННЫЕ РАЗГОВОРЫ С НИМ; НАДО КАК-ТО ДОВОДИТЬ ДО ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО КОНЦА И БЕЗ ВЗАИМНОГО РАЗДРАЖЕНИЯ ВСЕ ТРУДНЫЕ РАЗГОВОРЫ; НАДО ПРЕЖДЕ ДОГОВАРИВАТЬСЯ О ПРЕДСТОЯЩИХ ДЕЙСТВИЯХ, А ПОТОМ ДЕЙСТВОВАТЬ… Но даже очень умные люди совершают ошибки…

… И он приехал. Я ждала его на финской границе, чтобы облегчить ему пересечение российской границы. Когда мы подъехали к дому, в котором я живу, я не испытывала никакого «комплекса неполноценности» от убожества как внешнего вида здания, так и внутреннего содержимого моей квартиры – просто сказала: «ВОТ КЛЮЧИ ОТ МОЕЙ КВАРТИРЫ – Я ИХ ЗАКАЗАЛА СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ТЕБЯ……………………………


ВЕРНУТЬСЯ И ПРОДОЛЖИТЬ ЧТЕНИЕ





Rating@Mail.ru