Rambler's Top100
Наталья Драйвер

О ДЕВИЧЬЕМ, О НАБОЛЕВШЕМ

    Международный автобус, совершающий рейс Кельн-Москва был переполнен. В Висбадене подсела еще группа панкующих подростков, едущая по обмену школьниками в Смоленск. Немытые и нечесанные, в одежде, которую в России даже не наденет бомж, они вели себя в автобусе по-хозяйски. Моя соседка, пятнадцатилетняя Ани, вся увешанная колокольчиками, как новогодняя елка, без конца целовалась со своим соседом с паралельного сидения. Когда они,
наконец-то решили объединиться, и попросили поменяться местами, я   вздохнула с облегчением. Моей новой соседкой стала круглолицая девушка с большими печальными глазами, как выяснялась моя землячка из-под Абакана. Она ехала в гости к маме и считала каждый час, торопясь приблизить минуту встречи с родной землей.

    А торопилась она, по нашим меркам, далеко не в счастливое лоно семьи. 7 лет назад на производстве погиб отец. Мать осталась с шестью детьми. Младшему исполнилось в это время всего месяц. Старшей Марине, так звали мою соседку, в это время сравнялось 18 лет. Она поступила в Абаканский педагогический институт на факультет иностранных языков. Ждать помощи было не откуда. Общежития не было. Жила у старушек, помогая по хозяйству, чтобы поменьше платить. Похоронила двух из них. Причем все похоронные тяготы падали именно
на нее. Родственников почему-то не оказывалось. Они объявлялись только после похорон, чтобы поделить имущество.

    -Так промыкалась я,- говорит Марина,- до четвертого курса. Где только не работала, и уборщицей, и техничкой, и сторожем. Приезжала домой на каникулы. И мама бежала занимать сахар у соседей, потому что в доме нечего было есть. И я снова шла подрабатывать. Ни о каких парнях не было и речи, хотя дурнушкой никогда не была. Уверенно это говорю, потому что выиграла огромный конкурс, когда набирала стюардесс на местные авиалинии. Мало того, что медицинскую комиссию проходила полгода. Так еще пришлось держать экзамен и на знание
языков, на умение держаться и общаться с пассажирами. Еще многое другое. По-моему сегодня так строго даже в манекенщицы не отбирают. Но я выиграла и была счастливой некоторое время.

    Но надо было учиться дальше. На четвертом курсе, видя мое бедственное положение, декан предложил мне поехать  поработать воспитательницей по приглашению в немецкую семью на год. Я решила, что хуже не будет. В Германии я живу уже три года. Я студентка факультета германистики в университете Констанца. Это прямо на границе со Швейцарией. Вначале мне
все страшно нравилось; и чистенький маленький город, и семья, в которую я попала. Работы было не очень много, по нашим меркам, к тому же в доме у меня была комната с отдельным выходом, питалась я вместе с семьей, меня пригласившей, и даже получала 400 марок в месяц. То есть было неплохо. Но контракт закончился, однако, я решила остаться, потому что знала, учебу в
России мне сейчас не потянуть. Осталась и тут началось...

    Закончилась виза, официально я не имела права работать. Это преследуется по закону. Конечно, можно работать в черную, но платят за это намного меньше. Хозяин ведь тоже рискует. Я решила учиться дальше, тем более, что студентам подрабатывать разрешается. Поступить-то я поступила, мне даже засчитали мою учебу в России, но началось самое трудное. Надо было где-то жить и что-то есть. Кроме того, покупать учебники, да и элементарно ездить на занятия. Было время. что мне не на что было купить хлеба. А тут пришла телеграмма, утонул мой младший брат. Наскребла некоторую сумму денег и отправила на похороны, ехать самой было не на что. Сейчас живу в общежитии. Чтобы поехать домой последние месяцы работала горничной за 14 марок в час.

    За день так уставала, что еле передвигала ноги. Но я знала, что надо потерпеть, а потом я поеду домой. Поеду как богатая. Потому что всем своим накупила подарки. Даже продукты везу, хочу свою бабушку хоть раз в жизни деликатесами покормить. Как мне здесь бывает трудно, рассказывать дома не буду. У них своих проблем воз. Старший брат запил. Остальные тоже болтаются без серьезного присмотра. Мама совсем устала от безденежья и проблем. А ей всего
45 лет. Но я так хочу в деревню к бабушке. Представляешь, я смогу не думать, как заработать деньги, вообще не думать, только лежать. читать, помогать по хозяйству. Я дома по-настоящему счастливая. И все нервное напряжение куда-то уходит, я перестаю дергаться и без конца курить.

    -Ты же такая симпатичная, наши девушки ведь за рубежом нарасхват. Тем более учитывая наш российский менталитет, нашу готовность служить мужу. Неужели ни разу не влюблялась? - Влюбляться влюблялась. Но опять же по-русски, с тоской, с переживаниями, с бесконечными слезами. Они оба были моложе меня, тоже студенты. Один югослав, другой еврей. Они чувствовали мою слабость и сразу садились мне на шею. И я по русской привычке тащила и их. Теперь все, больше не плачу. В Германии этого не понимают. Я стала гораздо рациональнее
и умею считать деньги, которые очень тяжело зарабатываю. Подруг у меня здесь нет, только знакомые. Все русские или украинцы. Ребята собираются назад, не смогли приспособиться. Одна знакомая русская, действительно, вышла замуж. За богатого без всякой любви. Но она все рассчитала, она хотела хорошо жить и получила это. Сейчас она оберегает Томаса от встреч с нами, русскими, боится, что мы его отобьем.

    Томас парень неплохой, дай бог им счастья. Только Лариску как подменили, стала жадная и завистливая. Но она хотела именно такой жизни. Значит ее это устраивает. А вообще сказкам про то, что русских девушек очень любят иностранцы, не больше чем сказака. С нами местные не знакомятся. Мы здесь люди не первого сорта. Ну может переспать и пригласят, а вот чтобы жениться или просто жить семьей, так единственный случай - Лариска. Но она все просчитала. Конечно, будучи у нас в России, немцы охотнее идут на контакт, а в Германии они нас избегают. Мы живем в разных средах, которые практически не соприкасаются. Конечно, бывают и исключения. Марина посмотрела на меня с хитринкой и полезла в сумочку. Посмотри, мой жених. Она протянула мне фотографии симпатичного парня. Я хочу сообщить маме, что собираюсь замуж.

    Встретились они случайно. Преуспевающий 26-летний инженер, выходец с Мальты, приехал в университет Констанца по делам. Стоял в коридоре. Марина шла с занятий. Он запросто к ней подошел. Почему? Поразили грустные оливковые глаза и женственность линий. Он потом мне сказал,-говорит Марина, - что устал от плоскогрудых и мужеподобных немок, сошедших с ума на карьере. Он хотел просто женщину, которая могла бы стать матерью его детей. Немки,
кстати, всячески отказываются от рождения детей. Они хотят жить для себя. Именно поэтому распалась первая помолвка ее жениха.

    - Я не могла поверить, что этот красивый спортивный парень приезжает ради меня из Кельна. Ведь это 5 часов езды на машине. Рядовой немец себе этого никогда не позволит. Но мой новый друг ездил часто и часто звонил. Я знаю, сколько это стоит. А потом я была в его доме в Кельне. Представляешь, когда мы подъехали к автозаправке и он отдал за бензин 150 марок, мне чуть плохо не стало. Я за эти марки должна несколько дней работать. А потом мы покупали вместе продукты. Знаешь, я впервые была счастлива здесь в Германии. Нет, я пока не люблю его, но мне с ним спокойно. Я чувствую себя впервые женщиной. Но я боюсь. Ведь я все еще верю, что семья рождается по большой любви, поэтому я в сомнениях. А мой жених твердит, срочно жениться.

    Он хочет семью, хочет детей. Он предлагает мне перейти в университет Кельна. Он оплатит мою учебу. Знаешь, что он мне сказал на прощание? «Если вдруг случится, звони хоть из Сибири, хоть с Северного полюса, я тут же приеду». Да, немногие женщины могут похвалиться такой готовностью мужчин на самоотдачу ради любимой, чуть с завистью сказала я. «Сейчас у меня каникулы - а потом посмотрим», - закончила Марина.

    Мы еще долго говорили о разных вещах. О детях, о будущем. После каждой остановки она говорила мне, знаешь, здесь в автобусе все ругают Россию, восхищаются Германией, а я не могу насмотреться. Здесь мне все родное. Я чувствую себя дома. Я такая же как все. Мне ничего не надо доказывать. Я - часть этой страны. Пусть не такой чистой, как Германия. Меня заставила искать другую судьбу тяжелая жизнь в России, в Германнии я получила еще более тяжелую. Мне кажется, что я уже наработалась на всю жизнь. Если я закончу образование, мне легче будет найти работу в Германии. Дома в Абакане мне ничего не светит, там нет, как в Новосибирске, совместных предприятий, где мои знания пригодились бы, и я смогла бы достойно жить.

    Мне же еще братьев поднимать, кто им, кроме меня, поможет? Наверное, придется жить в Германии. Ну, а если сложится, выйду замуж, хотя до сих пор не верю в свое счастье. Неужели бог наградил меня за все мои страдания и за терпение?

    Мы очень тепло расстались с Мариной. Я пожелала ей ни пуха ни пера, а про себя подумала: «Дай бог тебе счастья», - ведь именно о таких женщинах пишут восхищенные иностранцы, удивляясь красоте, уму и жертвенности нашей слабой половины, которая на поверку оказывается совсем не слабой. Моя 16-летняя дочь, помахав Марине рукой сказала, - нет, на такой подвиг я не способна. Не хочу я ни в какую Германию... Даже замуж. Слишком уж тяжело это счастье
зарабатывается...

Наталья Драйвер

ИСТОРИИ ЛЮБВИ

Copyright © WWWoman 1998 - 1999 - 2000

КАТАЛОГ ПЕРВЫХ ЖЕНСКИХ САЙТОВ


 


 


Вернуться на главную страницу журналаWWWoman





Rating@Mail.ru