Rambler's Top100
Настя Николаева
....
Телец не уходит первым
Рассказ
..Любовь – это эгоизм на грани фола.
.
     Меня нужно знать. Понимать – проблематично. Любить – не обязательно.  Просто знать, чтобы отличить от других. Вот я – стою у выхода эскалатора, с маленькой сумочкой и только что приобретенным двухтомником Стефановича-Тополя, и жду Сергея. Он должен появиться с минуты на минуту, он очень пунктуален – как и я. Его школьный друг подкинет нас в МРЭО, что находится в такой попе – да простят меня служащие по адресу Шоссе Революции, 85, а я им многое прощаю от бессилия - куда не добраться общественным транспортом – только на автомобиле, а друг предложил  подбросить на своей девятке. Почему мы не на машине? Потому что только что получили права и еще не успели обзавестись «лучшим другом человека».
     Сергей появился – молодой, красивый, спортивный, богатый, IQ – 149.  Бачь, Америка, сколь гарны хлопцы с дипломом экономиста и мышлением программиста еще не уехали в твои мак-биговские заросли в свои 23 года! С таким лицом – только в менеджеры Arthur Andersen’а – так не хочет! Не будет, понимаешь, свободного времени на стратегические игры и меня, единственную. Мы знаем, как там наши сокурсники вкалывают, лично общались.
     Я забыла сказать, что я – его жена. Официальная. Аж месяц. С хвостиком. Мы зарегистрировали наш гражданский брак, потому что мой студенческий норвежский вид на жительство истек, а его аспирантуре позволялись еще полтора года легального пребывания в этом прелестном королевстве, к которому мы оба успели  нежно привязаться. Потому что если бы мы не сделали этого месяц назад, мы не сделали бы этого еще много совместно прожитых  лет – так как оба мы тянем все до последнего, до конца сомневаемся и задаемся вопросами типа «а зачем?». Потому что уже больше года назад в ресторане Angel на набережной Лас Пальмаса  в день всех влюбленных, а вернее, в вечер – с плеском волн черно-синего моря, панорамой мыса острова Гран Канария, обслуживанием только нас самым сексуальным (на мой вкус) и профессиональным (на его) молодым испанцем-официантом  -  он сделал мне предложение (я плюну в глаза всем, кто скажет, что это – не романтично в кубе!), которого я логично ждала после трех совместных лет жизни и кучи не менее объединенных планов на будущее, и трогательно согласилась.
     Как тривиально – первая же мысль:  глупая девочка, которой «поперло так поперло, в особенности с богатым женихом. Золотая медаль за школу, 17 лет – прощай, мамочка! - иняз, правда брошенный «на самом интересом месте», военмех – конечно, менеджмент, дневное = общага-институт-общага, наконец, на третьем курсе благодаря праведным трудам – стипендия и кредит на двухгодичное обучение в Скандинавии – вот оно, будущее, без голода в желудке – с тремя языками, приличным образованием и отсутствием затравленности в глазах на интервью с работодателем! И поездка эта с любимым наполовину мною оплачена. Из гордости остаточно-русской. Из практичности показательно-скандинавской. Так что кто кому еще более признателен – неизвестно. И, возможно, кто-то, и стрекоза, а я, к сожалению, муравей…
     Мы вышли на Ладожской. Солнце в глаза, весна вокруг – пусть питерская, но весна же! Безличный для меня друг шагнул к нам от своей машины…
     Говорят, чтобы избавиться от любви с первого взгляда, надо посмотреть второй. Я посмотрела. Не помогло. У Марио Пьюзо так молодой Майкл Корлеоне столкнулся с Аполлонией. Правда, то было на Сицилии, а у нас, извините, самый поганый климат во всей Европе, кроме Бергена. Правда, Аполлония плохо кончила. Или Майкл – как посмотреть? Но мне какая разница? «Я дышу, и значит, я люблю. Я люблю, и значит, я живу» - еще наш знаменитый бард хрипел, и у него музой была не кто-нибудь, а Марина Влади, с которой мы одного знака зодиака и вообще мое лицо – ее типаж, по заверениям знакомых французов.
     Мы неслись по городу, я смотрела в заднее зеркало, в котором отражались глаза водителя и думала страшную мысль: если я уже испытываю полуобморочный оргазм только от того, что еду с ним в его машине, что же было бы, если… От этого я ужаснулась и перевела глаза на затылок моего Сережи – первого и единственного мужчины в моей жизни в течение нескольких лет, с точкой отсчета в ту  весну нашей юной любви, когда он сделал меня женщиной.
     Я очень лояльна по отношению к своему избраннику. Vice versa. Он – преданный и моногамный телец, а мы оба – дуальны, и нет мне прощения, что выбрала себе тщательно и сознательно это тождество. Большинство решений основывается на отсутствии альтернатив. У меня альтернатива была, хотя издевательство – называть счастье с любимым человеком – альтернативой, но я как последняя дура решила, что мне нужен этот чужой с бездонными непроницаемыми глазами, в которых только – над пропастью во ржи… У меня был тыл, а я имела наглость расслабиться и оживить свою предсказуемую любовную текучку. С моим раздутым самомнением и много раз подтвержденной на практике незыблемой верой в свою неотразимость я пошла на поводу у своей нехилой фантазии. Тщеславие требовало крови.
     Есть элементарный закон жизни: каждый мужчина в своей жизни хочет убить мамонта, а каждая женщина хочет получить того мужчину, который уже убил мамонта. Я могу сказать определенно: Он убил мамонта. Я хотела получить его в свой список побед. Я вцепилась в мысли о нем мертвой хваткой, и они не заставили себя ждать. Он приснился мне следующим утром, и прервал меня телефон, в трубке которого на мое сонное «алло» ответил его, еще не исчезнувший до конца в моем сне, голос. Меня ударило хорошим зарядом тока, и я готова была брякнуть «Андрей, ты только что снился мне» - я всегда говорю то, что первым приходит в голову - но вовремя остановилась, так как звонил он Сергею.
     Уж сколько раз твердили миру женщин: "лучше мужчин к себе долго не подпускать близко, только так можно влюбить их в себя по-настоящему"*. Или еще та стратегия: "если не хочешь проиграть – будь гордой и умей ждать, не проявляя явной инициативы"*. А если – нет цели – выиграть? А если времени – нет?! Осталась – неделя, и прощайте, Питер, гонки на выживание по Невскому району на собственном новеньком гольфе, гаишники, Пассаж, молдавские вина, личный стоматолог, друзья, с половиной которых так и не удалось встретиться в этот заезд и… Андрей, который так и не успел озариться мыслью, что не только Сергей – его друг, но и в моем лице он приобрел…мягко говоря, маленькую проблемку? Уехать без расставления точек над «i» – не-а. Это – мое любимое занятие.
     Накануне нашего с Сергеем отъезда – моя новая виза была готова - мы втроем оказались в ночном клубе. Андрей собирался появиться с подругой, и я загадала: если ее не будет, то что-то между нами наконец-то произойдет – поцелуй? Неправильно думать «если…». Нужно всегда говорить «когда…». Так легче. Проверено. По закону подлости, он был один.
  "Самое грустное, что женщина редко бывает удовлетворена тем, что имеет. Если у нее в семье все прекрасно, ей в дополнение хочется романтики, ухаживаний, ярких впечатлений. Любовница, все это имея, все равно недовольна своим положением – ее тянет к стабильности, определенности – к браку"*. Ну а весной каждый живой организм просто обязан сойти с ума. «А я тоже учился когда-то в военмехе – почему мы не встретились с тобой тогда?», «но ты замужем за Сергеем» - эти его слова заставили меня действовать.
     Женщины могут все. Но некоторые – стесняются. Я – не стесняюсь никогда. Сама загнала себя в угол – давай, выкручивайся! И я сказала ему об этом. И о многом другом, о чем не следовало ни в коем случае говорить. Но у меня не было другого выхода: я бы потом считала себя неуверенной в собственных силах. А так я всего лишь поняла, что ни черта не понимаю в мужчинах.
     Вечер кончился моим моральным падением: я поцеловала другого мужчину, кроме своего мужа, первый раз за много лет. В первом грехе виноват не змей и даже не то дурацкое манящее яблоко – виновата Ева, бесповоротно. Интересно, что ничего не было сказано об ее угрызениях совести после…
     Наступило утро. Я поняла, что после моего вчерашнего выкидона, да еще подкрепленного девятью бокалами Токайского, сам он ко мне не подойдет, и назначила встречу сама. Прежде, чем залезть куда-то, подумай, как ты оттуда вылезешь. Вылезть не получилось. Я не знаю, чего я ждала от этого непонятного мальчика, но то, чего я ждала и боялась – решительного объяснения - не произошло. «Много бы тут нужно  казать, но слова ничего не сказали, а взгляды сказали, что то, что нужно было сказать, не сказано».
- Ты мне нужен! И я чувствую, что между нами есть притяжение. Я не раскаиваюсь о сказанном вчера. – Я смотрела на него квадратными глазами, и сердце прыгало где-то в горле.
- Извини, но я не понимаю, откуда у тебя такие мысли. Мне нравятся все девушки. Ты ошибаешься. Как ты себе представляешь отношения людей, если у одного из них нет чувств?
Мертвых принцесс никому не жаль… И если с первого раза не получилось, то парашютный спорт не для вас. Я почувствовала себя маленькой девочкой четырех лет, кричавшей заносчиво: «Я все знаю! Спросите меня!» школьникам-мальчишкам на нашей улице. «А ты знаешь, что такое дифилинциал? Мой старший брат знает!», - победно заключил один плохиш. Я расплакалась, осознав, что я ничего в этой жизни не знаю, и испытав жгучее желание знать этот проклятый дифф… Я выросла и  узнала. Ну и что? Мне это надо? Лучше бы объяснили, как выкручиваться из таких ситуаций.
- Ты ведь любишь Сергея?
- Да, конечно! – я вернулась на землю, но вопрос меня разозлил.
- Возвращайся домой, к нему - он тебя очень любит, - он дотронулся до моего обручального кольца. Его глаза, какие это были глаза – непроницаемые и холодные!
Я вспомнила о Сереже. Мелькнула мысль, что я была бы глубоко несчастна, если бы  дорогой мне человек, которого я знаю столько лет, сейчас сидел в кафе с моей подругой и объяснялся ей в своих чувствах. Запахло элементарным предательством – с моей стороны. Я взяла себя в руки, испытав сильное облегчение от того, что самое трудное осталось позади. Андрей подвез меня до дома.
- Увидимся через полгода.
 Я ждала Сергея как Понтий Пилат рассвета. После истерики и признания мне стало гораздо легче.
«Ты подумала о том, в какое идиотское положение ты поставила всех нас?»,  - Сергей был корректно-ясен, как всегда.
«Прости мне это увлечение. Ничего не было. Это только мое воображение. В первый раз – и в последний»
«Я надеюсь. Не плачь. Я люблю тебя. Я никогда не уйду от тебя первым».

Мы с Сережей  проходили таможню на русско-норвежской границе, и я думала, что бы было, если бы Андрея пептиды влечения ударили в мозг так же, как и меня и он предложил остаться с ним? Смогла бы я перечеркнуть мое счастливое время, бросить все и испытать себя заново в ужасном, страшном, но сильнейшем по эмоциональности прыжке без страховки с незнакомым партнером? Я знаю ответ: «нет». Потому что телец не уходит первым.

*Цитаты из журнала "WWWoman - newwoman.ru"

12 июня 2000    06:38.
 
 

Перепечатка без разрешения автора запрещена!

Copyright ©  WWWoman 1998 - 1999 - 2000
Вернуться на главную страницу журнала
Вернуться в рубрику "Современная проза"



Rating@Mail.ru